Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз



BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


 



Дневник доцента

  • Архив

    «   Сентябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30        

На павловских озерах


 
В этой статье я продолжу рассказ о проверке состояния водоемов нашей области на предмет заиления и зарастания (эфтрофикации) с помощью флуорометра «Algae tarch”, позволяющего определять в воде концентрацию сине-зеленых водорослей и общую концентрацию водорослей. Первые могут обходиться без кислорода (ученые называют такие организмы анаэробами), и их высокая концентрация в воде говорит о явной нехватке этого жизненно необходимого вещества, что может весьма губительно сказаться на других водных организмах. Кроме того, сине-зеленые водоросли выделяют вредные и даже ядовитые для других водных обитателей вещества.
На этот раз предметом наших исследований стали павловские озера Тамбовское и Тахтарка. Тем более, что в жизни этих озер в этом году уже произошли серьезные изменения. Об этом мы расскажем чуть поподробней.
С озером Тамбовским, расположенным почти в центре старого Павловска, у меня связаны многие воспоминания детства. Тогда в 70-е годы это было практически полностью заросший тростником и рогозом водоем с обилием лягушек. На озере держались домашние утки, а его вода использовалась местными жителями для полива огородов. Рыбы в озере не было.
В настоящее время идет полным ходом реконструкция озера. Экскаваторы вовсю прочищают озеро вдоль берегов, одновременно спрямляя береговую линию. Вдоль берега видны настоящие бурты синей глины, извлеченной со дна озера и являющейся весьма ценным удобрением.  
Лягушек в озере также много, а со слов местных жителей мы узнали, что в озере обитает рыба — караси, лини и сазаны. Невзирая на шум, производимый строительной техникой, посреди озера с невозмутимым видом плавают взрослые выводки крякв и лысух.
Нас встречают журналисты местной газеты и председатель местного ТОЗ. Мы коротко рассказываем о своих целях и приступаем к измерениям. Результаты оказываются для нас неожиданными. Концентрация сине-зеленых водорослей оказывается ниже, чем в воронежских прудах в 5 — 15 раз, а общая концентрация водорослей — в 6 — 12 раз. Не видно здесь «бород» и «подушек» нитчатых водорослей, в изобилии встречающихся на пруду в Центральном парке Воронежа.  
Можно сказать, что в Тамбовском озере, презрительно называемым многими местными жителями болотом, практически кристально чистая вода. Такая ситуация заставляет нас задуматься! Вероятной причиной такой чистоты может стать то, что в процессе очистки были освобождены забитые ранее илом и глиной протоки родников. Родниковая вода разбавила застоявшуюся воду, способствуя обогащению её кислородом. Соответственно численность анаэробных сине-зеленых водорослей снизилась.
На одной из лавочек, стоящих вдоль берега, мы замечаем двух пожилых местных жителей и не удержались, чтобы не спросить их мнения о ведущейся реконструкции озера.
- Ну, если вон ту траву не уберут — глубокомысленно тычут пальцами наши интервьюеры в несколько куртин речного тростника, растущего почти у самой середины озера — то никакого толку не будет!
Честно говоря, у меня такой взгляд на экологическую обстановку вызвал легкое недоумение!
На пути от Тамбовского озера нам попался ещё один более молодой абориген, находящийся под явным хмельком. Он очевидно знал моих спутников, людей известных в Павловске.
- А вы чего здесь гуляете? С озера идете? - потом слегка окосевший взгляд задержался на моей скромной персоне. Далее прозвучало почти со злобой — Смотрите, асфальта не будет, всем плохо будет!
Вероятно, сей тип принял меня за кого-нибудь из депутатов, накануне выборов в местные советы проявляющих не всегда уместный интерес к проблемам, на которые они ранее не обращали внимания.
Следующее утро мы встречаем на берегу озера Тахтарка, считающимся одним из самых живописных мест в окрестностях Павловска. А такого обилия белых кувшинок в наших краях ещё мало где встретишь.
В последний год там тоже происходят изменения, но несколько иного рода. Засушливое бедное на дожди лето вызвало понижение уровня воды и заметное повышение её температуры. Это вызвало бурное размножение водорослей, местами покрывающих поверхность воды довольно толстым слоем. Цвет воды в других местах также был с явным изумрудно-зеленым оттенком, почему-то не вызывающим положительных эстетических эмоций.
Вдоль берега лежал слой из погибших брюхоногих моллюсков шириной не менее метра. Полоса грязи вдоль берега местами была настолько толстой и вязкой, что затрудняла доступ к воде. Для своих измерений мы были вынуждены пользоваться бобровыми проходами, по которым озерная вода подходила к прибрежной растительности, где почва была более твердой. Иногда нам попадались кабаньи порои и следы норок.  
Пожалуй, самое большое впечатление на нас произвела картина в северо-западном углу озера (имеющего форму подковы). Здесь обнажившееся вследствие засухи дно тянулось на многие сотни метров. Оно уже покрылось трещинами, делившее бывшее дно озера на пугающе правильной формы многоугольники. Лично у меня возникли ассоциации с местечком Дадиа во Вьетнаме, «Дорогой гигантов» в Северной Ирландии или …. пустынными такырами в Бадхызском заSvW1a1JQ8Ow.jpg IMG_3279.JPG IMG_3270.JPG IMG_3272.JPG IMG_3264.JPG IMG_3258.JPG IMG_3256.JPG IMG_3255.JPG IMG_3253.JPG IMG_3247.JPG IMG_3238.JPG IMG_3233.JPG поведнике. Здесь же мы увидели другое зрелище — отчаянно борющиеся за жизнь растения кувшинок, оказавшихся на сухом месте. Они приподняли листья над землей почти вертикально. При этом площадь листовых пластинок была заметно меньше. «Если зимой снег не выпадет, то все померзнут!» - грустно замечает мой друг.  
Уровни замеров оказались вполне ожидаемыми. Концентрации сине-зеленых водорослей здесь оказалась выше чем в Тамбовском озере в 7 — 475 раз (!!!), а общая концентрация водорослей — в 1,2 — 63 раза (!!!). Как говорится, не прибавить, не убавить! При этом наибольшая концентрация водорослей наблюдалась в непродуваемых ветром затонах, а меньшая — возле мысов. Также сравнительно небольшая концентрация водорослей наблюдалась в более мелководной северо-западной части озера, чему мы пока не нашли вразумительного объяснения.  
Во многих местах у берега мы неоднократно видели брошенные пластиковые бутылки, стаканчики и прочий мусор. Нам подумалось, что здесь нелишним будет провести «Plastikwatchig”, о котором я уже писал в некоторых своих постах за прошлый год.  
Уже возвращаясь из последней точки замеров, мы ощутили явный запах дыма. Через минуту нашим глазам предстало жуткое (хотя, увы, нередкое!) зрелище опустошения, произведенное пожаром, ставшим результатом человеческой халатности или злого умысла (я и такого не исключаю!). На месте старого яблоневого сада царило страшное пепелище с лежащими обгоревшими стволами деревьев. Кое-где от стволов или пней ещё шел дым. А страшно  подумать, что было бы, если б огонь дошел до соснового леса!
Удрученные этим зрелищем мы выходим на берег озера. Здесь нас приветствуют два юных рыбака, оказавшиеся учениками моего друга. Мы просим их показать свой улов. Среди пары десятков небольших серебряных карасиков замечаем ротана. Эта небольшая рыбка стала символом очередной экологической проблемы, которая учеными называется интродукцией чужеродных видов. Завезенный любителями аквариумистами из бассейна Амура в европейскую часть СССР в начале ХХ века ротан быстро освоил водоемы Подмосковья, а затем продвинулся в соседние регионы. И везде эта маленькая рыбка вызывает большие проблемы, буквально вытесняя местную ихтиофауну. «Кричат караси про беду, коли ротан в пруду!» - писал воронежский писатель натуралист М. Калугин. Благодаря своей уникальной выносливости ротан способен переживать самые неблагоприятные для других рыб условия, может долго обходиться без воды, зимовать, вмерзнув в лед и одновременно питаясь икрой других рыб. В Подмосковье и других областях центра России есть водоемы, где уже нет другой рыбы, кроме ротана!
Завершая своё повествование, могу отметить, что мне редко когда удавалось наблюдать за время одной короткой экскурсии проявления сразу четырех экологических проблем, имеющих глобальный характер: эфтрофикацию водоемов, загрязнение пластиком, лесные пожары и интродукцию чужеродных видов.  

Воронежские пруды после очистки


 
О проблемах постепенного заиления и зарастания (ученые называют это эфтрофикацией) прудов в Центральном парке и на территории памятника природы «Сквер у озера» сейчас «жужжит» весь воронежский интернет. Достаточно набрать в гугле «воронежские пруды», «пруды воронеж», «пруды воронеж очистка», «пруд центральный парк воронеж», как поисковик вывалит вам ни одну сотню постов из социальных сетей, подавляющее большинство которых будет панически-негативного характера типа «воронежские пруды покрылись тиной», «рыба задыхается в пруду Центрального парка», «пруд на Ленинском проспекте спустили», «подпишите петицию против спуска пруда на Ленинском проспекте», «вода в пруду снова цветет, а властям все равно» и т. д. и т.п. Не оставили без внимание наши небольшие пруды и официальные СМИ, регулярно выпуская репортажи о проводимой очистке прудов, публикуя сметы затрат, успокаивая граждан заявлениями типа «рыбу выпустили в водохранилище», «черепах отдали в зоопарк».  
Однако страсти не утихают! На власти сыплются уже ставшие традиционными (и, наверно, не лишенные основания) обвинения в некомпетентности, в «отмывании средств», в халатности, безразличии к экологическим проблемам и…. список обвинений можно продолжать долго.
Наконец, настал и наш черед попытаться хотя бы частично разобраться в возникшей проблеме. Тем более, что в начале лета мы уже проводили обследования наших прудов, о чем я уже писал на страницах этого блога (http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/na-prudu-v-tsentralnom-parke.php).
Солнечным и по-летнему теплым сентябрьским воскресным утром мы (я и двое выпускников Дружины охраны природы ВГПУ, так как работа требует подготовленных исполнителей) подходим к пруду в Центральном парке. В моей сумке находится флуорометр «Algae tarch” для измерения концентрации водорослей в воде, о котором я писал в предыдущем посте на эту тему.
Внешний вид пруда при беглом осмотре изменился мало. Все такие же «космы» и «подушки» нитчатых водорослей, плавающих на поверхности или прикрепленных к стенкам пруда. Вот только рыб не видно! Их всех, если верить СМИ «выпустили в водохранилище». Не видно и черепах! Здесь водились и заморские красноухие и отечественные болотные тортиллы, которых (опять же по информации СМИ) отдали в зоопарк. Посреди пруда гудит помещенный в воду аэратор. Бросаются в глаза размещенные в шахматном порядке контейнеры с растущими в них белыми кувшинками. Для поддержания этой красоты на дне пруда размещена отчетливо видимая металлическая решетчатая конструкция.
Возле пруда, как всегда, толпится много народа. Слышны возмущенные возгласы:
- Двадцать первый век на дворе, а власти с со своей первоклассной техникой и неограниченным бюджетом не могут один пруд очистить! - возмущается мужчина средних лет в бородкой под «дядю Сэма».
- Я здесь двадцать лет живу — говорит молодая женщина — Видела, как этот пруд реконструируют. Здесь же три  родника с купальнями были! А теперь где они? Куда вода из них уходит?
Находящийся здесь же мужчина (по виду примерно мне ровесник), не торопясь, закуривая, объясняет:
- Все три водного стока (у говорившего чувствовалось инженерное образование и явные познания в гидрогеологии) объединили в одну трубу. Трубу покрыли изоляцией, но сделали это второпях. В 2014 году, когда пруд реконструировали, власти нас торопили. Типа, думать некогда, деньги выделены, давайте делайте что-нибудь. В общем, этой изоляции на четыре года хватило! А теперь её герметичность нарушена, и вода в грунт уходит.
Объяснения выглядели убедительно. Но все это, как говорится, эмоции, а нам нужны конкретные результаты. Поэтому под огнем десятков заинтересованных пар глаз приступаем к нашим измерениям. По их результатам видно следующее. Концентрация сине-зеленых водорослей (их присутствие считается нежелательным) по сравнению с началом лета меньше в одиннадцать раз, общая концентрация водорослей — почти в три раза. Доля сине-зеленых водорослей от общего количества водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 27 %). Т.е.,если брать чисто «водорослевые» показатели качества воды, то положение к началу осени несколько улучшилось (тем более, что в природных водоемах в это время обычно наблюдается «августовско-октябрьский пик водорослей»), но, думаю такое положение кратковременно.
Концентрация сине-зеленых водорослей в протоке Коровий Лог, вытекающей из пруда, меньше по сравнению с началом лета в 5,7 раза, общая концентрация водорослей — в 1,5 раза. Доля сине — зеленых водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 11 %). Т.е., опять же мы видим некоторое (смею думать, временное) улучшение показателей. Ведь водоросли, как всякие микроорганизмы, размножаются весьма стремительно.
Через полчаса мы уже на Ленинском проспекте в месте, называемом «Сквер у озера». Правда, на месте озера осталась лишь небольшая лужица. Сам пруд спущен. На дне пруда заметны следы бульдозера.
В отличие от Центрального парка народу здесь мало. Рыбаков нет вообще (а в начале лета были!!!), и лишь небольшая группа местной «богемы» (час ещё ранний, но они уже хорошо «приняли») бурно обсуждает последние политические события и предстоящие выборы, не обращая на нас ни малейшего внимания.
Переглянувшись, решаем все-таки провести намеченные измерения, результатами которых спешу поделиться с читателями. Концентрация сине-зеленых водорослей меньше ранне-летней в 1,5 раза, а общая концентрация водорослей даже выше ранне-летней в 1,2 раза. Доля сине-зеленых водорослей составляет 10 % (в начале лета она составляла 13 %). Таким образом, показатели эфтрофикации от ранне-летних отличаются мало.
В этой статье я, в отличие на других статей на подобные темы, воздержусь от общих выводов. Пусть читатель их сделает сам. Ясно одно, формирование и поддержание в наших прудах экологического баланса — дело куда более сложное и длительное, чем представляется нашим властям, за эти пруды отвечающие. На том пока и закончу!    
IMG_3189.JPG IMG_3184.JPG IMG_3185.JPG IMG_3182.JPG IMG_3179.JPG IMG_3180.JPG IMG_3181.JPG IMG_3170.JPG IMG_3165.JPG  

1 сентября и коронавирус: Дню Знаний посвящается

Вот он и наступил, «долгожданный» для многочисленной школоты и учителей День Вселенской Детской скорби 1 сентября! В этом году его приход ещё и «отягощен» поразившей весь мир пандемией коронавируса. Учителя с ужасом ждали, когда опухшая от полугодового безделья распоясавшаяся орда ввалится в классы! Школьники (за исключением разве что нескольких сознательных старшеклассников), уже напрочь отвыкшие от учебы, ждали этого дня с не меньшим ужасом. Пожалуй, только родители учеников ждали этого дня с нетерпением, надеясь хоть на полдня определять своих обормотов под сень «рассадника знаний и культуры (по выражению Н.К. Крупской), чтобы хоть немного от них отдохнуть.
Итак, привожу описание празднования Дня Знаний в одной из школ одного из наших райцентров со слов моего друга школьного учителя. Разумеется, ни школы, ни даже района называть не буду, но, думаю, что сходная картина в этот день царила во всех без исключения школах области.
Итак, линейка для 1-х и выпускных классов (а выпускными в настоящее время считаются не только 11-е, но ещё и 5-е и 9-е). Все напряжены. Учителя и директор школы, естественно, в масках.
Во время речи директора один из первоклассников, стоящих прямо возле динамика, демонстративно зажимает уши. Если не считать этого небольшого казуса, то все остальное проходит относительно достойно.
Для других классов в это время проводятся школьные часы. На входе в школу держат оборону четверо учителей с термометрами, проверяя температуру у всех входящих. Родителей в школу пытаются не пускать, но они, что называется, «прут буром». Позднее мой друг говорил, что испытывал немалое желание съездить по физиономии некоторым особо наглым «предкам».
Прямо на входе учительница физкультуры отчитывает семиклассника, пришедшего в школу в, как бы это сказать, чрезмерно обтягивающих брюках. На традиционное «Ты куда пришел?» следует ответ: «Но это же так красиво! Я даже специально трусы не надел (!!!!)»
В классах царит духота. Двери открыты, но окна открывать запрещено по требованиям Роспотребнадзора из-за отсутствия на последних металлических решеток. В туалет также в соответствии с аналогичными требованиями нужно водить школяров по одному, но разве это возможно выполнить? Ситуация усугубляется ещё и сильной (прямо таки июльской!) жарой.
Нескольких учеников недосчитываются и звонят родителям. Отец одного из них удивленно вопрошает: «А разве сегодня надо в школу идти?». Мама другого школяра оказывается более конкретной: «Я сына дома оставила! Он мне здесь больше нужен, чем вам!»
В суматохе первый день пролетает быстро. Но завтра начинается основное школьное действо — занятия! Которые опять же надо проводить в соответствии со строгими указаниями Роспотребнадзора, выполнить большую часть которых просто невозможно.
Один из учителей, совершенно вымотанных Днем Знаний, устало заявляет: «Если так пойдет дальше, то через неделю, максимум, через две, нас такая корона накроет, что мало не покажется!»  
А впереди ещё начало занятий в вузах! Так что ждем, съежившись, каждый день просматривая сводки о количестве новых заболевших коронавирусом.

Хроника "антисвинской" борьбы - 2

На страницах своего блога я уже рассказывал о борьбе, развернувшейся против строительства свинокомплексов в Верхнемамонском районе нашей области. С того времени прошел год. Информация поступала нерегулярно и крайне обрывочно. О всех предыдущих перипетиях борьбы можно прочитать здесь http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/khronika-antisvinskoy-borby.php
Та информация, которую мне удалось раздобыть на данный момент, в основном  записана со слов активистов «антисвинской» борьбы, поэтому заранее прошу прощения за некоторые неточности. Итак, постараюсь высказываться более или менее упорядоченно.
За год активистам удалось кое-чего добиться. Так из трех планируемых свинокомплексов на данный момент от одного власти уже отказались, а два других перенесены на значительные расстояния от населенных пунктов. Появились проблемы и у инвестора, компании «Агро-Эко», которой было, по словам тех же активистов отказано в предоставлении кредита на строительство свинокомплекса. Но борьба не утихает!
В настоящее время идет суд по иску членов инициативной группы против властей района на предмет нарушения правил проведения собраний и публичных слушаний, проводимых в ноябре 2019 года. По словам активистов власти не пускали на собрания противников строительства, доверяя выступать там только «надежным» людям. Так, в одном селе с населением в 700 человек сторонников строительства свинокомплексов оказалось всего 40. Именно эти 40 человек власти и привлекают на различные собрания. Кроме того, на эти собрания привозят людей из других районов области, в том числе и весьма отдаленных.
Также, по словам тех же активистов, власть отчаянно прессует «бюджетников», буквально запрещая им посещать собрания, проводимые активистами. (Типа, если завтра туда пойдете, то послезавтра на работу можете не приходить!). А некоторых «дружески предупреждают». Имели место задержания местной полицией адвокатов, нанятых местными фермерами и журналистов, привлекаемых для освещения судебного процесса. Надо сказать, что в борьбе принимают активное участие москвичи, имеющие в селах района дома, используемые как дачи.
Также адвокатами и журналистами были обнаружены новые нарушения в процедуре отвода сельскохозяйственных земель под строительство. Так плодородные пахотные черноземные земли вдруг оказались записанными как неплодородные, пустоши, неудобья и т.д.
Чего же так бояться местные жители? Нет, не неприятного запаха и даже не отходов в виде свиного навоза, для утилизации которого, как оказалось, до сих пор нет эффективной (и дешевой!) методики. Причина здесь в другом.
Верхнемамонский район, как и другие степные районы, весьма маловодный. Уже сейчас жители некоторых сел имеют проблемы с водоснабжением. А потребности свинокомплексов, по расчетам геологов, в воде значительно превосходят возможности местных подземных водных горизонтов.
Также выяснилось, что на одном из мест, планируемых под отведение для будущего строительства, находятся массовые захоронения советских солдат, погибших на этих полях в 1942 году. Это ещё больше возмутило местных жителей. А высказывания одного из местных чиновников - «Вся Россия строилась на костях!» была воспринята как откровенный цинизм.  
В целом охарактеризовать картину, сложившуюся на данный момент можно так. Борьба против строительства перешла из открытой, сопровождающейся митингами, собраниями, публичными слушаниями и т. д. в борьбы судебных исков, заседаний, адвокатов и т. д. и т. п. Одновременно власти используют все мыслимые подковерные методы в расчете  на запугивание и подкуп (говорят, были и такие случаи!) местных борцов активистов. Последние возлагают немалые надежды на приближающиеся местные выборы, серьезно рассчитывая на избрание своих лидеров в местные советы.  

Как изменилась жизнь в нашем селе

Изменения в современном мире идут стремительно как никогда. Ещё вчера мы о чем-то не имели представления, а сегодня это самое врывается в нашу жизнь, радикально ломая все устоявшиеся и кажущиеся незыблемыми основы.  
Что мы знали до недавнего времени о «работе на удаленке» и о «дистанционном (прости, Господи!) обучении»? А сейчас это стало распространенной (пусть и не совсем привычной, но это дело времени!) нормой жизни.
В этой короткой статье я постараюсь сжато изложить основные моменты жизни в известном мне селе, расположенном на юге нашей области. Я отнюдь не претендую на какие-то обобщения, а лишь рассказываю о том, что происходит на моих глазах.
Итак, это село (название и даже район называть не буду) двадцать лет назад имело население около тысячи человек. Сейчас население уменьшилось и составляет что-то порядка семисот жителей. В селе (и тогда, и сейчас) работает колхоз (ООО), функционирует детский сад, средняя школа, дом культуры, поликлиника, почта. В начале 2000-х годов село было полностью газифицировано.  
Уже двадцать лет назад в селе было много дачников. Впрочем, они не являлись дачниками на сто процентов. Это были выходцы отсюда, живущие в городах и приезжающие в родительские дома на время отпуска. Естественно, доля таких домов в селе за двадцать лет увеличилась. Увеличилось и число явно заброшенных, уже давно никому не нужных подворий!
В то же время в селе появилось несколько новых семей, приехавших сюда на постоянное место жительства. Это образованные люди из различных городов, занятые работой в интернете. Справедливости ради следует сказать, что несколько таких семей уже покинули село, но некоторые закрепились и даже пустили корни.    
Местный колхоз (он же ООО) обеспечивал работой большинство населения села. Сейчас, несмотря на то, что посевные площади остались такими же, а поголовье КРС в колхозе даже увеличилось, рабочих рук (за счет механизации и автоматизации) требуется значительно меньше. Так что оставшееся в селе трудоспособное население работает преимущественно на стороне, ежедневно ездя или на предприятия в райцентр, или на строительство (пока оно велось) трассы М4, или на расположенный в соседнем районе (километров за 40) гранитный карьер.
Двадцать лет назад в каждом подворье была корова (а то и не одна!), птица (обязательно!), нередко попадались свиньи, овцы и козы. Многие держали пасеки. На данный момент коров в личных хозяйствах не осталось от слова «вообще», птицы стало значительно меньше, свиньи, овцы и пчелы также стали редкостью. Коз пока общее снижение численности домашних животных затронуло почему-то в меньшей степени. Впрочем, их особенно много и не было.  
Теперь об инфраструктуре. Двадцать лет назад в селе работало два продовольственных магазина. Один принадлежал местной сельской кооперации, другой являлся индивидуальным предприятием. На данный момент в селе функционируют четыре продовольственных магазина (сельпо так и осталось плюс добавилось два ИП), два хозяйственных, один сетевой магазин («5»), по разнообразию товаров и уровню обслуживания не уступающий своим собратьям в городах, и даже пивной бар, где любители могут попробовать освежающие напитки самых различных сортов, сваренные в различных пивоварнях, расположенных как в областном центре, так и в других районах области.
Итак, что мы имеем на выходе? Можно ли говорить о подъеме или об упадке села? Явились ли для него благом или проклятием произошедшие за двадцать лет перемены в стране и в мире? Есть ли будущее у этого села? Ответы на эти вопросы я предлагаю найти своим читателям.

Сидя на берегу

В жаркий летний день иной раз нет другого наслаждения, чтобы, воспользовавшись перерывом в садово-огородных работах, посидеть во благе и прохладе на берегу Дона. Здесь царит благословенная тишина, прерываемая лишь всплесками рыб или отдельными криками иволги, уже собирающейся отлетать на зимовку в дальние края. Временами можно услышать крики слетков коршуна, уже хорошо летающих, но ещё выпрашивающих корм у своих родителей.
Но в тот день мое блаженное пребывание с книгой в тени зарослей донской лианы эхиноцистиса было прервано самым неожиданным образом. Сперва из-за поворота реки донеслись какие-то причудливые звуки, которые по мере приближения их источника оказались шлягером незабвенного Шнура «В Питере пить...». Затем из-за поворота показался … плот, на котором развивался российский триколор. На борту слышались какие-то пьяные выкрики, гремела музыка, временами прерываемая громкими ругательствами.
Когда плот приблизился, на его борту я различил компанию, состоящую из представителей обоих полов. Там же я разглядел нескольких детей, гоняющихся друг за другом и перебегающих от одного борта к другому. На эти весьма опасные для жизни подрастающего поколения игры взрослые (среди которых, по-моему, уже не было ни одного трезвого, хотя на часах стояло только одиннадцать утра) не обращали никакого внимания.
Издавая беспощадную какафонию, плот медленно проследовал вниз по течению и скрылся за лесистым мысом. Я вздохнул с облегчением и попытался сосредоточиться на прерванном чтении, когда из-за поворота показался другой плот. Этот также был снабжен триколором, но заметно уступал размерами предыдущему, а его экипаж (как мне удалось разглядеть) состоял всего из четырех взрослых крепких мужчин. Они о чем-то бурно спорили, обильно снабжая свою речь крепкими выражениями. Как я понял, на плоту шло приготовление трапезы. На какой-то момент споры затихли, и мужской голос произнес: «А давай ещё вмажем!!!» Сие предложение не вызвало возражений у других членов экипажа. Когда плот поравнялся со мной, экипаж дружно и со звоном сдвинул стаканы, и живительная влага влилась в мужские глотки. Через некоторое время этот плот также скрылся за лесистым мысом.
Следующий плот по размерам не уступал первому, и на его борту также гордо развевался государственный флаг. Его экипаж также состоял ил представителей обоих полов. Судя по музыке и доносившимся до меня голосам там также шло бурное празднество. Настолько бурное, что плот сошел с курса и, уткнувшись в противоположный от меня берег, сел на мель. Экипажу потребовалось прибегнуть к помощи мотора (этот плот, оказывается, был ещё и снабжен мотором!), чтобы сдвинуться с места. Затем до меня донеслась фраза: «А где тут место для рыбалки?», потонувшая в звуках поп-музыки и всеобщем гвалте. Через полчаса, этот плот, отчаянно виляя от берега к берегу, также скрылся за мысом.
Мне оставалось лишь проводить взглядом последнее судно, вздохнуть, забрать книгу и свой шезлонг и удалиться по тропинке к себе во двор. На Дону начинался туристический сезон!

Дружина охраны природы ВГПУ и ВРОО «Центр экологической политики» проверили состояние контейнерных площадок в Воронеже и Липецке

О раздельном сборе отходов, о налаживании системы утилизации бытовых и промышленных отходов сейчас не говорит только ленивый. На эту тему проводятся мероприятия, форумы, конференции и конгрессы. Но за всем за этим стоит черновая работа тружеников экологов, не щадящих себя для улучшения качества нашей жизни.  
Вот и на этот раз находящиеся на производственной практике в ВРОО «Центр экологической политики» студенты экологи педагогического университета, члены Дружины охраны природы, получили задание проверить состояние мусорных контейнерных площадок в различных районах Воронежа и Липецка.
Проверка «мусорок» - мало приятное занятие, но студенты берутся за него весьма охотно, очевидно понимая, что от результатов такого исследования немало зависит качество именно их жизни и жизни их близких.
Проверке подверглись контейнерные площадки в Коминтерновском, Железнодорожном, Левобережном районах, поселке Шилово и городе Липецке. Проверка велась по следующим критериям: наличие контейнеров для раздельного сбора и крупногабаритного мусора, состояние бетонного покрытия, своевременность вывоза, чистота на площадке, наличие таблички с указанием подрядчика, наличие должного ограждения.
Обращали внимание также на конструкцию контейнеров. Правда, современные «европейские» контейнеры закрытого типа были обнаружены только на трех площадках в новых кварталах Коминтерновского района.  
Сводные результаты проверки показаны в таблице.

Таблица выявленных нарушений на контейнерных площадках (%)
Район
Отсутствие контейнера для РСО
Нарушение покрытия
Несвоевременный вывоз
Отсутствие уборки
Отсутствие таблички с указанием подрядчика
Отсутствие должного ограждения
Итого
Железнодорожный
9,1
54,5
54,5
27,3
100
27,3
45,4
Левобережный
38,1
33,3
33,3
33,3
71,4
28,6
39,7
Коминтерновский
34,5
31
20,7
37,9
86,2
24,1
39,1
Шилово
20
40
10
-
50
10
21,7
Воронеж
25,4
39,7
29,6
24,6
76,6
22,5
36,4
Липецк
40
10
40
40
100
-
38,3
 
Как видно, наиболее часто встречаемым нарушением является отсутствие таблички с указанием подрядчика. Так в Липецке количество таких площадок составило 100 %, в Воронеже — 76,6 %. На втором месте по встречаемости в Воронеже находится нарушение (а иногда и полное отсутствие) бетонного покрытия. Далее следуют: несвоевременный вывоз (29,6 %), отсутствие контейнеров для РСО (25,4 %), грязь на площадке и отсутствие уборки (24,6 %), отсутствие должного ограждения (22,5 %).
В Липецке примерно одинаково часто встречены: отсутствие контейнеров для РСО, несвоевременный вывоз, грязь на площадке и отсутствие уборки (все — по 40 %), нарушение покрытия (10 %). А вот контейнерных площадок с отсутствующим (или сильно поврежденным) ограждением в Липецке вообще не было обнаружено.  
Встречаемость нарушений в содержании контейнерных площадок в различных районах Воронежа, а также, если сравнивать Воронеж и Липецк, сходно. Несколько выделяется в лучшую сторону поселок Шилово. Современные «европейские» контейнеры закрытого типа пока встречаются лишь эпизодически в кварталах современной застройки.
Конечно, полученные результаты ещё не позволяют делать окончательных выводов о начальном этапе утилизации бытовых отходов в двух городах, но, похоже, в этом вопросе мы находимся ещё в самом начале пути, о чем позволяют судить сходные значения встречаемости нарушений в различных районах и городах. Так что, есть над чем работать и даже имеется повод для оптимизма в будущем!1Isr3IL1EzE.jpg 6RlssEjLOZc.jpg sxrIuSAsj8o.jpg 2fROySbYgn0.jpg 9m3TZCZvPA0.jpg j2Dnd0WRU7s.jpg kXQkpfByxcA.jpg Yj6TG0Uf8yA.jpg

Дружина охраны природы ВГПУ проверила состояние особо охраняемых природных территорий, парков, пляжей

Середина лета в наших краях, несмотря на режим самоизоляции в условиях пандемии коронавируса, отмечается увеличением активности работы общественных экологических объединений. Студенческая Дружина охраны природы ВГПУ не является здесь исключением. Для неё наступает ежегодная горячая пора проверки состояния парков, водоемов, пляжей в условиях увеличения их посещаемости рекреантами и соответственно усиления антропогенной нагрузки. Предоставляю слово студентам. Сначала пройдемся по объектам области.  
Пруд села Краснофлотское, Петропавловский район. Пруд совершенно не оборудован для отдыха. Количество мусора (который, кстати, никто не убирает от слова «совсем») стремительно увеличивается. Местные активисты провели уборку мусора, но результаты оказались кратковременными.
Ломовской природный ландшафтный парк, Воробьевский район. Большого количества  мусора не обнаружено, но единичные выброшенные пластиковые бутылки и окурки сигарет встречаются. Контейнеры установлены и вывозятся регулярно, хотя увеличение их количества не помешало бы.
Озеро Тахтарка, Павловский район. Наблюдается «диффузная» свалка общей площадью не менее 30 га. Мусор представлен в основном пластиком и стеклом, неоднократно отмечались кострища. За последние 12 лет на озере исчезли кувшинки белые.
Парк «Солнечный», село Отрадное Новоусманского района. Состояние древесных насаждений вполне устойчивое. Сухостоя не наблюдается. Мусора в парке не обнаружено. Число урн для мусора вполне достаточное.
Парк «Молодежный», село Бабяково Новоусманского района. Состояние древесных насаждений устойчивое. Вывалов мусора не обнаружено. Количество урн для мусора достаточное. Мусор убирается своевременно.
Сад дворца Ольденбургских, пгт Рамонь. Состояние насаждений устойчивое, хотя обнаружено несколько деревьев на последних стадиях усыхания. Вывалов мусора не обнаружено. По всей территории парка расположены мусорные контейнеры.
Парк музея — усадьбы Д. Веневитинова, село Ново-Животинное Рамонского района. Состояние насаждений вполне устойчивое, хотя несколько усыхающих деревьев все же обнаружено. Вывалов мусора не обнаружено.
Музей-заповедник «Дивногорье», Лискинский район. Вывалы мусора и кострища единичны. Количество мусорных контейнеров вполне достаточно. Желательна установка контейнеров для раздельного сбора мусора.
Теперь перейдем к результатам проверки особо охраняемых природных территорий, парков и пляжей Воронежа.
Садово-парковый ландшафт «Алые паруса». Состояние насаждений устойчивое. Сухих и усыхающих деревьев не обнаружено. Вывалов мусора не обнаружено. Имеются контейнеры для раздельного сбора мусора, установленные по всей территории парка. Имеет место незначительное нарушение в виде прикрепления кормушек для птиц к стволам деревьев при помощи гвоздей.  
Парк Патриотов. Состояние насаждений нарушено. Имеются отдельные усохшие и усыхающие деревья, которые необходимо удалить. Обнаружены отдельные вывалы мусора, хотя мусорные контейнеры установлены.
Парк «Дельфин». Состояние насаждений нарушено и нуждается в дополнительных мерах по увеличению устойчивости. Имеются вывалы мусора. Количество мусорных контейнеров явно недостаточно. Обнаружены невывезенные порубочные остатки.
Парк «Оптимист». Состояние насаждений устойчиво и не нуждается в дополнительных мерах по улучшению. Мусора на территории практически нет. Количество мусорных контейнеров достаточное.
Парк «Танаис». Состояние насаждений устойчиво и не нуждается в дополнительных мерах по улучшению. Вывалов мусора практически не встречается. Контейнеры для мусора установлены в достаточном количестве.
Природный парк «Северный лес». Состояние насаждений неудовлетворительное. Экосистема фактически утратила устойчивость. Причиной тому является, прежде всего, изначальная загущенность, а также нерегулируемая рекреационная нагрузка. Многие деревья имеют механические повреждения и следы ожогов. Состояние насаждений требует кардинального вмешательства в виде санитарных рубок. Территория сильно захламлена, имеются многочисленные кострища. Мусорные контейнеры имеются, но их явно недостаточно.
Сомовское лесничество в окрестностях поселка Боровое. Состояние насаждений нарушенное. Необходимы меры по поддержанию устойчивости. Многие деревья имеют механические повреждения и ожоги, что наводит на мысль о необходимости мер по регуляции рекреационной нагрузки.
Памятник природы «Лысая гора» и прилегающая часть Воронежской Нагорной дубравы. Состояние насаждений хорошее. В то же время обнаружены отдельные вывалы мусора, ликвидированные собственными силами, и кострища.
Конечно, в ходе обследования мы не могли пройти мимо таких популярных летом среди населения объектов, как пляжи.
Пляж возле санатория имени М. Горького. Кстати, на кадастровой карте не обнаружен, так что, строго говоря, пляжем считаться не может. Но народ туда ходит и, соответственно, на природу оказывается соответствующее давление. Пляж сильно замусорен. Урны отсутствуют.
Насыпной пляж за Адмиралтейской набережной. Огромное количество мусора, который мы даже попытались убрать, но его было настолько много, что потребуются еще люди. Ближайшие мусорные контейнеры обнаружены в 15-20 минутах от пляжа на ул. Софьи Перовской. Урн недостаточно.
Пляж возле Северного моста. В прошлом году мы здесь проводили “Plastikwatching”. В этом году картина та же — огромное количество мусора. Мусорных контейнеров явно недостаточно.
Пляж возле парка «Дельфин». В прошлом году также был объектом “Plastikwatching”. В этом году мусора не меньше, чем ранее. Контейнеры для мусора есть, но их количество явно недостаточно.
Пляж возле парка «Алые паруса». Мусор имеется, но сравнительно немного. Мусорные контейнеры есть и, судя по виду, регулярно вывозятся. Похожая картина наблюдалась на пляже на Чернавской дамбе.

Выводы:

1. Из 8 обследованных объектов в Воронежской области 6 (75,0 %) находятся в удовлетворительном состоянии. Всё это — знаковые объекты, ставшие брендами нашей области, которым власти и общественность уделяют достаточное внимание. Остальные объекты являются жертвами нерегулируемой рекреации и бескультурья.
2. В городе картина более сложная. Из 14 обследованных объектов Воронежа 8 (57,1 %) находятся в удовлетворительном состоянии. При этом объекты, вроде бы находящиеся в равных условиях (почти все расположены среду густонаселенных городских кварталов) часто находятся в разном состоянии (как например, парк «Оптимист» и природный парк «Северный лес»). Наблюдается некоторая зависимость состояния объектов от попыток регуляции рекреационной нагрузки (выделения зон отдыха, прокладка троп с твердым покрытием, установка контейнеров для мусора), что приводит к некоторому улучшению состояния природных объектов. Некоторые объекты типа Воронежской Нагорной дубравы имеют «природный» запас прочности, позволяющий им пока выдерживать интенсивную рекреационную нагрузку. Но тут, как говорится, лишь дело времени.6.jpg 5.jpg DPOHPN8wPKs.jpg cO8i7C1qSfo.jpg 6.jpg XhZIfum80ao.jpg Вывал мусора.jpg Вывал мусора в парке патриотов.jpg
3. Из обследованных объектов в худшем состоянии находятся пляжи. Только 2 (33,3 %) из 6 обследованных пляжей были в удовлетворительном состоянии. Похоже, пляжам в плане организации отдыха уделяется явно недостаточное внимание.  

Экологические проекты Воронежа в условиях пандемии коронавируса

Охватившая всю планету эпидемия коронавируса, кроме всего прочего, создала немалые трудности и для экологического движения (чего не скажешь о нарушителях экологических законов). Но экологическая жизнь в нашем городе отнюдь не замерла, а скорее наоборот, продолжает «бить ключом», не смотря на все трудности.
О работе Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета в условиях режима самоизоляции я уже писал на страницах этого блога. В этом году были проведены традиционные для нас операции «Первоцвет» и «Благовещенье — без жертв!», проходившие в условиях пандемии без организации массовых акций и заключавшиеся по большей части в распространении листовок в сочетании с проведением рейдов по местам незаконной торговли птицами и первоцветами. Нельзя не вспомнить участие он-лайн в противопожарной компании «Останови огонь!» и в международном экологическом фестивале «Зеленая волна — за зеленую губернию!», и, конечно же, также ставшее традиционным мероприятие «Соловьиные вечера», в организации которого ДОП ВГПУ принимает активное участие уже четвертый год. Но, помимо ДОП ВГПУ, в Воронеже продолжают действовать (и довольно результативно) ряд других экологических проектов, о которых я и попытаюсь сейчас поведать читателям.
Из проектов, реализуемых он-лайн, следует упомянуть проект «»Экологическая ответственность — залог экологического благополучия», реализуемый ВРОО «Центр экологической политики» при поддержке Департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области. В рамках этого проекта была проведена открытая онлайн лекция «Разделять нельзя отправить на свалку. Поставь свою запятую» для участников многопрофильного лагеря «Возвращение к истокам – 2020», который проводился Молодежным клубом РГО на базе МБОУ Подгоренский лицей имени Н.А. Белозорова.
Исполнительный директор ВРОО «Центр экологической политики» Виктория Лабзукова  познакомила участников с существующей проблемой в области обращения с твердыми коммунальными отходами. В ходе лекции ребята узнали о количестве образующихся отходов, способах их утилизации, а также о пользе раздельного сбора и вторичной переработки отходов. В завершении слушетелям лекции было предложено провести собственное исследование «Что в моем мусорном ведре?», в рамках которого желающие смогут самостоятельно изучить, какие отходы чаще всего образуются в их доме.  
Теперь перейдем к проектам, проходящим, т.с., офф-лайн. Прежде всего нельзя ни вспомнить о проекте Всероссийского молодежного зеленого движения ЭКА «Экодвор», чьим организатором, координатором и идейным вдохновителем в нашем городе является замечательная экоактивистка Екатерина Хомич. Проект «Экодвор» длится в нашем городе уже полтора года и собирал каждый раз на своих фестивалях огромное количество народа. В связи с введением режима самоизоляции и запрещением проведения массовых мероприятий «Экодвор» принял форму «Экотакси». «Экотакси» представляет собой услугу (чаще всего, бесплатную) по выезду на дом после предварительного сигнала и по подворному вывозу раздельно собранного мусора.
Также Екатерина Хомич и организатор проекта «Чистая тропа» (сбор батареек) Эдуард Долматов организовали проект «Экодесант», который стал победителем конкурса Президентских грантов. Данный проект направлен на популяризацию и организацию раздельного сбора мусора на массовых мероприятиях. Таким образом предусматривалась организация раздельного сбора мусора на различных массовых мероприятиях и отправка его на переработку! Одновременно предусматривались консультации для участников массовых мероприятий по раздельному сбору мусора.
Но в условиях самоизоляции никаких массовых мероприятий не проводится, поэтому проект «Экодесант» принял форму «Экомобиля». Данная форма рассчитана на поквартальный объезд нашего города и его ближайших окрестностей с раздельным сбором мусора в определенных точках. То есть, он рассчитан на желающих регулярно сдавать небольшое количества мусора. Весь город авторами проекта расчерчен на сектора, по которым совершаются регулярные объезды. За один выезд удается обычно пройти от 20 до 30 точек раздельного сбора мусора. Машину обычно бесплатно предоставляет предприятие, занимающееся сбором отходов.
Продолжались также работы проекта «Большая Воронежская экологическая тропа», возглавляемые неутомимым Алексеем Саниевым. В честь 75-летия Великой Победы на тропе были оборудованы памятные места, посвященные событиям Великой Отечественной войны.
Таковы экологические проекты, реализуемые в нашем регионе в трудных условиях пандемии коронавируса. Возможно, я что-то упустил и буду рад, если читатели меня поправят.  cJzRzhzM8bQ.jpg 4GMafTVFu8I.jpg -FU-gMS0jT4.jpg DQXf4o7fcd4.jpg

На пруду в Центральном парке

В этой май жаркие дни выдавались нечасто. Нам пришлось довольно долго ждать подходящего момента для того, чтобы совершить давно планируемый выход в Центральный парк. На этот раз мы направляемся туда не на прогулку и даже не на учет птиц. Наша цель особая: измерить содержание водорослей в пруду и в вытекающей из неё протоке, а также, в частности, выявить долю сине-зеленых водорослей, являющихся главной причиной т. н. «цветения воды» со всеми вытекающими из этого явления последствиями.
В нашем распоряжении - уникальный прибор “Algae Torch”, определяющий соотношение сине-зеленых и зеленых водорослей методом флуоресценции. Таких приборов в стране (как мы с трудом выяснили, «перерыв» весь интернет) всего три. Кроме нас, есть сведения об использовании такого прибора в Иркутске и Екатеринбурге, где им измеряют чистоту Байкала и уральских озер. В то же время в Европе “Algae Torch” используется достаточно широко для определения чистоты альпийских озер, а также пригодности пляжей.
Мы спускаемся к пруду по склону Ботанической балки и вскоре оказываемся на берегу хорошо знакомого пруда. В это время в парке довольно многолюдно. Возле пруда толпится много народу. Центром внимания оказалась дикая утка кряква, впервые приведшая на пруд двенадцать своих «пуховичков». На каменном бордюре греется на солнце красноухая черепаха, в толще воды неторопливо шевеля жабрами перемещаются крупные карпы, промелькнул заостренный силуэт стерляди.  
Мы приступаем к измерению, обходя пруд по периметру и проводя замеры через каждые десять шагов. Для этого мне приходится (и это в мои то годы!) перемахнуть через довольно высокий забор. Сразу выясняется, что в нижней части пруда количество водорослей (и сине-зеленых, и обычных) заметно выше. В верхней части в двух точках прибор вообще выдал нулевые значения.  
Наши действия привлекают всеобщее внимание. Гуляющие в парке спрашивают, чем мы, собственно, занимаемся. Коллега пытается отшутиться что-то на предмет коронавируса и пандемии. Но когда подошла симпатичная девушка в звании старшего лейтенанта полиции, отвечаем серьезно. Как на странно, интерес после этого к нам сразу ослабевает. Даже как-то обидно стало!
Закончив измерения на пруду, переходим на протоку. Пока мы идем вдоль берега, неоднократно спугиваем болотных черепах, а пару раз над нами пролетают красавцы селезни кряквы. Картина с водорослями здесь также оказывается довольно разношерстной. Буквально в соседних точках содержание как сине-зеленых, так и обычных водорослей заметно различается.  
Только в верхней части протоки, где она вытекает из пруда, содержание водорослей заметно меньше. При этом общее содержание водорослей здесь заметно больше, чем в пруду, но доля сине-зеленых водорослей ниже. Это наводит на мысль о возможной конкуренции между сине-зелеными и зелеными водорослями.

Общие выводы:

1. Содержание водорослей в протоке, вытекающей из пруда, выше, чем в самом пруду. При этом в пруду наблюдается довольно четкое увеличение концентрации водорослей в нижней его части, тогда так в протоке по мере продвижения вниз по течению такая закономерность прослеживается менее четко. При этом в протоке наблюдается меньшая (хотя и достаточно высокая) корреляция между содержанием зеленых водорослей и сине-зеленых водорослей.
2. На пруду вот уже третий год подряд благополучно выводят птенцов дикие утки кряквы, пользующиеся всеобщим вниманием и любовью. Нелишне будет проверить на предмет гнездования крякв и других водоплавающих других водоемы нашего города.
3. К сведению читателей, обитающие в пруду Центрального парка рыбы не удаляются на зиму, а проводят всю зиму зарывшись в ил на дне пруда (его глубина составляет три метра). То же касается красноухих черепах, некогда кем-то запущенных в пруд. Они спокойно переживают нашу зиму и, похоже, довольно успешно размножаются. Кстати, ведут они себя менее пугливо, чем местные болотные черепахи. Похоже, фауну Воронежа можно «поздравить» с ещё одним новым вселившимся видом.
tNnlHTXU9BE.jpg 3fkxcGx0Igc.jpg gzDcZZOVVMI.jpg

Майским вечером

В очаровывающий майский вечер после дождя, когда воздух пропитан непередаваемой влажной свежестью, трудно удержаться и, не смотря на режим самоизоляции, совершить прогулку в Центральном парке, послушать пение соловьев и славок, воркование горлиц, треск первых выводков дроздов рябинников и крики подрастающих в дупле птенцов большого пестрого дятла.
По парку витает аромат цветущей жимолости каприфоли, а майская цветочная палитра по богатству красок едва ли имеет себе равных. На сочно зеленом фоне травы бросаются в глаза снежно-белая звездчатка, ярко-синяя вероника дубравка, ярко-желтый лютик, темно-синяя живучка. В районе Пионерской горы земля буквально усыпана грязно-белыми цветками земляники зеленой, обещающих в скором будущем богатый урожай темно-бордовых приятного смолисто-сладковатого вкуса ягод.
В парке и на его окраинах вечером совершают прогулки довольно много народу. Тут и пожилые пенсионеры, и влюбленные парочки, и любители велопрогулок, и молодые семьи с малолетними детьми (нередко, с двумя и тремя), и, конечно же, молодежь, сидящая на лавочках с неизменными «гаджетами», заменяющая им и очаровательный вечер, и прохладу, и свежий воздух, и аромат цветов. Довольно много в парке и полицейских (кстати, они были единственными, кто носил защитные маски!). Я обратил внимание, что здесь патрулируют одни офицеры в звании от старшего лейтенанта до майора.
На окраине парка, уже за Пионерской горой, мне навстречу попадается молодой папаша, катящий «в поводу» велосипед с сидящим на сидении малышом. Мы уже разминулись, когда до моих ушей донесся неистовый крик, явным диссонансом отражающимся на окружающей идиллической обстановке.
- Возьми велик, уеб….е е…..ое!!!!
Последнее выражение было обращено к симпатичной молодой женщине, идущей следом и только что со мной поравнявшейся. Одновременно замечаю валяющийся в траве возле тропинки «велик».
Женщина отвечает тихо, твердо и даже как-то спокойно:
- Я устала..
- Кто виноват, что ты уе…...ась!!! - продолжает орать почтенный глава семейства, да так, что поющий в кустах растущего по склону балки терновника соловей умолкает.
Дальше я не слушал и продолжал свой путь, но мозг непрестанно сверлила крамольная мысль: «Сколько же таких внешне благополучных семей со скелетами в шкафу?»

Соловьиные вечера - 2020


 
В Воронеже и области прошла акция «Соловьиные вечера», проводимая ежегодно Союзом охраны птиц России. Впервые она прошла как раз в нашем городе в 1999 году, с 2000 года стала проводиться в Москве, а позднее – и в других российских городах. Цель этой акции одновременно и научная, и эколого-просветительская. С одной стороны, она позволяет собрать данные о численности соловьев в городе, а с другой – привлечь внимание горожан к птицам и проблемам их охраны. В акции принимают участие в основном не профессиональные орнитологи, а любители птиц.
В этом году акция «Соловьиные вечера» в нашей области прошла особенно продуктивно. Только в Воронеже было выявлено более тридцати точек, где были слышны соловьиные рулады. Эти замечательные певцы были даже обнаружены в центре города на улице III Интернационала.
Наибольшее количество соловьев, приходящееся на единицу площади, приходилось на  Центральный парк, ботанический сад ВГУ, лесопарк Института лесной генетики. Здесь даже днем с одной точки наблюдения можно было услышать сразу четырех певцов.
Немало соловьев пело вдоль левого берега «Воронежского моря». Так, птицы были обнаружены в районе Прибрежного переулка, жилищного комплекса «Волна», парка «Дельфин» (там пели сразу шесть (!) птиц), парка «Алые паруса», улицы МОПРа.
Соловьи были обнаружены в лесном массиве по улице Антонова — Овсеенко и 9 января, в Северном лесу, в парке Оптимистов, на Ясном проезде, на бульваре Пионеров, на улице Керамической.
Конечно, это — далеко не полный перечень соловьев, обитающих в нашем городе, но уже ясно, что эти замечательные певцы остаются обычными и местами даже многочисленными обитателями нашего города. Дай Бог, чтобы такое состояние сохранилось надолго!
А что же в области? В поле зрения наблюдателей, конечно же, не попали Воронежский и Хоперский заповедники, где наблюдения ведутся профессиональными орнитологами. Зато были охвачены районы, куда ученые мужи заглядывают редко, если вообще заглядывают.
Много соловьев было обнаружено в Бобровском, Богучарском, Бутурлиновском, Верхнемамонском, Воробьевском, Калачеевском, Петропавловском, Россошанском районах. Несколько реже эти птицы встречались в Верхнехавском, Кантемировском, Лискинском, Новоусманском, Павловском, Ольховатском, Острогожском, Семилукском, Хохольском районах.
Конечно, количество обнаруженных птиц в большой степени зависит от количества наблюдателей. Но уже отрадно, что жители семнадцати из двадцати шести сельских районов нашей области проявляют интерес к птицам и проблемам их охраны. Остальные, думаю, со временем подключатся.
Где, в основном, встречаются соловьи? В городе это, прежде всего, городские леса и поросшие ивняком берега водохранилища. В меньшей степени - парки, сады, скверы, озелененные дворы и кустарники.
В области соловьев больше всего по облесенным берегам больших и малых рек, возле прудов, в лесополосах. Немало соловьев встречено также в парках и рощах по окраинам городов и сел. При этом для гнездования им нередко хватает небольшого кустарника или группы деревьев. Как говорится, лишь бы не беспокоили.
Такова общая, хотя далеко не полная, картина с соловьями в нашей области, которая вполне может считаться «соловьиным краем». Такой статус уже давно заслужила соседняя Курская область, но и мы, думаю, в этом вопросе соседям не уступим!

Воронеж и коронавирус

О коронавирусе сейчас не пишет только ленивый! Уж кажется, здесь и добавить нечего. Автор и не претендует на какую-либо оригинальность, а просто хочет изложить свои впечатления, как человека, уехавшего из нашего города до начала режима самоизоляции и вернувшегося в его разгар. Может быть, через много лет мои скромные записки послужат одним из источников для историков будущего, которые вдруг заинтересуются этим вопросом.
Итак, первое впечатление от Воронежа в период самоизоляции — значительно уменьшившееся количество людей на улицах. Уехали студенты, отправленные по домам на дистанционное обучение, и народу в городе заметно поубавилось. Это, прежде всего, касается центра города и студенческого городка аграрного университета. Для других районов города такая картина менее характерна. Обычно такое наблюдается с середины июля с началом студенческих каникул до начала сентября, а теперь такое можно наблюдать уже в мае.
Транспорт ходит исправно. У меня не было проблем добраться в любой район города. Ходят и автобусы, и «маршрутки», и такси приезжает через несколько минут после вызова. Так что на работе транспорта режим самоизоляции никак не сказался.
Из магазинов все (и продуктовые, и промтоварные, и супермаркеты и небольшие частные) в середине мая уже работали. Работали также парикмахерские и салоны красоты. Исключение составляли лишь салоны сотовой связи и технические центры крупных IT – компаний. Из многочисленных салонов, расположенных на проспекте Революции, в середине мая работал только один. Кстати, в тех, что работали, почему-то везде была отключена система электронной очереди. Рынки работали уже все без исключения.
А вот многочисленные кафе и ресторанчики, расположенные также на главной улице города, были закрыты и лишь немногие работали только на вынос. В основном это касалось различных пиццерий. Так что с доставкой пиццы для желающих также проблем не возникло. Работали также пункты различного фастфуда, но только на вынос. В пределах павильонов «Русского аппетита» и прочих потреблять пищу было запрещено!  
Теперь о ношении масок. Большинство людей все-таки их носит, но далеко не все! На входах в автобусы и «маршрутки» можно было прочитать надпись «Проезд без масок запрещен!». Но пользовались масками все-таки не все. Да и водители (особенно, водители такси) масками пользовались редко. Впрочем, как автомобилист, хорошо их понимаю. Обзор в маске заметно ограничен!
Полицейские и продавцы аптек и магазинов, относящихся к крупным торговым сетям, все в масках без исключения, а вот в мелких частных магазинах продавцов без масок можно было встретить нередко. Да и полагающаяся дистанция в полтора метра здесь редко соблюдалась. Даже соответствующие интервалы не полу далеко не всегда были обозначены.
Воронежские парки в значительной степени пустые. Вроде никого оттуда не гонят, и иногда можно встретить одиноких велосипедистов или бегущих трусцой ревнителей здоровья, но, похоже, народ сам сознательно избегает подобных мест массового отдыха.  

Таков Воронеж в дни мировой пандемии коронавируса. Конечно, я, наверно, рассмотрел далеко не все, но, как говорится, что увидел, то увидел.

Дружина охраны природы ВГПУ и противопожарная компания: опыт работы онлайн

Проблема весенних поджогов травы, вызывающих опасные природные пожары, губящие все живое, привлекает внимание Дружины охраны природы ВГПУ с 2013 года. В этом году в связи с сочетанием условий режима самоизоляции вследствие пандемии коронавируса с ранней сухой весной количество поджогов травы в нашей области заметно увеличилось. Странно, режим самоизоляции явно затрудняет работу общественных экологических организаций, а вот браконьеры, поджигатели, загрязнители и прочие нарушители чувствуют себя в этих условиях вполне вольготно.
Дабы сделать хоть что-то в условиях самоизоляции Дружина охраны природы ВГПУ откликнулась на призыв ДОП МГУ принять участие в федеральной весенней противопожарной компании «Останови огонь!». Для начала активистки ДОП ВГПУ Алина Арбуз (1 курс, «Экология») и Лилия Корчакина (5 курс, «Химия, Экология») участвовали в съемках видеоролика, организованных движением «Fridays for future” и призывающим правительство и людей серьезно относиться к проблеме природных пожаров.  
В рамках той же компании ДОП ВГПУ распространяла в социальных сетях посты и мемы на противопожарную тематику.  Всего в компании приняли участие 26 активистов ДОП ВГПУ, распространившие 73 поста в 64 группах социальных сетей «В контакте», «Одноклассники» и «Инстаграмм».
Помимо распространения соответствующей информации в интернете активисты ДОП ВГПУ, студентки 5 курса естественно-географического факультета (профиль «Химия, Экология») Елизавета Гаврикова и Татьяна Нагорная распространили противопожарные баннеры с призывом не поджигать траву и разъясняющие населению вред от поджогов травы. Акция проводилась в г. Богучаре и в поселке Шаталово — 1 Починковского района Смоленской области. Распечатанные в интернете баннеры студентки развешивали на доски объявлений около магазинов и детских площадок в надежде, что там они точно не останутся без внимания.
К окончанию информационной противопожарной компании Дружина охраны природы ВГПУ приняла участие в акции «Трава, расти!», отражающей мечты добровольных лесных пожарных о том, чтобы молодая зелёная трава быстрее выросла, и поджоги прекратились. Отрастание травы, конечно, ещё не остановит пожары совсем, но остановит самую нелепую их часть, возникающую даже не по неосторожности, а просто из-за человеческого невежества. С целью придания бодрости добровольным лесным пожарным, из последних сил пытающихся не допустить распространения пожаров, активисты ДОП ВГПУ делали фото начинающей расти травы и выкладывали их в группах волонтерских организаций, члены которых даже в условиях режима самоизоляции добровольно и бесплатно боролись с огнем в лесах и на сельскохозяйственных угодьях.
Я уже дописывал этом материал, когда мне пришло сообщение от одной из активисток ДОП ВГПУ: «Вы не поверите, но наши усилия, кажется, имели успех! Сейчас проезжали мимо незаконной свалки, так там уборка идет полным ходом! Неужели правда получится!» Речь идет о незаконной свалке в одном из отдаленных районов области, по поводу которой ДОП ВГПУ уже неоднократно обращалась как к местным, так и к областным властям! Здесь необходимо также поблагодарить Союз общественных экологических инспекторов, оказавший помощь в составлении и распространении соответствующих писем.

Общие выводы:

Работа онлайн, конечно, не заменит работы., т.с., в реалии. По поводу её эффективности остается лишь гадать! Но нет, как говорится, худа без добра. Находясь на самоизоляции и весьма ограниченные в своих возможностях, мы обратили внимание на проблемы, ранее нас несильно беспокоящие и освоили ранее нами не используемые (или используемые в малой степени) методы и возможности.kE97vowCsOQ.jpg 8xVl2ahykh0.jpg MoS-ZEkrKIE.jpg PruE4P7VT50.jpg dWapISSrxzg.jpg

Размышления после посещения сельского магазина

В эпоху потребления и всеобщего изобилия магазины с полками, ломящимися от обилия товаров (причем это касается как продовольственных, так и хозяйственных), стали абсолютно привычным явлением. Далеко ушло то время, когда советские граждане, оказавшись за границей, были готовы предать родину, зайдя в первую же мясную лавку. Сейчас даже в магазине, расположенном в любом райцентре или даже в селе, уровень изобилия не меньше, чем в ином парижском или лондонском гипермаркете. Причем это касается как магазинов продкооперации и небольших частных магазинчиков, так и супермаркетов, относящихся к самым распространенным российским брендам.
Я не берусь сравнивать все эти магазины, а поведаю лишь об одном, относящемся к крупной торговой сети и расположенном в довольно большом селе на юге нашей области. Я намеренно не назову ни села, ни торговой сети, дабы меня не обвинили в рекламе.
Прежде всего, выбор товаров и размер помещения здесь явно даст фору аналогичным магазинам в областном центре. Но дело даже не в этом! Мне, хорошо помнящему хамство советских продавцов и советский «сервис», нельзя было не обратить внимание на одно обстоятельство.  
В Воронеже я, честно говоря, также с хамством в предприятиях торговли не сталкивался (хотя могу припомнить пару случаев, когда ситуация была, т.с., «на грани»!). А вот в столице и в Европе другое дело! В одном московском супермаркете (кстати, относящимся к той же торговой сети, что и упомянутый мною в начале статьи) сидящий за кассой «гастарбайтер» не пожелал сам доставать из корзины мои покупки (типа, у нас это делают сами покупатели!). А в Париже в аналогичной ситуации кассир (явный выходец из бывшей колонии) вообще долго меня игнорировал (типа, «в упор не вижу»). Мне живо вспомнились советские кассиры! Ни с чем подобным я не сталкивался в Воронеже, не говоря уже об области!
Здесь же, в селе на окраине области продавцы — сама вежливость, предупредительность и обходительность! Как будто они сошли со страниц произведений Ж. Сименона, А. Конан Дойла или А. Кристи! Обязательно напомнят об акции. Видя только один батон колбасы в моей корзине кассир напомнила, что по акции я могу приобрести бесплатно (!!!) второй такой же батон и даже не поленилась за ним сходить! Я, конечно, испытал неловкость и долго благодарил её! И это при том, что я в том селе появляюсь нечасто! А что ей стоило об этом батоне просто умолчать, т.с., в свою пользу? Думаю, парижский или московский кассир такой возможности бы не упустил!
В том момент у меня мелькнула мысль: может быть, для того, чтобы увидеть Европу первой половины и середины ХХ века, достаточно съездить в российскую глубинку? Есть над чем подумать!
Фух, эк меня повело! Начал с описания магазина, а закончил глобальными культурологическими выводами! На том, с позволения читателей, пока позволю себе закончить!

Дистанционное обучение в деревне

- Михал Иваныч! Михал Иваныч! - кричит соседу учителю физкультуры через забор папаша одного из учеников.
- Чего?
- Ты чего сегодня на дом задал?
- Я послал…
- Куда послал?
- Сейчас у жены спрошу.
Проходит минута. Учитель выходит
- По какому — то вацапу.
Папаша исчезает в доме, через несколько минут выходит.  
- Виталька сделал! Куда тебе послать?
- Сейчас у жены спрошу!
Снова проходит несколько минут. Учитель появляется на крыльце.
- Посылай по тому же вацапу!
- Сейчас я приду!
Папаша появляется на пороге дома. Что-то топорщится у него за пазухой! Жена окликает его из дома:
- Витальку возьми! Может он Михал Иванычу домашнее задание покажет?
- Ты что? - набрасывается папаша на жену. - Коронавирус по миру гуляет! Нельзя Витальке из дома выходить!
Подходит к соседскому забору и кричит:
- Михал Иваныч, вакцину от коронавируса принять не желаешь?
- Заходи! - слышно из дома учителя.

P.S. Эту абсолютно подлинную историю рассказал мне мой друг сельский учитель. Все персонажи абсолютно реальны! А название населенного пункта и даже район области позволю себе не называть.

Коронавирус и Благовещенье


 
В дни, когда страна и весь мир отчаянно борются с пандемией коронавируса, уносящим тысячи жизни, и российские регионы ввели у себя жесткие режимы самоизоляции, Дружина охраны природы ВГПУ, не взирая ни на что, продолжает свою работу. Приближается праздник Благовещенья, на который браконьеры отлавливают тысячи птиц для продажи легковерным гражданам, а, значит, и нам надо быть начеку. С упрямством этой публики, не страшащейся никаких преград и запретов, мы сталкивались уже неоднократно.
Недели за две до праздника волонтеры Центра реабилитации диких животных, возглавляемые отважной зоозащитницей Анитой Придоткайте, рассылают нам образцы листовок, объясняющих вред, наносимый отловом певчих птиц и призывающих отказаться от их покупки.
В течение недели (до начала режима самоизоляции) активисты ДОП ВГПУ распространяли листовки среди соседей и друзей (иногда просто подкладывая их в почтовые ящики), а также усиленно распространяя информацию через социальные сети.
В день Благовещенья немногочисленные оставшиеся в городе активисты все-таки решают по одному или по двое обойти храмы города, дабы отследить ситуацию с незаконной торговлей певчими птицами. Передаю им слово.

11.37. Храм у остановки «Ул. Полины Осипенко». Продают чижей по 100 рублей, снегирей по 400, голубей по 200. Фоткать не дают, все птицы спрятаны.
11.50. У храма на улице Домостроителей есть торговля.
11.51. У Покровского собора и возле Первомайского сада торговли нет.
11.57. Наблюдали торговлю возле храма Андрея Первозванного (ост. «Ул. Новгородская»). Меньше, чем обычно, но есть. Продавцы очень скрытны и прячут лица при виде наших смартфонов. Птицы в клетках укрыты чехлами.
13.42. У храма на ул. Домостроителей никого нет. Похоже, разогнали.

Таким образом, несмотря на режим самоизоляции, в Воронеже обнаружено три точки незаконной торговли певчими птицами. Это значительно меньше, чем обычно, да и количество продаваемых птиц меньше в несколько раз, хотя по идее, в условиях карантина такого не должно быть в принципе.  

Подводя итоги, можно сказать, что несмотря на режим самоизоляции (соблюдаемом, к сожалению, недостаточно в некотором отношении строго) незаконная торговля певчими птицами на Благовещенье сохранилась. Масштабы, конечно, не те, но, думается, властям стоило уделить этому внимание хотя бы из санитарно-эпидемиологических соображений. Ведь любая стихийная торговля помимо всего прочего — потенциальный источник инфекции!
В то же время поражаешься живучести и упорству правонарушителей (в чем мы также убедились на примере «Первоцвета»), воистину достойных лучшего применения!  in119MvcO6s.jpg nrRN8MOH3hE.jpg KRu3DZmpRyA.jpg F9h_4dOONAA.jpg bqs1p5LsCSk.jpg byW2oii_EG8.jpg

Первоцвет - 2020


 
С каждым днем солнце пригревает все сильней, а сообщения о распространении коронавируса в мире приобретает все более тревожный характер. Но у нас другие заботы! Уже с конца первой декады марта в наших лесах и парках из прогревшейся почты начинают массово прорастать подснежники, образуя местами целые синие поля, а значит Дружине охраны природы ВГПУ пора собираться в лес на патрулирование мест их массового произрастания, т. е. пришла пора ежегодной операции «Первоцвет».
В назначенное время я стою на остановке «Институт лесной генетики» в ожидании студентов. Прямо возле остановки какая-то мамашка показывает ребенку вниз и говорит: «Смотри, какие цветочки! Сорви его!» Такого я стерпеть, конечно, не мог! На мое возмущенное восклицание мамашка пытается огрызаться: «Не умничайте!» Тут уж меня прорвало: «Понаехала тут всякая шваль!! У себя в деревне привыкли гадить и сюда приехали!??» Вижу, что наступил мамашке на больную мозоль! Она, что-то шипя,  ретируется. Понимаю, что испортил ей настроение и уже рад этому! Сорванный подснежник сиротливо остается лежать на земле!
Минут через десять подходят студенты, а с ними сотрудники Центра лабораторных исследований с напечатанными листовками и два инспектора Росприроднадзора. Студенты разбирают листовки, несколько самых опытных дружинников ветеранов отправляются в рейд с инспекторами Росприроднадзора.
Раздача листовок идет довольно бойко. Некоторые берут охотно, некоторые отказываются со словами «Я это и так знаю! Отдайте другим!», а один мужчина шарахнулся от группы девушек, как заяц от волчьей стаи со словами: «Коронавирус гуляет, а вы тут листовки раздаете!»
Четверо ребят расклеивают листовки на входе в лесопарк, а я тем временем возвращаюсь к остановке. Увиденное здесь вновь вызывает мою довольно нервную реакцию. Пожилая дама, накрашенная румянами, словно Петрушка на ярмарке, самозабвенно рвет подснежники буквально в двух шагах от остановки.
Поблизости ко мне оказалась только одна неопытная студентка, пришедшая на подобную акцию в первый раз, а опытные дружинники ушли в рейд вглубь лесопарка. Пришлось опять брать инициативу на себя. Дама сначала пытается оправдываться « Я рву без луковиц!», а на мое замечание, что подснежники размножаются семенами, лишь скептически усмехается. Тут ко мне подходит подкрепление в виде трех опытных дружинниц. Дама, прижатая к стенке, переходит в контратаку: «Молодые люди, а на старуху нападаете! Совести у вас нет!» и, бросив подснежники за землю, заявляет, словно героическая партизанка эсэсовцам карателям: «Я вас все равно не боюсь!»  
Черт возьми, за тридцать пять лет изменилась страна, изменились люди, изменился мир, но одно осталось неизменным: бабушки нарушительницы, рвущие подснежники на продажу! Их как будто совершенно не коснулись пертурбации, произошедшие в стране и в мире! А ведь этим «бабушкам» лет немногим больше, чем мне! Или такое поведение с генами передается?
Разгоряченные произошедшим, дружинники вновь собираются на остановке, делясь полученными впечатлениями. Многие участвуют в такой операции в первый раз, так что адреналину они сегодня получили порядочно.
На обратном пути мне приходит смс-ка от дружинниц, с которыми мы только что расстались: «У Петровского сквера и у ГЧ (Галереи Чижова) торгуют подснежниками. Мы их разогнали, но они наверно опять соберутся!» И вечный бой, покой нам только снится!

Выводы по операции:

1. Рейды по местам вероятной торговли и произрастания первоцветами показали в целом определенный спад интенсивности их незаконного сбора и торговли, наблюдаемый с 80-х годов прошлого века.
2. В то же время в этой интенсивности наблюдается определенная цикличность. В отдельные годы может наблюдаться даже некоторый рост интенсивности незаконного сбора и торговли.
3. Ранняя весна и более длительный вегетационный период первоцветов в этом году вызвали увеличение объемов незаконной продажи и сбора первоцветов в нашем городе. Аналогичная картина наблюдалась в ранние весны 2015 и 2016 годов. Позволю себе предположить, что объемы незаконных продаж и сбора первоцветов имеют в наших краях скорее фенологическую, чем социально-экономическую природу.  
4. «Социальный портрет» нарушителей сборщиков и продавцов первоцветов за 35 лет нисколько не изменился! Это в абсолютном большинстве — женщины в возрасте порядка 60 лет, оправдывающие свое занятие «тяжелым материальным положением».jACDIr-5PEA.jpg TDV0K3ACTIY.jpg XJv7w9iipT4.jpg

Размышления о военно-патриотическом воспитании

Обратиться к этой нестандартной для меня теме побудило, как это бывает в таких случаях, одно малозначительное обстоятельство. Мы со студентами, членами Дружины охраны природы ВГПУ были приглашены на публичные слушания по поводу строительства музея ВДВ в нашем городе.
На публичных слушаниях нам уже не раз приходилось бывать! Проходят они, как правило, весьма бурно. Так было и в случае со строительством дороги из Северного района к Березовой Роще, и в случае с созданием зеленого лесопаркового пояса. Молодежь покидает их обычно полная эмоций, получив изрядную дозу адреналина.
На этот раз ничего такого не ожидалось! Но, казалось бы, какое может быть воздействие на окружающую среду со стороны музея, который к тому же планируют возвести в одном из спальных районов города? Бурных обсуждений явно не ожидалось. Но вот тут я немного ошибался!
После короткого выступления проектировщика я задал, казалось бы, самый невинный вопрос: «Сколько и каких деревьев предполагается вырубить и сколько посадить для компенсации» (кстати, музей планируется взвести на территории одной из наших городских ООПТ, что меня несколько насторожило). Ответ последовал весьма четкий с указанием количества и пород деревьев. Я сел на место, вполне им удовлетворенный!
Далее студенты задали вопросы на предмет утилизации и организации раздельного сбора мусора в музее и касательно планировки прилегающей к музею территории сквера. Я задал ещё один вопрос об источниках финансирования будущего строительства и о штатном расписании музея. Ответы проектировщик также давал вполне четкие.
Слушания уже подходили к концу, но я, как говорится, шкурой чувствовал, что атмосфера в зале почему-то накаляется, хотя внешне всё выглядело абсолютно спокойно! Но это лишь казалось. В одном из углов зала, где сидели люди в военной форме, нарастал недовольный гул.
И тут слова попросил ВДВ-шный полковник! Я не буду даже пытаться полностью воспроизводить его речь, а приведу лишь некоторые цитаты: «У вас на кону с одной стороны — несколько березок, а с другой — национальная идея!», «Мы тут за березки боретесь, а в Сибири лес тоннами (?) вырубают! Вот и поборитесь с лесной мафией!», «Я не верю, что будущее поколение не будет воевать!».
Остапа, как говорится, понесло. Конец слушаний оказался явно скомканным. В коридоре после них мы продолжили с бравым полковником разговор на данную животрепещущую тему. Я не буду его здесь приводить, а выскажу лишь мысли, на которые меня этот разговор навел.

1. Бессмысленно говорить о военно-патриотическом (или каком-либо ещё!) воспитании при отсутствии программы такого воспитания. Возводить при отсутствии программы любые (стоящие не одну сотню миллионов!) мемориальные (и прочие!) комплексы — перевод денег, или, как выражается один известный российский политик: «Распил!»
2. Об отсутствии программы военно-патриотического воспитания и бездействии военно-патриотических организаций говорит хотя бы факт полного отсутствия в городе парашютных вышек (автор этих строк ещё застал одну такую в Центральном парке) и клубов «Юный десантник», которые для начала следовало бы создать хотя бы в десятке школ. А ведь с этого и надо начинать! А если такой работы не ведется, то зачем нам музей ВДВ? Экспонаты для него хоть имеются, учитывая ещё тот факт, что в городе нет ни одной части ВДВ?
3. И, наконец, о наболевшем. Мы опять «воткнулись» в проблему детского туризма, который на данный момент полностью разрушен. С ним ушли в прошлое детские военно-спортивные лагеря, ещё бывшие популярными в начале 2010-х годов, и на которых юные школяры под руководством бывших десантников и спецзановцев получали навыки выживания в дикой природе, приготовления пиши в полевых условиях, изготовления и обращения с различными подручными средствами. А БЕЗ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭТОЙ СИСТЕМЫ НИ О КАКОЙ ПОДГОТОВКЕ БУДУЩИХ ЗАЩИТНИКОВ РОДИНЫ И НИ О КАКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕ ГОВОРИТЬ НЕ ПРИХОДИТСЯ! Вот о чем следует подумать не только бравым десантникам, но и всем, кто связан с патриотическим воспитанием молодежи!

На том заканчиваю, рассчитывая на то, что мои оппоненты по этим слушаниям прочтут этот пост и поймут, что военно-патриотическое воспитание — вещь серьезная, и мыслить здесь категориями «периода застоя» никак нельзя!

Рейды по проверке системы утилизации мусора в Воронеже

Бытовое загрязнение за последние двадцать лет явно вышло на первый план, потеснив промышленное и транспортное, и вызывая все большее беспокойство не только экологических организаций, но и рядовых граждан и даже властных структур самых различных уровней — от муниципалитета до Правительства Российской Федерации. Здесь достаточно упомянуть о глобальной «пластиковой проблеме», о которой делают репортажи все ведущие мировые информационные компании.
Бороться с бытовым загрязнением призвана система утилизации бытовых отходов, в которой основное место уделяется раздельному сбору различных видов мусора, который в нашем городе с переменным успехом налаживается последние три года.
Дружина охраны природы ВГПУ принимает в этом процессе весьма активное участие, начиная от проведения экологических уроков соответствующей тематики в школах и заканчивая отслеживанием всей системы утилизации мусора в области, начинающейся  в мусорных ведрах обывателей и заканчивающейся на перерабатывающих предприятиях или (увы, в большинстве случаев!) на мусорных полигонах (а случается, что на незаконных свалках!).
В этот раз объектами нашей проверки стали специальные контейнеры для раздельного сбора мусора, установленные во дворах многоквартирных домов. Путеводителем нам служила интерактивная карта проекта «Это — не мусор!», разработанная общественным экологическим активистом Денисом Евграфовым.
Итак, выкладываю подробный отчет с указанием адресов и видов контейнеров. Первая рейдовая группа обследовала район улиц Остужева — Переверткина.
1. Ул. Остужева, 8. Контейнеры на месте.
2. Ул. Остужева, 10. Контейнеры на месте.
3. Ул. Переверткина, 4. Контейнеры на месте.  
4. Ул. Переверткина, 1/2. Контейнеры на месте.
5. Ул. Переверткина, ?. Контейнеры стоят, хотя на карте не отмечены.

Вторая рейдовая группа обследовала жилой массив «Олимпийский». Привожу их данные.
Просмотрены следующие адреса:
1. жилой массив олимпийский, 4;
2. жилой массив олимпийский между, 10 и 12 домом;
3. жилой массив олимпийский, 8;
4. жилой массив олимпийский, 7;
5. жилой массив олимпийский, 13;
6. жилой массив олимпийский, между 3 и 5 домом.
По всем адресам отсутствуют баки для картона и бумаги, хотя на карте они указаны.

Третья рейдовая группа обследовала улицу 45-й стрелковой дивизии.
Просмотрены следующие адреса:
1. Ул. 45-й стрелковой дивизии, 1. Ничего нет, хотя на карте отмечены контейнеры для пластика.
2. Ул. 45-й стрелковой дивизии, 3. Аналогичная картина.
3. Ул. 45-й стрелковой дивизии, 48. Контейнеры для пластика.
4. Ул. 45-й стрелковой дивизии, 50. Ничего нет, хотя на карте отмечены контейнеры для пластика.

И, наконец, четвертая рейдовая группа обследовала непосредственно окрестности ВГПУ. Привожу их данные.

1. Ул. Республиканская, 74а. Контейнеры для пластика на месте.
2. Переулок Автогенный, 11а. Контейнеры отсутствуют
3. Ул. Лидии Рябцевой, 57/3. Контейнеры на месте.
4. Ул. Советская, 53. Контейнеры на месте.
5. Ул. Советская, 53а. Контейнеры на месте.

Я уже сидел и писал эту статью, когда пришло ещё одно сообщение: «В магазине «Вкусвилл» на остановке «ул. Кирова» принимают батарейки. На карте не обозначены.



 

 Наверняка и в остальных «Вкусвиллах» их принимают, их по городу много».

Выводы по результатам проверки:

1. Всего было проверены 20 точек раздельного приема мусора в нашем городе, что, конечно же, далеко не полная картина. Одна точка (5 %) не была занесена на карту. 10 точек (50 %) вполне соответствует тому, что было нанесено на карту. 4 точки (20 %), нанесенные на карту, не обнаружены. В 6 точках (30 %) отсутствовали контейнеры для картона и бумаги, указанные на карте.
2. Наряду с этим обнаружен ранее не обозначенный прием батареек в торговой сети «Вкусвилл», весьма распространенной в нашем городе.
3. Развитие системы раздельного сбора мусора в нашем городе происходит неравномерно («два шага вперед — шаг назад!»), преодолевая различные бюрократические препоны и сложности. Например, год назад нам стало известно, что некоторые управляющие компании заставили ООО «Славянское наследие» убрать контейнеры для сбора пластиковой  тары. Типа, за это надо платить!
4. На данной стадии формирования системы раздельного сбора мусора многое будет зависеть от гражданской активности и экологической грамотности населения, с чем ещё предстоит основательно поработать.
5. В общем, расслабляться не стоит! Мы ещё в самом начале пути формирования системы грамотного и «экологичного» обращения с отходами.
nnG7HmZTapU.jpg -8AdupCzhog.jpg TNV30IVDJ78.jpg Xh27IBTBhAY.jpg

Первоцвет - 2020: некоторые особенности проведения

Напомню читателям, что операцией «Первоцвет» называется комплекс мероприятий, проводимых государственными и общественными экологическими организациями с целью предотвращения сбора и продажи весенних раннецветущих растений.  
С середины 70-х годов операция «Первоцвет» проводилась исключительно на общественных началах и инициатором стало Движение студенческих Дружин охраны природы. В настоящее время операция организуется и проводится в значительной степени государственными природоохранными органами при активном участии различных общественных экологических организаций.
В этом году операция «Первоцвет — 2020» начиналась тревожно. От Дружины охраны природы МГУ поступило сообщение, которое позволю себе частично процитировать: «В последние несколько дней в Москве возле станций метро «Белорусская», «Калужская» и «Тимирязевская» были замечены торговцы цветами, у которых среди прочих были букеты подснежников (галянтусов). Подснежник складчатый Galanthus plicatus и подснежник белоснежный Galánthus nivális – редкие растения, занесенные в Красную книгу России. Вероятно, они были привезены браконьерами из Крыма. Проблема может оказаться шире и затрагивать не только Москву. Чтобы понять её масштаб, мы просим обращать внимание на людей, торгующих цветами - нет ли у них маленьких букетов подснежников или других первоцветов. Их не всегда просто заметить среди остальных цветов, пожалуйста, присмотритесь!»
Что и говорить, возникла ситуация, вызывающая немалое беспокойство. Поэтому для начала связываюсь с экологическими активистами Крыма. Здесь привожу их ответы с некоторыми корректировками.
«На трассе между Алуштой и Ялтой часто торгуют»
«Я такие подснежники не один раз видела в огородах у людей... И торгуют ими не только на трассе, но и в каждом столичном переходе...»
«На каждом рынке в Севастополе торгуют. По крайней мере в Гагаринском районе».
«У моей мамы их половина палисадника растёт. И у всех соседей. В селе это самые обычные цветы».
«Да и у нас также. Плодятся они отлично, урожай дают хороший. Хайп и отвод глаз от реальных проблем!!!»
Как говорится: «Уппсс!» Проблема (в который уж раз) обернулась несколько неожиданной стороной. Но для уверенности связываюсь со своей бывшей дипломницей, работающей сейчас в Адлере. Ниже привожу её ответ с некоторыми изменениями.
«Можно даже никуда не идти, здесь уже около месяца продают и подснежники, и морозник. Вот только продают бабули, а им все равно, что они краснокнижные. Я мельком спрашивала: днем по одной цене продают, вечером намного дешевле. … Видела вчера, но ничего толком не ответили ("Не хочешь брать, не бери"). Даже на предложение продать луковицы ответили отказом».
Как говорится, не прибавить, не убавить… Но оставалось ещё проверить наличие торговли в нашей области. За неделю до 8 марта (в эти дни ожидается пик торговли цветами) члены ДОП ВГПУ направляются в места возможной торговли первоцветами, т.е. на рынки, к различными супер- и минимаркетам, а также в самые оживленные места нашего города. Сообщения начинают поступать уже с понедельника.
«Обнаружена торговля пролесками на рынке на ул. Димитрова. Мы говорили с продавцами. При повторной проверке торговля первоцветами не обнаружена».
«Видели торговлю возле «Галереи Чижова». Обычные синие подснежники. Причем нас уверяли, что они тепличные. При повторной проверке первоцветов не обнаружено»
«Прошли вдоль всего проспекта Революции. Первоцветов нет»
«Ленинский проспект. Остановки «Арзамасская», «Гвардейская», «Нижняя». Первоцветов не продают»
«По всему Ленинскому проспекту и на пересечении улиц Грамши и Чапаева торговли первоцветами не выявлено»
«Московский проспект. Остановка «Политехнический институт». Торгуют «мимозами» и тюльпанами. Первоцветов нет».
«Вдоль всей улицы Кирова торгуют «мимозами» и нарциссами. Первоцветов нет. В одном месте был крокус, но, похоже, тепличный».
«Улица Космонавтов. Первоцветом нет»
«Улица Домостроителей, возле «Ленты». Похоже, первоцветов нет»
«Юго - западный район, минирынок на остановке «Ул. Комарова». Первоцветов нет. Торгуют только тюльпанами».
«Березовая Роща, первоцветов нет. Только тюльпаны, «мимозы» и нарциссы».
   
В общем, город Дружина охраны природы ВГПУ, похоже, «прошерстила» достаточно полно. Не обнаружено никаких признаков торговли «краснокнижными» видами. Торговля местными пролесками обнаружена только в двух местах, да и там (не без нашего участия!) её быстро свернули.

Теперь перехожу к сообщениям из области.
«Россошь. Первоцветов не обнаружено»
«Павловск. Первоцветами не торгуют»
«Каменка. Нет торговли первоцветами»
«Петропавловка. Торговли первоцветами нет»
«Бутурлиновка. Первоцветами не торгуют»

Выводы по результатам проведенного мониторинга:

1. Массовая торговля «краснокнижными» видами первоцветов наблюдается либо в местах сбора (Крым, Кавказ), либо в Москве (самый ёмкий рынок сбыта). При этом значительная часть растений поступает из теплиц и личных подсобных хозяйств граждан (хотя незаконный сбор в дикой природе, похоже, также «имеет место быть»), что заставляет посмотреть на проблему в несколько ином ракурсе.
2. В Воронеже и области торговли «краснокнижными» видами не обнаружено, а торговля первоцветами (пока!) носит единичный характер (а в области вообще отсутствует).
3. В течение ближайшего месяца торговля первоцветами местных видов (прежде всего, пролеской сибирской и ландышем майским) в Воронеже может активизироваться, так что расслабляться особо не приходится.-12wJ9OnXQo.jpg kTVaWoqFO04.jpg T0vSloeL0K8.jpg  

Наблюдения за птицами на Шри Ланке

Автор находился на Шри Ланка в период с 29 января по 5 февраля 2020 года. Основная часть наблюдений пришлась на город Калутара. Кроме того, автором совершены поездки в провинции Галле (31.01) и провинцию Канди (2.02), а также совершен выход в открытое море (4.01).
За время пребывания автора на Шли Ланка им обнаружено 34 вида птиц, список которых приводится ниже.

1. Сизый голубь (Columba livia). Встречается в изобилии по всем населенным пунктам на обследованной территории.
2. Кольчатая горлица (Streptopelia decaocto). Воркующие особи были отмечены 4.02 в г. Калутара и 2.02 в г. Канди.
3. Изумрудный голубь (Chalcophaps indica). Встречен 31.01 на автобане между г. Калутара и Галле и 2.02 в Королевском ботаническом саду г. Канди.
4. Украшенный чибис (Vanellus indicus). Встречен 2.02 в Королевском ботаническом саду г. Канди.
5. Цветной бекас (Rostratula benghalensis). Группа птиц встречена вечером 31.01 на рисовом поле в районе г. Калутара.
6. Озерная чайка (Chroicocephalus ridibundus). Неоднократно отмечалась на побережье в юго-западной части Шри Ланка. Здешние экземпляры явно светлее встречающихся в европейской части РФ.
7. Чайкоклювая крачка (Gelochelidon nilotica). Группа птиц отмечена 4.02 во время выхода к открытое море.
8. Клинохвостый буревестник (Ardenna pacificus). Группа птиц отмечена 4.02 во время выхода к открытое море.
9. Яванский марабу (Leptoptilos javanicus). Группа особей встречена на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике 29.01.
10. Голуболицая олуша (Sula dactylatra). Один экземпляр встречен 4.02 во время выхода к открытое море.
11. Индийская змеешейка (Anhinga melanogaster). Один экземпляр встречен на рисовом поле 29.01. в районе аэропорта Бандаранаике 29.01.
12. Яванский баклан (Microcarbo niger). Один экземпляр отмечен 29.01. на реке Келани.
13. Большой баклан (Phalacrocorax carbo). Неоднократно отмечался вдоль побережья Индийского океана, на реках и на рисовых в исследованной части Шри Ланки.
14. Индийский баклан (Phalacrocorax fuscicollis). Отмечен дважды 29.01 — на реке Мелани и на рисовом поле возле аэропорта Бандаранаике.
15. Серый пеликан (Pelecanus philippensis). Группа особей отмечена на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике 29.01.
16. Цапля — голиаф (Ardea goliath). Единственный экземпляр был встречен 31.01 на реке Маду.
17. Большая белая цапля (Ardea alba). Стая встречена 29.01 на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике.
18. Средняя белая цапля (Ardea intermedia). Стая встречена 29.01 на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике.
19. Египетская цапля (Bubulcus ibis). Самый многочисленный вид цапель, на обследованной территории встречающийся практически повсеместно.
20. Рыжая цапля (Ardea purpurea). В небольшом числе отмечена 29.01 на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике.
21. Красноклювая альциона (Halcyon smyrnensis). Отмечен 29.01 на рисовом поле в районе аэропорта Бандаранаике.
22. Буроголовая щурка (Merops leschenaulti). Отмечена 29.01 возле г. Калутара
23. Ожереловый попугай Крамера (Psittacula Krameri). В небольшом числе встречается  по всей обследованной территории.
24. Белолобая веерохвостка (Rhipidura aureola). Одна поющая птица встречена 30.01 в г. Калутара.
25. Черный дронго (Dicrurus macrocercus). Один экземпляр встречен 29.01 в районе аэропорта Бандаранаике.
26. Блестящая ворона (Corvus splendens). Самая многочисленная птица на обследованной территории встречающаяся практически повсеместно.
27. Большеклювая ворона (Corvus macrorhynchos). Один экземпляр встречен 29.01 в районе аэропорта Бандаранаике.
28. Деревенская ласточка (Hirundo rustica). Стая отмечена 31.01 в г. Косгода.
29. Обыкновенная майна (Acridotheres tristis). Встречалась повсеместно в  небольшом числе на всей обследованной территории.
30. Цейлонская священная майна (Gracula ptilogenys). Встречена 2.02 в Королевском ботаническом саду в г. Канди.
31. Сероголовый скворец (Sturnia malabarica). Группа птиц встречена 2.02 в Королевском ботаническом саду в г. Канди.
32. Индийский черный дрозд (Turdus simillimus). Отмечен в г. Калутара и в Королевском ботаническом саду в г. Канди.
33. Каменка плешанка (Oenanthe pleschanka). Отмечена 2.02 на территории Храма Золотого будды в возле г. Канди.
34. Белая трясогузка (Motacilla alba). Отмечена 29.01 в аэропорту Бандаранаике.
0w1FaSgbB2s.jpg Qg6dkV9J_Hg.jpg


 
 

Путешествие в "райский уголок"

Самолет, пробив слой облаков, резко снизился. Под нами замелькали «барашки» волн Индийского океана. Ещё пару секунд, и колеса нашего «Боинга» коснулись взлетно-посадочной полосы аэропорта имени Бандаранаике, что в столице социалистической демократической республики Шри Ланка Коломбо. Утомительный восьмичасовой перелет из Москвы закончился. Мне предстояло провести неделю в этом «райском уголке»,  как этот остров определил великий А.П. Чехов.
«Летишь на Цейлон! Обязательно привези чаю!» - напутствовали меня многие друзья и родственники, в воспоминаниях которых Шри Ланка прежде всего ассоциировалась с цейлонским чаем, выдаваемым в спецпайках по большим праздникам в кубических упаковках с изображением слона. Многие так его и называли «Чай со слоном».
Что ещё вспомнит средний советский человек моего поколения об этом далеком острове? Просмотр соответствующих статей в Большой советской энциклопедии и в книге серии «Страны и народы» дал немного. Основа валютных поступлений этой страны — экспорт чая, промышленность создана при помощи СССР и стран социалистического содружества. Шри Ланка являлась одно время лидером Движения Неприсоединения. Борьба с остатками колониализма. Непоследовательная политика Н. Бандаранаике. Ну, в общем — то, и все...  
Ещё меньше дали статьи в википедии, где к весьма ограниченным сведениям по истории и географии страны добавлялась информация о тяжелой тридцатилетней гражданской войне между правительством страны и «Тиграми освобождения Тамил Илама», длившейся с 1983 по 2009 годы. Этим сведениям сопутствовал список действующих на острове интернет-провайдеров и компаний сотовой связи. В качестве «вишенки на торте» приводилась цитата А.П. Чехова, посетившего Цейлон во время своего путешествия на Сахалин: «Цейлон — место, где был рай. Здесь, в раю, я сделал больше ста верст по железной дороге и по самое горло насытился пальмовыми лесами и бронзовыми женщинами. Когда у меня будут дети, то я не без гордости скажу им: «Сукины дети, я на своем веку имел сношение с черноглазой индуской… и где же? в кокосовом лесу, в лунную ночь»».
В справочнике «Охраняемые природные территории мира» я нашел следующую информацию. «70 % территории страны покрыто древесной и кустарниковой растительностью. Имеются четыре полных заповедника, куда доступ посетителей закрыт, пять национальных парков, более тридцати различного рода заказников общей площадью 160 000 га.» Это составляет 5,87 % площади страны. Для сравнения тот же показатель для Индии составляет 0,77 %, для Бангладеш — 0,48 %, для Пакистана — 0,54 %.
Когда автобус наконец-то собрал всех туристов, которым предстояло проводить отпуска в отелях г. Калутара, мы тронулись в неблизкий путь. За окном замелькали пейзажи «райского острова». В глаза прежде всего бросились невысокие (в 3 — 4 этажа) здания отелей, офисов, жилые дома, чистота на улицах (по сравнению с другими известными мне азиатскими странами). Затем мы выехали на автобан, и за окнами автобусов замелькали самые настоящие джунгли, перемежающиеся небольшими рисовыми полями. Несколько раз мы пересекали по мостам реки и железную дорогу. Среди рисовых полей и на склонах невысоких поросших джунглями гор периодически попадались светлые жилые постройки местных фермеров.  
На реках и рисовых полях бросались в глаза обилие птиц: цапель (автор различил большую, среднюю и малую белых, белокрылую и египетскую), пеликанов, бакланов, змеешеек, аистов — разинь. Пару раз нам попадались плантации гевеи.
Через час мы опять въехали в населенный пункт. С этого момента небольшие приморские городки уже не прерывались, пока мы не доехали до нашего отеля. В Шри Ланке все населенные пункты сосредоточены вдоль дорог и практически переходят друг в друга без разрывов.
Наспех разместившись в номере отеля, я первым делом отправился на пляж. К сожалению, сильно штормило, на пляже болтался красный флаг, означающий полный запрет на купание. Так что пришлось довольствоваться бассейном.
Время до ужина мне скрасили многочисленные на внутренней территории отеля египетские цапли, блестящие вороны и пальмовые белки, в изобилии обитавшие здесь и прогуливающиеся между телами загоравших туристов безо всякой опаски.
После сытного ужина я вышел на берег океана подышать во благе свежим воздухом. Шторм ещё больше усилился! В небе, словно лампада горел «лежащий» рогами вверх тропический месяц.  

* * *

Следующий день выдался насыщенным. Едва успев позавтракать, мы втиснулись в микроавтобус, который понес нас вдоль побережья через многочисленные городки, перемежающиеся песчаными пляжами и рощами кокосовых пальм. Нас для начала ждала небольшая экскурсия на моторном катере по реке Маду, что протекает на самом юге острова.
Сама река небольшая (длина всего 30 км) и протекает среди джунглей и мангровых зарослей. В то же время район этот далеко не безлюден. Нам часто попадаются расположенные прямо на воде у берега навесы, к которым ведут тропинки от расположенных прямо в джунглях небольших отелей. Места эти выглядят весьма идиллически!
Первым попавшимся представителем фауны джунглей и мангровых зарослей стал полосатый, или водяной, варан красивой ковровой расцветки и длиной чуть больше метра. Варан отдыхал на склоненном в воду древесном стволе и на наше приближение не отреагировал от слова «никак». Внимание к своей особе и фотографирование он явно воспринимал как должное.
На Шри Ланке этот варан считается полезным животным, так как помимо всякой другой добычи (а питается он всем, с чем может справиться — от насекомых и рыбы до мелких птиц и молодых обезьян и небольших крокодилов) часто ловит ядовитых змей.
Уже вернувшись домой я раскрыл том А. Брема «Жизнь животных», где прочитал, что  полосатые вараны участвовали в приготовлении сложного яда, называемого «карабатель». В его состав входили мышьяк и кровь ядовитых змей. Действующими веществами яда были мышьяк и змеиные яды, а вараны играли роль таинственных животных в процессе его приготовления. Яд варился в человеческом черепе. Несчастных животных при этом привязывали перед огнём с трёх сторон и били. Раздражённые ящерицы шипели, словно раздувая огонь, а вытекающую из пастей варанов слюну собирали и добавляли в яд.
В течение экскурсии вараны нам попадались ещё несколько раз, но другие экземпляры были явно помельче. На туристов все они не обращали абсолютно никакого внимания. Похоже, в этих краях между человеком и варанами заключен своеобразный взаимовыгодный мир.
Следующим представителем фауны мангровых зарослей стала группа обезьян краснолицых лангуров, эндемиков Шри Ланки, встретившая нас радостными криками и сразу спустившимися пониже. Правда, потом они все же держались на почтительном расстоянии и старались не подходить близко, не смотря на протягиваемые им куски бананов. Нам осталось только оставить бананы и продолжить свой путь.
Буквально метров через пятьдесят от того места, где мы встретили обезьян, нам попалась небольшая лягушка светлого окраса, сидевшая (точнее будет сказать, висевшая) на листе, свисающем с дерева почти вертикально. С воды было тяжело определить её вид, но лично мне показалось, что мы встретили представителя веслоногих лягушек. Эти древесные  амфибии имеют хорошо развитые конечности с присосками. Для размножения они строят пенные гнезда, которые закрепляют между ветками.
Далее русло реки резко сузилось, и нашему рулевого пришлось проявлять немалую ловкость в управлении нашим «дредноутом», чтобы избежать столкновения с низко висящими над водой ветками и плавающими в воде стволами. Крик рулевого идущего впереди катера заставил нас насторожиться. Наш гид что-то ответил ему. Рулевой указывал рукой на один из прибрежных кустов. «Там крокодил!» - перевел нам гид крики рулевого.
Мы осторожно приблизились к кусту. В воде, хоть и не сразу, нам удалось разобрать очертания головы и передней части туловища молодого крокодила, относящегося к виду болотный крокодил, или магер. Он считается довольно опасным, хотя и менее опасным, чем его сородич гребнистый крокодил, также обитающий на Цейлоне. Вообще-то следует заметить, что купающихся я на той реке не видел. Крокодилов мы встретили ещё раз … в руках пожилого цейлонца. Это был маленький крокодильчик, которого старик демонстрировал туристам за несколько рупий. На мой вопрос, разрешен ли отлов крокодилов на Цейлоне, гид ответил, что этому субъекту разрешен отлов только одного детеныша по специальному разрешению. По достижении крокодильчиком возраста одного года его следует отпустить на волю.
Последним представителем фауны мангровых джунглей, встреченным нами, была цапля голиаф — самый крупный представитель семейства цапель. Внешне этот вид чем-то похож на нашу рыжую цаплю, но в отличие от наших серых, больших белых и рыжих цапель никогда не селится колониями, ведя сугубо одиночный образ жизни. Цапля подождала, пока мы проплыли мимо буквально в пяти метрах от неё, не удостоив нас даже взглядом. Вообще поражаешься непуганности здешних обитателей в этом далеко не безлюдном краю. Или здесь люди и животные заключили между собой какой-то взаимовыгодный договор? Здесь есть над чем задуматься.
Наша лодка развернулась и дальше, двигаясь уже другими рукавами этой маленькой речки, мы достигли её устья, где полюбовались прибоем, за которым расстилалась бирюзовая гладь Индийского океана. Вернувшись на пристань, мы пополнили наши запасы воды и продолжили свой путь.

* * *

Нашим следующим пунктом стала ферма по выращиванию морских черепах. О проблеме сохранения многих видов черепах мне как экологу известно было давно. Хищнический промысел черепах на мясо, торговля их яйцами и панцирями начались ещё в эпоху Великих географических открытий. Уже в наше время к вышесказанному добавилось загрязнение океана нефтью и пластиком. Тысячи черепашат гибнут, не успев достигнуть моря, в зубах расплодившихся собак, кошек и обезьян. Сказывается также стремительное освоение и застройка приморских пляжей, на которых черепахи много веков подряд откладывали свои яйца.
Всего на Шри Ланке обитает пять видов морских черепах: зеленая, логгерхед, бисса, оливковая и кожистая. Многие тропические государства взяли черепах под строгую охрану. К ним присоединились тысячи частных лиц, добровольцев и энтузиастов. Принятые меры имели результат: примерно половина зарегистрированных в мире популяций морских черепах имеет положительную динамику численности. Из семи видов морских черепах, обитающих на нашей планете только один ещё находится под угрозой исчезновения и статус одного вида неизвестен. Остальные виды предпринятыми усилиями удалось «отпихнуть от критической черты».
Ферма, которую нам предстоит посетить, расположена в поселке Косгода. Она также является частным предприятием, финансируемым за счет туризма, пожертвований и использующая труд волонтеров. Таких ферм только на юго-западном побережье Шри Ланки шесть.
У входа на ферму нас приветствует местный гид, также являющийся волонтером фермы. Для начала он показывает нам черепашьи яйца, внешне и на ощупь здорово напоминающие мячи для пинг-понга.
Затем нас подводят к нескольким бассейнам. Гид объясняет нам, что в сезон размножения волонтеры выходят на пляж каждую ночь, собирают там только что отложенные черепашьи яйца и переносят их в инкубатор. Инкубатор представляет собой огороженный участок песчаного пляжа. Места, где закапываются яйца, обозначены табличками с указанием вида и времени кладки.
В бассейнах содержатся маленькие черепашата в соответствии с их возрастом. Однодневные черепашата с ещё не заросшей пуповиной содержатся отдельно. Их брать в руки запрещено. Черепашат в возрасте от двух до пяти дней (потом их всех выпускают в природу) в руки брать уже можно.
В соседних бассейнах содержалось несколько взрослых черепах. Гид объяснил нам, что это раненые и травмированные в результате несчастных случаев черепахи (в основном попавшие под гребные винты или запутавшиеся в рыболовных сетях), находящиеся здесь на реабилитации. В зависимости от степени выздоровления их либо выпустят в природу, либо оставят доживать свой век на ферме. Здесь же содержалась черепаха альбинос. Её брать в руки категорически запрещается, так как мягкий панцирь и отсутствие пигментов делают такую черепаху весьма чувствительной к любой инфекции.
Я покидал черепашью ферму с невольным чувством восхищения работой энтузиастов, не жалеющих своих сил и времени на спасение морских черепах. Есть надежда, что их усилия не пропадут даром.
Уже вернувшись домой, я прочитал в интернете о реабилитационном центре морских черепах в Дубае, который принадлежит холдингу, пользующемуся поддержкой эмира Дубая. Его Высочество шейх Мухаммед ибн Рашид аль-Мактум, которому регион обязан своим стремительным экономическим ростом, хочет, чтобы его город стал образцовым ещё и с точки зрения охраны окружающей среды. Это, как говорится, к слову.

* * *

Перед обедом нам предстояло посетить шахту по добыче драгоценных камней. Своими драгоценными камнями Шри Ланка была знаменита издревле. Мировой известностью пользуются её рубины, сапфиры, топазы, турмалины, аметисты, лунный камень.
Во времена Синдбада Морехода, дважды посещавшему Шри Ланку в сказаниях  «1000 и 1 ночи», остров носил имя Серендип или остров драгоценных камней.  Известный путешественник Марко Поло видел рубин, толщиной в человеческую руку, украшавший Руванвели дагоба в Анурадхапуре и якобы добытый на Шри Ланке. Знаменитый синий сапфир «Голубая Красавица» величиной в 400 каратов, украшающий английскую корону, а так же сапфир «Звезда Индии» в 536 каратов, выставленный в музее Нью-Йорка, также родом из Шри Ланки.
Сколько всего на Шри Ланке шахт, занимающихся добычей драгоценных камней, мне так и не удалось выяснить. В провинции Галле, которую мы посетили, их три. Это со слов нашего гида. Как говорится, за что купил, за то и продаю.
Сам процесс добычи камней остался неизменным с древнейших времен. Это по-прежнему целиком ручной труд. Шахты роют с помощью кирки и лопаты, обычно недалеко от берега реки. Стены шахты закрепляют бревнами из специальных пород деревьев, впитывающих влагу. Саму породу поднимают наверх в корзинах или ведрах с помощью лебедок, а затем промывают под струей воды. Затем приступают к работе специалисты,  разыскивающие в горсти камней драгоценности.
Посещенное нами предприятие включало в себя шахту, гранильную и ювелирную мастерскую. Здесь можно было пронаблюдать весь процесс, начиная от добычи породы и заканчивая изготовлением ювелирных изделий. Со слов местного гида, данное предприятие является семейным, т. е. на нем работают люди, занимающиеся добычей о обработкой драгоценных камней на протяжении многих поколений.
При нас из шахты была поднята корзина, наполненная чем-то напоминающим речную гальку. Корзину опустили в бассейн, устроенный рядом с шахтой, и её содержимое засияло блесками самых различных цветов и оттенков. Затем содержимое корзины разложили в соответствии и типом минерала по обычным пластмассовым тазам и залили водой.
Основную массу добытой породы составили различные кварциты, идущие на изготовление дешевых камней. В маленьких тазиках лежали добытые за последние несколько дней рубины, сапфиры и лунные камни. Кстати, несмотря на довольно большое количество находящихся одновременно на предприятии драгоценных камней и ювелирных изделий, я не заметил никаких признаков вооруженной охраны. Да и само предприятие кишело посторонними людьми: туристами, гидами, шоферами и т. д.
Прямо под одной крышей находились гранильная и ювелирная мастерские. В первой промытые камни обрабатывались с помощью довольно примитивного приспособления, состоящего из деревянного круга и приводящего его в движение электромотора.
В ювелирной мастерской господствовала исключительно ручная работа. Здесь ограненные камни превращались в ювелирные украшения: цепочки, кулоны, браслеты, серьги и т. д. и т. п.
На предприятии находился ювелирный магазин и небольшой музей, где были выставлены редкие образцы добытой породы. Это были в том числе и неограненные сапфиры, рубины и лунные камни, из которых некоторые были весьма внушительных размеров. И опять я не заметил никакой охраны!
При входе в ювелирный магазин глаза женской части нашей группы сразу как-то подозрительно заблестели и заискрились, а лица мужей стали какими-то постными и скучными. Вероятно, благоверные мужья уже мысленно подсчитывали убытки, которые будут нанесены семейному бюджету в результате посещения данного объекта. Но на этом мы тему добычи и обработки драгоценных камней закроем!

* * *

Микроавтобус несет нас дальше по стране. Вскоре нашему взору предстает статуя Будды. Гид нам поведал, что это — памятник жертвам цунами 2004 года, и высота статуи составляет 7 метров, что соответствует высоте волны. Мне подумалось, что при такой волне из нашего отеля, расположенного у самой кромки океана, никто бы не вышел.
После обеда и купания в Индийском океане мы направляемся в город Галле — третий по величине город Шри Ланки, основанный португальскими колонизаторами ещё в XVI веке.  В старой части города архитектура явно носит пиренейские черты и напомнила мне архитектуру старых кварталов Севильи и Кордовы.
Мы посетили местный музей мореплавания, где собраны экспонаты с заходивших в порт Галле в разное историческое время кораблей. Во дворе здания музея есть колодец XVI века, функционирующий и по сей день. Среди экспонатов музея выделялась витрина с денежными купюрами, среди которых попалось несколько советских достоинством в три и десять рублей.
После посещения музея мы направились на набережную, бордюры которой сложены из кораллов. Делаем несколько фото на фоне океана и продолжаем свой путь. По дороге встречаем памятник ланкийским солдатам, погибшим на фронтах второй мировой войны.
К слову сказать, Шри Ланка имеет многочисленную полумиллионную армию (на 22 миллиона населения страны), вооруженную преимущественно российским оружием (мы сами видели в руках солдат «калаши») и набираемую исключительно на контрактной основе. Такая армия является следствием активной внешней политики страны. Её армейские части регулярно входят в состав миротворческих сил ООН и принимают участие в различных вооруженных конфликтах по всей планете.
Тропическое солнце уже заметно склонилось к западу, приобретя алый цвет, когда мы выехали на автобан, опоясывающий остров по всему периметру. Дорога проходила через джунгли, перемежающиеся небольшими рисовыми полями. Закончился мой первый день в «райском уголке».

* * *

Настоящим туристам не сидится на месте, и рассвет следующего дня застает нас в маленьком придорожном кафе города Колоннава. Встали мы ещё до рассвета, и сейчас жадно поглощаем наши завтраки, выданные в отелях сухим пайком, и запиваем его свежезаваренным кофе, принесенным нашим внимательным гидом Хашой. На этот раз наш путь лежит вглубь острова в провинцию Канди с её чайными плантациями, аюрведическими садами, слоновыми питомниками и прочими достопримечательностями.
Первым на нашем пути лежит слоновый питомник. Впрочем, питомником это назвать сложно. Просто для показа и катания туристов на небольшой частной ферме держат несколько слонов. Сейчас, в отличие от времени около пятидесяти лет назад, домашние индийские слоны отнюдь не отягощены хозяйственным трудом. Практически везде их вытеснила техника. Несколько сотен домашних слонов на Шри Ланка держат на нескольких государственных и частных фермах для привлечения туристов и при храмах для совершения ряда религиозных обрядов. В армии слонов также уже не осталось.
В диком виде на Шри Ланка обитает порядка шести тысяч слонов, обитающих преимущественно на особо охраняемых природных территориях. Слоны эти порой бывают весьма агрессивны, так что встреча с ними в лесу нежелательна.
От катания на слонах наша группа (в которой практически все побывали ранее в других азиатских странах) дружно отказывается, а вот покормить животных … почему бы и нет… Мы заглядываем также в музей «слоноводства», где моё внимание привлек стенд, посвященный взаимоотношениям диких слонов и человека. Даже считаю нужным его сфотографировать!
Замечаю на ферме группу молодых людей явно европейского вида, с энтузиазмом выкашивающих траву и складывающих её в специальные снопы. Слышалась русская, английская, французская и немецкая речь. Потом собранные снопы слоны переносили в какой-то сарай. Хаша (напомню, это наш гид) объяснил нам, что это волонтеры, приехавшие на Шри Ланку по специальной программе. Они посещают различные питомники и особо охраняемые природные территории, там работают за жилье, питание и возможность ознакомиться с природой «райского уголка». По сути, оплачивают они только дорогу до Шри Ланка и обратно. Данную информацию я считаю нужным донести до своих студентов и выпускников. Пусть это будет, так сказать, информация к размышлению...    

* * *

Следующим пунктом нашей поездки стал т. н. аюрведический сад. Для непосвященных позволю себе уточнить, что так называется сад, где выращиваются растения, используемые в традиционной индийской медицине.
Сад расположен на довольно крутом горном склоне. У калитки нас встречает молодой человек явно «докторского» вида. Он представляется, назвавшись Рошаном, выпускником медицинского факультета университета Коломбо, а также основателем Центра аюрведической медицины в Казани. Кроме того, Рошан нам поведал, что в России планируется открытие ещё нескольких таких центров, в том числе и в Воронеже.
Из коллекции аюрведического сада нам продемонстрировали кардамон, используемый при лечении астмы, бронхитов, простуде и кашле. Также считается, что кардамон очищает желудочно-кишечный тракт, поэтому его включают во многие сборы, призванные улучшить пищеварение. Используется он также для очищения полости рта и дыхания, ибо эффективно нейтрализует патогенную флору.  
Также нам показали имбирь, порошок которого применяется при заболеваниях суставов (артрит, артроз), морской болезни, при язвенной болезни желудка, для повышения аппетита и улучшения пищеварения, атеросклерозе, нарушении жирового обмена, для нормализации состояния кровеносных сосудов. Отвар имбиря с мёдом и лимоном часто используют при простудных заболеваниях. Компрессы с имбирем применяют для снятия головных болей, болей в спине и при хроническом ревматизме. Имбирное масло широко используется в ароматерапии для лечения психоэмоциональных расстройств, заболеваний опорно-двигательного аппарата, простудных и вирусных заболеваний.
Всеобщее внимание привлек сантал белый (не путайте с сандаловым деревом). Это дерево, считающееся в Индии священным. Его корни содержат большое количество эфирного масла, входящего в состав мазей, используемых для речения артритов, ревматизма, болей в суставах и мышцах. Измельчённая в виде пудры, древесина сантала служит для курения фимиама в различных религиозных церемониях и похоронных ритуалах.
Гвоздичное дерево, также выращиваемое в данном саду, является весьма эффективным глистогонным средством, а также воздействует на дифтерийную палочку, возбудителя сибирской язвы, стафилококки, бациллы паратифа, дизентерийные бактерии, бациллы холеры и чумы, а также вируса гриппа. Сильное действие оказывают препараты растения на виды грибков, вызывающих заболевание кожи. В китайской медицине гвоздику применяют как ароматическое средство, способствующее пищеварению при плохом аппетите; как болеутоляющее направленного действия при заболевания желудочно-кишечного тракта, как глистогонное, при диспепсии, рвоте, отрыжке, вздутиях живота и при женских заболеваниях простудного характера. Бутоны растения входят в состав «спасительного напитка» при раке. Наружно настой цветков используют при ревматизме. Гвоздичное масло назначают также в качестве антисептика при некоторых заболеваниях кожи и слизистых оболочек и при стригущем лишае.
Из других растений следуем упомянуть куркуму длинную, родственницу имбиря, порошок из высушенного корневища которой используются в качестве противовоспалительного, ранозаживляющего, обезболивающего средства, а также при сосудистых и кожных заболеваниях.
Мое внимание привлекла эрва шерстистая, травянистое растение из семейства амарантовых. Её используют как гипоазотемическое и диуретическое средство при заболеваниях мочевыделительной системы: пиелонефритах, циститах, уретритах, мочекаменной болезни, подагре.
Склоны в саду были закреплены террасами, сложенными … использованными кокосовыми орехами. Более оригинального материала для этих целей подобрать было трудно. В качестве заключительного аккорда нам показали кофейное дерево, плоды которого были сильно погрызены вездесущими пальмовыми белками.
Я покидал этот замечательный сад, не скрывая своего восхищения. С Рошаном мы обменялись телефонами и выразили надежду на встречу в Воронеже. А вот большинство моих товарищей по путешествию остались, по-моему, довольно равнодушными. Прошло то время, когда слово «тропики» вызывало у среднего гражданина СССР представление о чем-то необычном и уже поэтому притягательном. Современного российского гражданина тропиками не удивишь!

* * *

Дорога, извиваясь серпантинами, забирает все выше. Вдоль неё все также тянутся бесконечные городки и поселки. Но на расстоянии километра от дороги маячат темной зеленью джунгли, в гуще которых время от времени мелькают белые строения местных фермерских усадеб. Справа от дороги  видна плоская вершина пика Адама, второй по высоте вершины Шри Ланка.
В одном месте мы останавливаемся, чтобы покормить местных цейлонских макак. Цейлонские макаки — довольно нахальные создания. Их здесь часто держат вместо собак. Гид предупреждает, чтобы мы их не дразнили! Разозленная макака запросто может укусить!
Покормив обезьянок, продолжаем свой путь… Нашим следующим пунктом является чайная фабрика. Ещё в начале этого очерка я писал, что Шри Ланка многими нашими соотечественниками воспринимается как страна чая. Это отчасти верно, так как эта страна занимает трете место в мире (после Индии и Китая) по экспорту чая.
И вот мы, наконец, прибыли в самое сердце «страны чая». Нас встречает симпатичная девушка сингалка, которая проводит нас по цехам фабрики, рассказывая о всех таинствах производства чая. На фабрике установлено современное оборудование китайского производства. Правда, сушильня отапливается по старинке — дровами. Вообще я заметил, что представление о технике безопасности на данном производстве весьма своеобразное. Впрочем, это касается, как я заметил ранее, не только Шри Ланки, но и других азиатских стран. Восточные народы, как я заметил, вообще фаталисты!
На наших глазах происходят все таинства изготовления самого популярного в России напитка: измельчение, сушка, сортировка, ферментирование. Под конец экскурсии для нас была устроена презентация различных сортов чая. Думаю, излишне говорить, что автор этих строк покинул чайную фабрику, нагруженный коробками, в которые были упакованы различные сорта чая. Подобных небольших чайных фабрик, расположенных прямо посреди чайных плантаций, в этой части страны немало.  
После фабрики мы заехали на чайную плантацию, расположенную на довольно крутом склоне. Вдоволь нафотографировав и наделав селфи, покидаем плантацию. Внизу нам попадается на глаза старинный двухэтажный лондонский автобус. Таких автобусов в Лондоне уже не встретишь, а здесь они ещё довольно бодро бегают по горным дорогам и узким улицам местных городков.

* * *

После обеда нас ждет посещение Королевского ботанического сада Перадения в  Канди, втором по величине городе Шри Ланки. Основание сада относится аж к XIV веку в период правления короля Викрамабаху III. В 1821 году на месте королевского сада британским ученым Александром Муном был заложен сад для выращивания кофе и корицы. Официальным годом рождения современного ботанического сада как научного учреждения считается 1843. Значительный вклад в развитие ботанического сада внес английский ботаник Д. Гарднер. В настоящее время коллекция сада составляет более 4 000 видов плюс ещё богатый гербарий. Сад подчинен отделу ботанических садов Департамента сельского хозяйства Шри Ланки.
Сад посетили такие личности как король Великобритании Георг V, российский цесаревич Николай (будущий император Николай II), Юрий Гагарин и маршал Иосиф Броз Тито. Каждый из них отметил свое посещение посадкой дерева. Во время Второй мировой войны именно на территории сада находился штаб командования британских войск Юго-Восточной Азии.
Посещение ботанического сада лично на меня произвело немалое впечатление. Я словно бы бродил по страницам любимых в детстве романов М. Рида, Л. Буссенара, А. Конан Дойла или погрузился в сказки «1000 и 1 ночи». Как будто все тропики оказались собранными в одном месте, чтобы продемонстрировать нам свои яркие краски. Но позволю себе описать эту экскурсию несколько подробней.
Первым растением, которое мы встретили, была сарака тайпинская — довольно высокое дерево, представитель семейства бобовых с мелкими цветками яркого желтого цвета.  
Следующим экземпляром, нам продемонстрированным, стала представитель южноамериканской флоры стал геликония ростральная, названная за специфическую форму своего цветка «клешней краба», или «клешней лобстера». Её цветки имеют удивительную форму и необыкновенно яркую окраску, представляющую собой сочетание ярко-красного, желтого и зеленого.
В оранжерее орхидей я увидел немало своих старых знакомых, включая фаленопсис и пуансеттию («рождественскую звезду»). Но как раз орхидеями нас последнее время и не удивишь. Они заняли своё прочное место в оранжереях любителей и на прилавках цветочных магазинов.
Иное дело — деревья. Вот полиалтия доиннолистная, представитель семейства магнолиевых, называемое ещё деревом Будды, а также мачтовым деревом или индийский елью. Его длинные листья используются для декоративного оформления во время религиозных праздников.
А вот курупита гвианская — дерево южноамериканского происхождения, которое за форму плодов называют «деревом пушечных ядер». Говорят, что его плоды, созрев, падают на землю с оглушительным шумом, но нам в этом убедиться не пришлось.    
Производит впечатление огромное дерево под названием яванское яблоко из семейства миртовых, ствол которого выглядит как будто отлитым из бетона. Его зеленоватые плоды используют для приготовления соусов, а также в вареном виде как гарнир к мясу, а цветки могут использоваться для борьбы с кишечными расстройствами.
Не уступает размерами двукрылоплодник цейлонский — дерево, произрастающее только на Цейлоне и больше нигде. Его прочная и красивая светло-розовая или темно-коричневая древесина шла на изготовление железнодорожных шпал, стропил, столбов электропередачи, но сейчас вырубка этих ставшими весьма редкими деревьев строго запрещена.
Очень многие тропические деревья смотрятся гигантами по сравнению с деревьями нашей средней полосы. Не составляет исключения и легендарное дерево бибхитаки. Оно упоминается в «1000 и 1 ночи», как растение дающее общий омолаживающий и тонизирующий эффект. И действительно, его плоды богаты сапонинами и фитостероидами, являющимися хорошими антиоксидантами, защищающими организм от вреда, наносимыми химически активными свободными радикалами. Кроме того настой из его плодов препятствует застойным явлениям в органах пищеварения, позитивно влияет на память и зрение, лечит болезни легких, укрепляет общий иммунитет. Мази, приготовленные на основе плодов бибхитаки, входят в состав природных косметических средств. Они укрепляют корни волос, лечат грибковые кожные заболевания, различные высыпания на коже, останавливают кровотечения.
Растущее чуть в стороне от аллеи гондурасское махагони родом из Центральной Америки славится красивой красно-коричневой древесиной, легко поддающейся обработке и очень устойчивой к гниению. Большая часть первоклассной мебели, сделанной в американских колониях начиная с XVII века, была изготовлена из махагони. Махагони до сих пор используют при изготовлении ударных инструментов из-за его способности производить очень приятный низкий звук. Знаменитый звук ансамбля «Битлз» создавался барабанами “Ludwig Drums” с махагониевыми корпусами. Используется махагони и в производстве электрогитар, начало чему положила фирма «Gibson».
Айлант высочайший родом из Китая производит впечатление своим величественным видом даже на фоне своих гигантских соседей. Это дерево отличается весьма быстрым ростом, за что на родине он называется «дерево небес». В Китае он издавна использовался для разведения айлантового шелкопряда. Эссенция из молодых побегов, цветков и коры айланта применяется в гомеопатии и тибетской медицине. Уже дома, перелистывая соответствующую литературу, я с некоторым удивлением узнал, что айлант хорошо себя чувствует в Ростовской области и в Краснодарском крае, а в Крыму он даже занесен в список карантинных видов, так как не имея здесь естественных врагов, создает обширные заросли, вытесняя местные виды.
Пройдя аллею из кокосовых пальм, растущих ровно, словно солдаты в парадном строю, мы встретили знаменитую сейшельскую пальму, которую на Цейлоне называют «мужским деревом». Его огромные плоды издавна шли на изготовление мужских амулетов и разных сувениров. Стоимость такого «ореха» доходила в XVIII веке до 4 000 флоринов, а в России за него расплачивались золотом и соболями. Тогда считалось, что такой «орех», или морской кокос - незаменимое средство против ядов, колик, паралича, эпилепсии, многочисленных нервных заболеваний, болезней кишечника, тошноты. Сейчас на родине сейшельской пальмы её выращивают на специальных плантациях, каждый плод нумеруется и приобрести его можно только у официальных продавцов. Стоимость одного такого «ореха» достигает 200 — 300 долларов.
Возле огромной сейбы, или хлопкового дерева, я простоял, словно зачарованный несколько минут. Мне казалось, что я встретил друга своей юности, когда зачитывался приключенческими романами М. Рида, в которых главные герои неизменно назначали свидания своим возлюбленным именно под сейбой. Сейба родом из Латинской Америки, но широко культивируется в Юго-Восточной Азии для получения масла, которое идет на производство мыла или как удобрение.
Вскоре мы вышли на довольно обширную и живописную поляну с искусственными прудами, обрамленную какими-то кустарниками, цветущими ярко-розовыми цветками, чем напомнили наш миндаль. Над этой поляной явно потрудились специалисты в области устройства парковых территорий (не люблю популярный сейчас термин «ландшафтный дизайн»).
На этой поляне сажали деревья различные знаменитости. Первым нам попался экземпляр цейлонского железного дерева, посаженный будущим императором Николаем II во время путешествия, которое он совершил ещё будучи цесаревичем.  
Возле сараки тайпинской, посаженной Юрием Гагариным вскоре после своего полета, мы не могли не сфотографироваться. Говорят, что в год гибели первого космонавта планеты дерево серьезно заболело, но потом все-таки одолело болезнь и сейчас выглядит вполне здоровым.
Помимо экзотических для нас деревьев сад весьма изобиловал птицами и другой живностью. Нам неоднократно попадались ожереловые попугаи Крамера (в последние годы буквально оккупировавшие Лондон, Барселону, Кордову, Севилью и ряд других городов Европы), майны, сероголовые скворцы и украшенные чибисы. Повсюду прыгали уже привычные нам пальмовые белки, и один раз нам дорогу перебежала мангуста.
По окончании экскурсии мы направились за нашим гидом, который обещал нам показать дерево, на котором собираются на дневку летучие лисицы. Вскоре мы их увидели. На высоком дереве висело не менее двух десятков этих диковинных для нас животных. Их вид вызывал невольные ассоциации не то с какими-то странными плодами, не то с невестами Дракулы, решившими отдохнуть перед очередным вампирским налетом. Впрочем, последнее сравнение для этих вегетарианцев едва ли справедливо.
Последним пунктом нашей экскурсии в этот день стал недавно построенный храм Золотого Будды в Дамбулле. Храм, как явный новодел, особого впечатления не произвел, несмотря на обилие позолоченных скульптур, обозначающих различные перевоплощения Будды, а также фигуры каких-то птиц. По случаю предстоящего Дня независимости храм был украшен государственными флагами и вымпелами. С главной площадки храма открывался чудесный вид на начинающие утопать в вечерней дымке покрытые джунглями горы Думбара Митьяватха.  
В тот день мы вернулись в отель довольно поздно. Ужин уже закончился. Правда, наш заботливый Хаша заказал для меня ужин, который мне принесли прямо в номер. Он включал в себя жареную картошку с соусом, омлет, фрукты и чай. Сытно поужинав, я завалился на кровать и почти моментально заснул.

* * *

Следующий день я отдыхал в отеле, набираясь сил перед последней экскурсией, которую я подробно опишу чуть ниже. А пока, сидя на веранде своего номера, просматривая дневниковые записи, потягивая прохладительные коктейли и периодически отлучаясь покачаться на волнах Индийского океана, я позволю себе предаться размышлениям о Шри Ланке и её жителях.
С самого начала сингальцы произвели на меня впечатление своим весьма отчетливо проступающим достоинством. Нет, они при случае не откажутся от чаевых и всегда готовы услужить туристам, но в их поведении напрочь отсутствуют любые элементы заискивания и подобострастия, столь нередко присутствующие в поведении других восточных народов. Даже стройная девушка, утром почтительно со словами «Good morning, sir!” открывающая передо мной двери ресторана, делала это прямо держа голову и гордо выпрямив стан. Даже её поклоны исключали какую-либо приниженность и вызывали невольное желание поклониться в ответ.
Для сингальцев также была характерна точность и обязательность, далеко не всегда свойственная восточным народам (а в последнее время и не только им). Не было случая, чтобы гид, дав обещание, не выполнил его. Не наблюдалось и каких-либо задержек и опозданий.
Просматривая в интернете материалы о Шри Ланке, я выяснил, что здесь уровень грамотности взрослого населения составляет 94 %. Для сравнения в соседней Индии этот показатель составляет 66 % (в сельских районах — 40 %), в Пакистане и Бангладеш — по 54 %. Разница, как говорится, налицо!
Я уже писал о том, что Шри Ланка по сравнению с другими известными мне азиатскими странами — весьма чистая страна! На улицах городов и в аэропорту я даже встретил контейнеры для раздельного сбора мусора с надписью “Recycling”. Значит, и переработка вторсырья имеется!
Уровень жизни населения Шри Ланки также повыше, чем в соседних странах. Об этом говорят проценты автомобилизации, компьютеризации, моторизации и т.д., превосходящие таковые показатели для Индии, Пакистана и Бангладеш.
На Шри Ланке существует обязательное начальное образование до 7 лет, а также имеются 12 различных университетов. И это на население в 22 миллиона человек! Невольно задумаешься, может все перечисленные мною выше моменты между собой связаны?
Все эти выводы мною были сделаны за те несколько дней, что я провел в поездках по стране. Но главный вопрос, который я задавал себе с момента моего первого пути из аэропорта в отель, ещё ждал ответа. Но об этом чуть позже!

* * *

Глубокая ночь! На часах в Москве, Воронеже и Павловске половина второго, и друзья, наверно, уже видят не первый сон. А ваш покорный слуга сидит на «рецепшене» своего отеля в ожидании очередной поездки. На этот раз меня ждут (ни много, ни мало) киты! Да-да, те самые киты, которым посвящены многие серии «Одиссеи команды Кусто» и сериала ВВС «Живая природа». Мне предстоит увидеть этих морских гигантов впервые в жизни, и я испытываю невольное волнение!
Машина приходит, как всегда, минута в минуту, и мы несемся по темным улицам приморских городков. Кстати, несмотря на поздний (а точнее сказать, ранний!) час замечаю стоящих на автобусных остановках людей, да и сами автобусы едут явно не пустыми. Возле входов в магазины и офисы также наблюдается оживление. В тропиках встают и начинают работать рано!
К шести часам утра мы подъезжаем к причалу, на котором нас ожидают несколько двухпалубных судов. Нам предлагают пройти на верхнюю палубу, но там уже разместилась толпа китайских туристов в почти одинаковой одежде (наверно, школьники) и с медицинскими повязками на лицах. Поэтому решаем остаться внизу, тем более, что отсюда есть прямой выход на нос нашего «дредноута».
Отчаливаем ровно в шесть и устремляемся вперед вдоль живописных покрытых зеленью берегов Шри Ланки. Вместе с нами в море устремляется не менее двух десятков подобных судов и моторных катеров. Уже достаточно рассвело. В небе кружатся чайки, крачки и буревестники. Замечаю несколько олуш, бросающихся в воду пикирующим полетом с большой высоты, словно ракеты.
Мы выходим из бухты в открытое море. Про себя отмечаю, что никакая видеосъемка не в состоянии передать того ощущения простора, которое испытываешь в открытом океане! Начинает ощущаться волнение океана. Рассекаемые нашим судном волны разбиваются на мелкие брызги, окатывая нос и полубак. По судну перемещаться можно только короткими перебежками, хватаясь за поручни. Половина туристов страдает от качки. К счастью, команда судна явно подготовлена к подобным эксцессам. В ход идут таблетки от тошноты и нашатырный спирт, и через некоторое время горе — моряки приходят в себя и даже берутся за сэндвичи и кофе, которые заботливая команда выложила на столе прямо посреди палубы.
Проходит около двух часов. Мы заходим в пролив, где ветер стихает и волнение немного успокаивается. Замечаю нескольких летучих раб. Метрах в пятидесяти слева по борту из глубины океана выплывает гигантский скат манта, легко узнаваемый по характерным очертаниям. Туристы хватаются за фотоаппараты и видеокамеры, но … манта явно не собирается нам позировать и моментально исчезает в лазурных водах Индийского океана. По судну проносится дружный вздох разочарования!
Наконец, мы пришли на «китовое пастбище», где собирается вся наша «эскадра». В небе появляется гидросамолет. Судно стопорит машины и ложится в дрейф. Все замерли в напряженном ожидании! Замечаю, что команда судна, заняв места в углах палубы, внимательно наблюдает по всем румбам! Наконец, доносится крик «Вэйл!». Примерно на расстоянии трех кабельтовых над водой появляется белое облако. Сомнений нет! «Вижу фонтан!» С такого крика начиналась охота на китов в прошлом и позапрошлом веках. Вся наша эскадра бросается в погоню! Минут через десять машины снова стопорятся, и опять потекли минуты напряженного ожидания!
Наконец, в полукабельтове от нас из воды вырывается струя фонтана. Происходящее дальше длилось буквально секунды! Я затрудняюсь описать происходящее словами! Создалось впечатление, словно открылась гигантская дверь океана, и нашим глазам предстал Он — Царь океана! Над водой появилась синяя спина, затем хвост! Не оставалось никаких сомнений! Перед нами — синий кит, крупнейшее из когда-либо обитавших на планете животных, занесенный во все мыслимые Красные книги! Хвост кита несколько секунд держался над поверхностью океана, а затем исчез! По судну пронесся вздох восхищения!
«Я не нажала на видео!» - в отчаянии восклицает стоящая справа от меня молодая женщина. И тут же, ещё не отойдя от переживаний, обращается ко мне: «А Вы засняли на видео? Можно у Вас будет попросить?» Можно, чего уж там!
Возвращались мы, когда тропическое солнце пригревало уже не-детски! Хотя все встали затемно, усталости никто не чувствовал! «Мы видели живого кита!» - неустанно твердила молодая женщина, так и не снявшая видео. Свой электронный адрес она, видать в волнении, сообщить мне так и забыла.

* * *

Рассвет следующего утра я встречал уже в аэропорту Коломбо в ожидании самолета на  Москву. Прогуливаясь по зоне “Duty free” я наблюдал любопытную картину. Возле входа в ювелирный бутик остановилась молодая пара. «Милый, а у тебя «бабки» остались?» - льстиво пыталась заглянуть в глаза мужу молодая женщина. Муж делал вид, что не слышит, пытаясь смотреть в другую сторону!

Общие выводы о поездке:

Шри Ланка осталась для меня страной загадкой. Я до сих пор не понял, как этой стране с 22 — миллионным населением и площадью чуть больше Воронежской области удалось сохранить свою природу. Ведь 70 % территории Шри Ланки до сих пор покрыто деревьями и кустарниками. В стране более 40 заповедников, национальных парков и заказников. А ведь по нынешним временам охрана природы — недешевое удовольствие! Ответа на этот вопрос я ни в литературе, ни в интернете пока не нашел!CNiOQJXK6ws.jpg 15-2sLCJ8xo.jpg 6jP2k-OBEZ8.jpg _mG8UHQZcNE.jpg D5b9kxGaDyg.jpg LtI9ylkJOZQ.jpg hNxrhBqqWAw.jpg psPOJeE832E.jpg RLQsbwyhS1s.jpg uqp0OD7Mtus.jpg

Серая шейка - 2020

Привожу итоги операции «Серая шейка — 2020» в Воронежской области. Автор второй год подряд участвует в организации и проведении этой операции, направленной на учет водоплавающих птиц в зимний период. Попытаюсь также сделать некоторые выводы.

г. Воронеж

1. Центральный парк Воронежа, наблюдатель К. Успенский. Является местом массовой зимовки крякв второй год. Летом здесь гнездились кряквы, выведшие 8 птенцов. Выводок был впервые зафиксирован 24.06. 2019, что на месяц раньше, чем в 2018 году. В осенне-зимний период численность крякв на пруду менялась следующим образом (Табл. 1).

Таблица 1

Численность крякв в осенне-зимний период 2018/2019 гг. на пруду в Центральном парке Воронежа
Дата
Самки
Самцы
Всего
29.09. 2019
7
7
14
6.10. 2019
15
15
30
20.10. 2019
17
13
30
27.10. 2019
24
18
42
3.11. 2019
42
28
70
11.11. 2019
33
32
65
17.11. 2019
18
6
24
24.11. 2019
44
43
87
1.12. 2019
28
31
59
8.12. 2019
32
38
70
15.12. 2019
18
22
40
22.12. 2019
15
21
36
1.01. 2020
10
10
20
7.01. 2020
36
41
77
19.01. 2020
32
35
67
С 7.01. 2020 значительная часть крякв держалась не только на пруду, но и на ручье, из него вытекающем. Наблюдались элементы брачного поведения крякв и отдельные пары. В целом, начиная с января, количество крякв на пруду в Центральном парке заметно меньше, чем в предыдущем году. Это объясняется, вероятно, более высокими температурами и отсутствием льда на значительной части Воронежского водохранилища, где держалась значительная (по сравнению с предыдущим годом) часть зимующих крякв. Что и было подтверждено следующими наблюдениями.

2. Спортивная набережная, наблюдатель А. Селин, студент ВГПУ. 17.01. 2020 (Т = + 2 С). Обнаружено два скопления крякв на расстоянии примерно 200 м друг от друга. В одном было обнаружено 28 птиц (17 самок, 11 самцов), в другом — 45 птиц (31 самка, 14 самцов).

3. Переулок Ольховый, наблюдатель К. Гильмутдинов, 19.01. 2020 (Т = + 1 С). 53 кряквы. Точно различить самцов и самок не удалось.

4. Улица Софьи Перовской возле пристани прогулочных судов, наблюдатели Е. Бондарева, Т. Нагорная, Н. Фёдорова, студентки ВГПУ, 17.01. 2020 (Т = + 2 С). 14 крякв (8 самок, 6 самцов).

5. Адмиралтейская площадь, наблюдатели Е. Бондарева, Н. Жокина, Т. Нагорная, Д. Печерская, Н. Фёдорова, студентки ВГПУ. 17.01. 2020 (Т = + 2 С). 47 крякв (21 самка, 26 самцов).

6. Река Песчановка, наблюдатель Н. Жокина, студентка ВГПУ (под мостом по улице Лебедева). 16.01. 2020 (Т = +1 С) 3 кряквы, самки. Птицы весьма пугливы, улетают при малейших попытках приблизиться и сфотографировать.

Воронежская область

1. Река Черная Калитва, пгт Ольховатка, наблюдатель Н. Фёдорова, студентка ВГПУ. 16.01. 2020. 7 крякв (3 самки, 4 самца). Птицы весьма доверчивы, охотно берут брошенный корм.

2. Река Сухая Россошь в пределах г. Россоши, наблюдатель А. Баранова, Россошанский химико-механический техникум, 17.01. 2020. Обнаружены группы крякв по 3 и 4 птицы на расстоянии около 4 км друг от друга. Птицы очень пугливы, близко к себе не подпускают.

3. Очистные сооружения г. Россоши возле с. Морозовка, наблюдатели А. Баранова, преподаватель,  Е. Волкова, Д. Гриева, О. Ковалева, К. Денисенко, Д. Притыкина, учащиеся  Россошанского химико-механического техникума, 19.01. 2020. Обнаружено около 10 крякв, сосчитать количество самцов и самок не удалось из-за их осторожности.

4. Река Дон в районе г. Павловска, наблюдатели А. Химин, учитель СОШ № 2 г. Павловска, И. Бакаев, А. Пришутов, И. Прошунин, М. Ребриев, Д. Ткачук, А. Шевелюхин, В. Шевченко, учащиеся СОШ № 2 г. Павловска. Дон практически свободен ото льда. Обнаружены 4 больших крохаля (весьма пугливы), 1 орлан-белохвост.

5. Река Дон возле с. Гороховка, наблюдатель Т. Абрамов, студентка СпБГПУ имени А. Герцена, 19.01. 2020. Дон практически свободен ото льда. В этом месте в прошлом году было отмечено 17 больших крохалей. В этом году птиц не обнаружено.

Общие выводы:  

1. Абсолютное большинство зимующих водоплавающих птиц в регионе составляет кряква (98,6 %).  
2. Воронеж продолжает оставаться главным центром зимовки водоплавающих птиц в регионе. Если в 2019 в областном центре было зафиксировано 77,64 % от общего количества обнаруженных зимующих водоплавающих птиц (78,62 % крякв), то в 2020 году — 90,18 %  от общего количества обнаруженных зимующих водоплавающих птиц (91,5 % крякв). Увеличение этих цифр по сравнению с прошлым годом является следствием более мягкой зимы, в связи с которой значительная часть водоплавающих, гнездящихся в более северных регионах, зазимовало в регионах, расположенных к северу от Воронежской области.
3. Внутри областного центра из-за практически свободного ото льда Воронежского водохранилища на пруду в Центральном парке зафиксировано 29,3 % зимующих крякв (в 2019 — 64,8 %). Т.е., пространственное распределение зимующих водоплавающих в Воронеже в этом году более равномерно.  
4. На пространственное распределение зимующих водоплавающих в нашем регионе влияет, в первую очередь, ледовая обстановка на водоемах области, выражающаяся в доле (в %) площади поверхности водоемов, покрытых льдом.ooXdNekZEwQ.jpg 3DHuqdmMeck.jpg FGVbMRLlUgU.jpg XHNrBFNTc1E.jpg PP0F_dUVfYY.jpg PfeI0zPzX7w.jpg WJ1Fmg-YeM4.jpg jlC4Ul2Kxkc.jpg  

Дружина охраны природы ВГПУ: некоторые итоги за 7 лет работы

Первая воронежская Дружина охраны природы (ДОП) была создана на базе биолого-почвенного факультета ВГУ в 1972. Вторая — в 1974 на базе ВЛТИ. Основной работой Дружин в то время была борьба с браконьерством (БсБ). С конца 70-х годов ХХ века появилось второе направление работы - «Фауна», направленное на изучение биологии редких и исчезающих видов. Эти два основных направления работы воронежских ДОП просуществовали до их закрытия в 1992 году. В 80-х годах появились элементы таких видов работы как борьба с загрязнениями (БсЗ), экологическое просвещение, организация массовых акций, направленных на борьбу со строительством канализационного коллектора в пойме р. Усмани и с борьбой со строительством Воронежской атомной станции теплоснабжения.
Возрождение студенческих Дружин охраны природы в Воронеже пришлось на 2013 год, когда ДОП была создана на базе отделения «Экология» естественно-географического факультета Воронежского государственного педагогического университета (ВГПУ).
В 2013 год ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 36 акций, из которых 19 были акциями, рассчитанными на реакцию масс, 9 — эковолонтерскими, 3 — эколого-просветительскими, 2 — оперативными, 2 — научными, 1 — проектная. Из 36 акций 13 (36,1 %) были проведены совместно с другими общественными организациями (ВРОО «Центр экологической политики», Фонд «Право на жизнь», ЭПЦ «Заповедники»).
В 2014 году ДОП ВГПУ провела (или участвовала) в 51 акции. Среди акций преобладали акции общественного значения (19), волонтерские акции (13), акции по экологическому просвещению (9), оперативные (5), научные (5). Как видно, по сравнению с 2013 годом заметно выросло число проводимых акций самого различного типа. 17 акций (33,3 %) были проведены совместно с другими общественными организациями.
В 2015 году ДОП ВГПУ провела (или участвовала) в 56 акциях. Среди акций преобладали акции общественного звучания (25), волонтерские акции (14), акции по экологическому просвещению (10), научные (3), оперативные (3). Как видно, по сравнению с 2014 годом наиболее заметно выросло количество акций общественного звучания. 16 акций (28,6 %) были проведены совместно с другими общественными организациями.
В 2016 году ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 99 различных акций, из которых 26 составили акции общественного звучания, 21 — оперативные акции (в основном по выявлению незаконных свалок, источников загрязнения, а также мест незаконной торговли хвойными порода в рамках операции «Елочка» и певчими птицами в рамках операции «Благовещенье — без жертв!»), 18 — акции экологического просвещения, 16 — волонтерские акции, 18 — проектные акции. Как видно, по сравнению с предыдущими годами заметно выросло количество оперативных акций, рассчитанных на быстрое устранение экологических правонарушений. Также сказалось активная разработка ДОП ВГПУ своих проектов и участие в проектах других организаций. Из 99 акций 42 (42,4 %) проведено совместно с другими общественными организациями и проектами, что также является заметно выросшим по сравнению с предыдущими годами показателем.
В 2017 ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 109 различных акций, из которых 38 составили акции общественного звучания, 14 — оперативные акции (в основном по выявлению незаконных свалок, источников загрязнения, а также мест незаконной торговли хвойными породами в рамках операции «Елочка» и певчими птицами в рамках операции «Благовещенье — без жертв!»), 37 — акции экологического просвещения, 14 — волонтерские акции, 6 — научные мероприятия.
По сравнению с 2016 годом особенно заметно выросло количество проведенных акций общественного звучания и экологического просвещения. Первое связано непосредственно с проходившим Годом Экологии, в мероприятиях которого ДОП ВГПУ, естественно, не могла не принимать участия. Увеличение количества акций экологического просвещения связано с расширением сотрудничества с ВРОО «Центр экологической политики», которое за прошедший год стало ещё более тесным. В 2017 году ДОП ВГПУ провела исследование по анализу распространения одноразовых пластиковых пакетов в различных торговых сетях Воронежа (по заданию «Гринпис России»), по анализу пространственного и временного распределения незаконных свалок ТКО в районе Большой Воронежской экологической тропы, по анализу и перспективам развития сети ООПТ в различных районах области. Из 109 акций акций 63 (57,8 %) было проведено ДОП ВГПУ совместно с другими общественными организациями.
В 2018 ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 157 различных акций, из которых 81 составили акции эколого-просветительского направления, 27 – оперативные мероприятия, 22 – акции массового звучания, 18 – волонтерские акции, 8 – научные мероприятия.
По сравнению с 2017 годом количество мероприятий эколого-просветительского направления выросло более, чем в два раза, что связано с участием ДОП ВГПУ в проектах организации раздельного сбора мусора в учебных заведениях Воронежа, проводимом Департаментом образованием и управлением экологии городской администрации по инициативе ВРОО «Центр экологической политики». Из 157 акций 93 (59,2 %) были проведены совместно с другими общественными организациями.
Количество проведенных мероприятий (или тех, в которых ДОП ВГПУ просто участвовала или выступала как соорганизатор) в 2019 году достигло 290, из которых 93 составили мероприятия эколого-просветительского направления, 90 — акции общественного звучания, 81 — оперативные мероприятия, 16 — волонтерские акции, 10 — научные мероприятия. По сравнению с 2018 годом наблюдался наиболее значительный рост числа оперативных мероприятий (в основном, рейдов по выявлению незаконных свалок, мониторингу системы утилизации мусора в различных населенных пунктах) и акций общественного звучания (последние связаны в основном с участием в проектах «Экодвор», фестивалях «Добронежец», встречах с жителями различных населенных пунктов в рамках проекта «Каждый обязан»). Число научных, эколого-просветительских и волонтерских мероприятий выросло незначительно. Из 290 акций 234 (80,7 %) было проведено совместно с другими общественными организациями.
Наблюдая за динамикой показателей деятельности ДОП ВГПУ за период 2013 — 2019 гг. можно сделать следующие выводы:
1) Характер деятельности студенческих Дружин охраны природы и эковолонтерских отрядов Воронежа заметно изменился по сравнению с 70-ми — 80-ми годами ХХ века. Вначале в работе ДОП Воронежа преобладало оперативное направление. В конце 70-х годов появилось научное направление. В 80-х годах появилось эколого-просветительское и общественное направление. В настоящее время в работе ДОП ВГПУ лидирующее место занимает эколого-просветительское направление, хотя доля общественного и оперативного также остается высокой. Правда, оперативное направление изменило свое содержание. Сначала это была борьба с браконьерством. В 80-х годах появилась борьба с промышленным загрязнением. Сейчас на первый план вышла борьба с бытовым загрязнением.
2) Количество акций, проводимых ежегодно за период с 2013 по 2019 гг., постоянно растет. При этом увеличивается доля мероприятий, проводимых совместно с другими общественными организациями в рамках каких-либо проектов. Это позволяет предположить, что для увеличения работоспособности студенческим дружинам охраны природы и экологическим отрядам необходимо постоянно взаимодействовать с другими общественными экологическими организациями. Желательно также строить работу по типу проекта — системы связанных между собой мероприятий, направленных на достижение определенной цели. Проекты плюс взаимодействие с другими организациями — ключ к успеху любой молодежной дружины охраны природы или экологического отряда!

Размышления после праздников

Новогодние праздники в последние годы представлялись мне этаким неистовым кошмаром с корпоративными пьянками, дикарским пусканием петард и бенгальских огней, семейными скандалами, вызовами «скорой», парализованной работой торговли и транспорта. Причем кошмар этот начинался дней за десять до Нового года и заканчивался аж после Крещенья.
Ежегодно министр чрезвычайных ситуаций, выступая с докладом после окончания праздников, начинал его со вздохом и словами «Хорошо погуляла Россия!», после чего приводил такие цифры по количеству погибших, травмированных, обожженных и т. д. и т. п., что волосы вставали дыбом! Эти праздники давно уже стали проклятием для министерства по чрезвычайным ситуациям, «скорой помощи», полиции и тому подобных служб!
Утро 1 января демонстрировало абсолютно вымерший (как после атаки и применением средств массового поражения) город, заваленные бутылками из-под горячительных напитков, рассыпанным конфетти и сожженными петардами аллеи парков и дворы нашего города. Картину дополняли караваны машин «скорой помощи», выезжающие со дворов расположенного поблизости микрорайона Березовая Роща.
1 января этого года я, как всегда встретивший Новый год абсолютно трезво, направляюсь в Центральный парк Воронежа понаблюдать за зимующими птицами в твердой уверенности, что увижу такую же картину, что и в прошлые годы.
Каково же было моё удивление, когда взору моему предстала абсолютно чистая аллея, по которой совершали утреннюю пробежку несколько ревнителей здоровья и ещё столько же людей более пожилого возраста занимались «скандинавской ходьбой». Гуляли и несколько парочек с детьми.
Но настоящий шок ожидал меня в Центральном парке. Я ожидал увидеть абсолютную «пустыню» со следами прошедших «празднеств», но меня ожидала весьма оживленная картина. Я увидел довольно много гуляющих, в том числе с детьми. Несколько групп (в том числе, одна детская) под бравую музыку занимались тем, что раньше называлось «аэробикой» (как сейчас это называют, ей — Богу, не знаю). Возле пруда с зимующими дикими утками, как всегда в обычные выходные, толпился народ с угощением для пернатых, делались селфи, звучали бодрые голоса и смех. И наконец, в полный ступор привела меня группа десантников, совершающих пробежку в ногу в форме под бодрую команду и с абсолютно трезвыми лицами. Такое редко увидишь! Возле Пионерской горы народу было меньше, но и здесь я заметил несколько людей, занимающихся физкультурой или просто гуляющих.
«Неужто Россия бросает пить!» - невольно закралась мысль. Ну, наверно, ещё не совсем, но времена повального пьянства на Новый год, похоже, уходят в прошлое! Навязанные народу правительством абсолютно ненужные в это время каникулы (лучше бы дали на майские праздники!) вызывают уже, похоже, чисто физиологическое отторжение! Да и на работу многим (тем, кто работает в бизнесе) выходить уже, самое позднее, через два дня! Дай Бог, чтобы эта тенденция сохранилась и в дальнейшем!  
IMG_2981.JPG  

Рождественские учеты в Шиповом лесу - 2020

Отгремел Новый год, а значит, пора собираться в Шипов лес на традиционные Рождественские учеты, проводимые Союзом птиц России. И никакое отсутствие снега и далеко не зимняя погода нам не помешают.
Впрочем, по мере приближения к Павловску картина несколько меняется. Первые «островки» снега появляются уже за Икорцем, а, начиная от Лосево, снег уже лежит слоем толщиной примерно в один сантиметр. Когда на окраине села Ерышовка мы измерили толщину снежного покрова, то были немало удивлены. Она достигала пяти сантиметров! И это на сто пятьдесят километров южнее Воронежа, где даже признаков снега до сих пор не наблюдалось.
На опушке Шипова леса нас встречает щебет расписных, словно хохломские игрушки, щеглов. С вершины растущего прямо возле лесной дороги молодого дубка доносится резкий крик большого пестрого дятла.
Пройдя чуть дальше вглубь леса, мы слышим характерное «пощелкиванье» поползней — самых многочисленных птиц Шипова леса в это время. Им вторит «жжурк, жжурк» длиннохвостых синиц ополовников и звонкие голоса больших синиц. Встреча с последними в это время в глубине леса не совсем обычна. К середине зимы синицы предпочитают держаться на окраинах этого лесного массива поближе к человеческому жилью. Но мягкая зима этого года, похоже, позволила синицам остаться зимовать в лесу. Часть птиц этим воспользовались. Теперь по весне они будут иметь преимущество перед своими сородичами, занимая гнездовые участки раньше.
Нередко до наших ушей доносится грозное «чей, чей» буроголовой гаички, или пухляка и тонкое «зирк, зирк» пищух, мелких птичек, проводящих большую часть своей жизни в ползании вверх по стволам. Число этих птиц зимой в Шиповом лесу явно увеличивается за счет мигрировавших сюда из северных регионов. Пару раз нам попалась на глаза маленькая птичка королек, также наш зимний гость. Несколько раз с неба донеслось глуховатое «крок, крок», и над нашими головами проплыла большая черная тень ворона, старожила и хозяина этих мест.
На протяжении всего нашего маршрута мы практически непрерывно встречали рыжих лесных полевок — родственников домашних хомячков. В этом году количество этих грызунов в наших лесах выросло на порядки. Причем это касается не только Шипова леса, но и Воронежской Нагорной дубравы и даже маленьких байрачных дубрав юга нашей области.
Часто нам попадались на снегу ровные строчки из следов изящных копытец. Их оставляет косуля — наш самый маленький олень. Неоднократно мы встречали кабаньи «порои», а в одном месте все лесная подстилка и верхний слой почвы были перерыты на всю глубину на площади в несколько десятков квадратных метров. Что тут искали наши лесные свиньи? Похоже, также охотились на грызунов! Для кабанов они — лакомая пища! Мы порадовались за наших диких «свинюшек», численность которых, похоже, восстанавливается в нашей области после тяжелых потерь, нанесенных несколько лет назад эпидемией африканской чумы.
На окраине села Воронцовки нам попадается ещё более многочисленная стая щеглов. С вершины придорожного осокоря слышен лихой крик сирийского дятла — сравнительно недавнего новосела нашей области. Уже возле старинного парка до нашего слуха доносится оживленное щебетание, исходящее от стаи полевых воробьев. Эти наши пернатые соседи по городам и поселкам всегда первыми чувствуют приближение весны и иногда начинают извещать о её приближении уже после Нового года. Правы они окажутся или нет, покажет время!
R-Wb_vAZIv4.jpg qyKlRxc0jlQ.jpg f0c3WhhmnRY.jpg FhWblpcW6I4.jpg DDjoDKRiKC8.jpg 6HFSgDotWYM.jpg 5hkP-zFLaug.jpg 3Shrb7F2e_M.jpg

Дружина охраны природы ВГПУ: итоги 2019 года

Вот и закончился
очередной год для Дружины охраны природы
ВГПУ, первый год, когда эта ДОП работает
фактически в одиночку, без контактов с
другими дружинами, благополучно почившими
в бозе. Среди них были и те, что созданы
и приняты в ДДОП одновременно в ДОП
ВГПУ.
Теперь статистика. ДОП ВГПУ в очередной раз бьет все рекорды. Количество проведенных мероприятий (или тех, в которых ДОП ВГПУ просто участвовала или выступала как соорганизатор) достигла 290, из которых 93 составили мероприятия эколого-просветительского направления, 90 — акции общественного звучания, 81 — оперативные мероприятия, 16 — волонтерские акции, 10 — научные мероприятия.
По сравнению с 2018 годом наблюдался наиболее значительный рост числа оперативных мероприятий (в основном, рейдов по выявлению незаконных свалок мониторингу системы утилизации мусора в различных населенных пунктах) и акций общественного звучания (последние связаны в основном с участием в проектах «Экодвор», фестивалях «Добронежец», встречах с жителями различных населенных пунктов в рамках проекта «Каждый обязан»). Число научных, эколого-просветительских и волонтерских мероприятий выросло незначительно. Кстати, сходная тенденция наблюдалась и в 2018 году.
По части сотрудничества с другими экологическими организациями можно заметить, что значительно укрепились и расширились связи с ВРОО «Центр экологической политики», появились контакты с волонтерами “Greenpeace” и с АНО «Большая Воронежская экологическая тропа». А вот сотрудничество с Воронежским биосферным заповедником прервалось по причинам, не зависящим от ДОП ВГПУ. Надеемся на его возобновление в 2020 году.
В прошедшем году двенадцать членов и выпускников ДОП ВГПУ получили удостоверения общественных инспекторов Росприроднадзора. Это позволили увеличить эффективность работы особенно по части борьбы и незаконными свалками и во время операции «Елочка — 2019».
За 2019 году ДОП ВГПУ стала лауреатом премии общественно-государственного звучания «Добронежец», а также была награждена благодарственным письмом ВРОО «Центр экологической политики» за активную помощь и ответственное отношение в решении вопросов в области охраны окружающей среды. 12 дружинников были награждены грамотами Департамента природных ресурсов и экологии Правительства Воронежской области и ВРОО «Центр экологической политики».
В течение года работа ДОП ВГПУ дважды освещалось телевидением (один раз федеральным телеканалом), освещение работы в печати и в интернете приняло регулярный характер.
Теперь пройдемся по пунктам, запланированным на прошедший год и посмотрим их выполнение.
1) Поддержание (это как минимум) достигнутого уровня сотрудничества с ВРОО «Центр экологической политики» и расширение сотрудничества с другими общественными и государственными экологическими организациями.  
В отношении ВРОО «Центр экологической политики» сотрудничество успешно развивается, а вот с Воронежским заповедником вышла заминка. Надеюсь, в следующем году все трудности будут преодолены, и сотрудничество возобновится в прежнем объеме. Началось сотрудничество с АНО «Большая Воронежская экологическая тропа» и Волонтерами “Greenpeace”. Искренне надеемся, что у данного сотрудничества большие перспективы.
2) Расширение и продвижение опыта работы ДОП ВГПУ в районы Воронежской области и за её пределы. Данная задача, похоже, заслуживает целого направления работы. Справимся ли? Но надо попробовать!
Довольно активно члены и выпускники ДОП ВГПУ работают как в районах области, так и за её пределами, создавая новые школьные экологические отряды. Надеемся, что эти отряды не окажутся «однодневками».
3) Проведение операций «Первоцвет», «Благовещенье — без жертв!» и «Елочка», работа отряда «Заповедник», а также всех мероприятий в соответствии с утвержденным планом и по мере возникновения необходимости (и возможности!) (весь год).
Выполнено все, кроме, увы, отряда «Заповедник», некоторой альтернативой которому стал лагерь в Воронежской Нагорной дубраве, проводимый АНО «Большая Воронежская экологическая тропа»
4) Поиск методов увеличения эффективности работы ДОП ВГПУ, повышения её авторитета в студенческой и молодежной среде, а также среди государственных и общественных экологических организаций.
Вот тут есть над чем подумать. Число мероприятий, проводимых ДОП ВГПУ, а также тех, в которых она участвовала или выступала соорганизатором, растет из года в год. Креативность, самостоятельность и инициативность дружинников также на высоте (хотя порой и приходится слышать типа «А нам не говорили!», «А нас не звали!» и тому подобную лабуду), но в целом работа ведется на довольно высоком профессиональном уровне, вызывающем интерес других общественных экологических организаций. Похоже, корень эффективности заложен в самих членах и выпускниках ДОП ВГПУ, с каждым годом наращивающих свой профессионализм! ДОП ВГПУ уже стала не только вузовским, но и региональным брендом! Дай Бог, чтобы такая тенденция сохранилась в дальнейшем!

Задачи на 2020 год:

1. Развитие сотрудничества с ВРОО «Центр экологической политики», АНО «Большая Воронежская экологическая тропа», волонтерами “Greenpeace”, возобновление сотрудничества с Воронежским заповедником.
2. Проведение операций «Первоцвет», «Благовещенье — без жертв!» и «Елочка», работа отряда «Заповедник», а также всех мероприятий в соответствии с утвержденным планом и по мере возникновения необходимости (и возможности!) (весь год).
3. Сохранение (и по возможности, развитие) достигнутого уровня и профессионализма работы ДОП ВГПУ, распространение опыта работы ДОП ВГПУ на другие общественные экологические организации. Тем более, что пополнение в виде первого курса профиля «Экология» естественно-географического факультета активно включилось в работу и подает определенные надежды.
OP-9S_4VAzE.jpg ras7cH8wUy8.jpg Uz8XIVfThCQ.jpg IIJEbiznKP0.jpg YaDHusiTTkI.jpg

К итогам операции "Елочка - 2019"

Ну, вот и прошла очередная операция «Елочка»! В очередной раз мы, забросив рюкзаки на плечи, уходим в последний раз глубокой ночью от догорающего костра, что ежегодно служит нам своеобразной базой на территории лесопарка Института лесной генетики. Моросит мелкий холодный дождик, но такой погодой на Новый год нас уже не удивишь!
В этом году все начиналось тревожно! В ботаническом саду ВГУ какие-то нелюди уничтожили несколько елочек, что росли прямо возле пруда. И при этом не поленились даже залезть по стволу и спилить ветви возле самой вершины! Информация об этом мгновенно всколыхнула социальные сети, и виновные в итоге были обнаружены и наказаны!  
Усилиями экологических активистов были также ликвидировано несколько нелегальных елочных базаров в основном в Северном районе! Какие-то деятели торговали елочками непонятного происхождения и явно бросовым ценам прямо с машин. Дважды дело доходило до вызова полиции. Все эти факты, конечно, заставлял проявлять утроенную бдительность!
Довольно беспокойным выдался и наш первый день дежурств! Не успели мы развести костер, как прямо на нас вырулили две бабульки божьи одуванчики (ох, уж эти бабульки!) … с охапками свеже наломанных елочных веток! Услышанная нами (уже наверно не одну сотню раз!) песня о том, что они их, типа, нашли, на суровых экологов не произвела впечатления! Елочки были брошены в костер, а бабульки отпущены с миром после проведения соответствующей беседы на природоохранную тему.
В тот же вечер какая-то подозрительная машина явно пыталась завернуть в лес со стороны яблоневого сада, но, похоже, увидев костер и людей возле него, от своего намерения отказалась.
Последним штрихом в первый день дежурства стал визит к нашему костру наряда бравой полиции, разыскивающей наркоманов. Наши удостоверения общественных инспекторов Росприроднадзора на них, тем не менее, произвели впечатление. На мой вопрос, не хотят ли они присоединиться и помочь нам, последовал маловразумительный ответ, что, типа, у них не хватает сотрудников и вообще, у них сейчас другая задача! На том, как говорится, и разошлись…
Второй день дежурств прошел более спокойно. На этот раз среди волонтеров были ветераны ДОП ВГУ и ВЛТИ 80-х годов. Решили, так сказать, тряхнуть стариной! То ли потому, что был будний день, то ли слух об общественных инспекторах, охраняющих елки и цепляющихся к каждому, кто вызовет их подозрение, уже прошел по окрестным кварталам, но на нашу поляну, где сосредоточены самые ценных насаждения хвойных (мы не случайно здесь свой пост каждый год устраиваем), вообще мало кто заглядывал.
На третий день дежурств нас собралось аж семь человек. Двое местных активистов, защитников Яблоневого сада, даже изъявили готовность остаться дежурить на всю ночь! Мы с удовольствием им предоставили эту прерогативу, так как сами за три дня изрядно устали. Да и дождь начинал накрапывать.

Выводы по итогам операции «Елочка — 2019»

1. Серьезных потерь в этом году удалось избежать. Нездоровый интерес граждан к насаждениям хвойных перед Новым годом по сравнению в периодом 2005 — 2011 гг. изрядно поутих. Вероятно, это связано не только с деятельностью по их охране, но и с насыщенностью рынка «новогодних елок». Сейчас в городе можно встретить любые «елки» как местного происхождения, так и с отдаленных областей, включая привезенные с Дании и Польши по вполне приемлемым ценам. А уж отдельные ветки продавцы нередко отдают даром!
2. Количество волонтеров стабильно из года в год и колеблется в пределах от двух до семи человек на одно дежурство. А вот интерес средств массовой информации к нашей деятельности, похоже, пропал. Если два года назад о нас снимали сюжеты три ТВ канала, то сейчас, несмотря на приглашения, не отозвался ни один.
3. В следующем году можно будет рассчитывать на помощь нашей доблестной полиции, хотя последний раз она принимала участие в операции «Елочка» (если память мне не изменяет) девять лет назад.82FOnuCcMxg.jpg S4FrWyvauRI.jpg lL8eB-Oeado.jpg NF1bLQ_PsAc.jpg
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 18 | След.




© 2003-2020 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media