Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
 
 Пухляк - птица 2017 года

Rozhdest-uchety.jpg
 
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

   

 


Дневник доцента

  • Архив

    «   Февраль 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28          

Берегите лес!

О проекте воронежской девочки инвалида, изготавливающей баннеры в защиту леса, а также зимние кормушки для птицIMG_8659.JPGIMG_8658.JPGIMG_8663.JPGIMG_8661.JPGIMG_8662.JPGIMG_8660.JPGIMG_8657.JPGIMG_8654.JPGIMG_8655.JPGIMG_8653.JPGIMG_8656.JPG

Крышка малышка

Школы Бобровского района провели благотворительный проект "Крышка малышка». Учащиеся района собрали пластиковые крышки на инвалидную коляску для Лизы Карасевой. Суть этой акции в сборе чистых пластиковых крышек от бутылок. Собранные крышки сдадут на переработку через инициативную группу проекта «Меняю мусор на деревья», которая перечислит деньги за собранное вторсырье в организацию «Общие дети». Среди организаторов акции — выпускники естественно-географического факультета, в недавнем прошлом активисты Дружины охраны природы ВГПУ Ольга Блинникова и Нина Саввина. Так держать!

Крышка малышка.jpg

Олимпиада по экологии

Раз в год в конце зимы для школьников и учителей наступает лихорадочное время, когда в городе проходят различные областные олимпиады. Ставка в этих мероприятиях довольна высока — победа (или даже призовое место) обеспечивает выход на всероссийскую олимпиаду. А заняв призовое место там, школьник может претендовать быть зачисленным без экзаменов на соответствующую специальность в любой российский вуз. В некоторых школах даже прибегают в материальному поощрению победителей, не говоря уже о пресловутом порт фолио! Учителям победа их воспитанников также обещает немалые дивиденды в виде премий и повышения рейтинга. Так что вокруг олимпиады по любым предметам ежегодно разыгрываются нешуточные страсти! Автор уже третий год принимает участие в олимпиаде по экологии в качестве члена жюри, так что позволю себе на этот раз поделиться своими впечатлениями. Олимпиада состоит из трех туров: проект, теоретический очный тур, защита проекта. Члены жюри оценивают все три тура по критериям, предложенным незабвенным министерством образования.Итак, о проектах. В этом году они не блистали оригинальностью, в основном повторяя идеи прошлогодних, лишь разбавленные свежими данными. А одна работа вообще представляла полностью списанную с прошлого года. На будущее предупреждаю возможных участников — такие номера теперь не проходят! Оценить то мы их оценим, но высоких баллов вы не получите. Лично мне запомнились следующие проекты: о видовом составе растений одного соснового урочища, оценка загрязнения атмосферы методами лихеноиндикации, оценка динамики состояния пришкольного сквера.Теперь о теоретическом туре. Он включал девятнадцать заданий, за решение которых участник получал определенное число баллов. Ответы учащихся мы должны были оценивать в сравнении с правильными вариантами, предложенными нам министерством. И вот тут, как говорится, и была зарыта собака!Многие ответы, присланные нам, были написаны (как бы это поделикатней выразиться) явно под воздействием каких-то горячительных напитков. Я уж не буду говорить о том, что неправильно были представлены свойства экосистем, а продукцию перепутали с биологической продуктивностью. Уж не знаю, какими источниками пользовались в министерстве, но классиками (Сукачевым, Дылисом, Вернадским, Гиляровым) там явно решили пренебречь.Приведу несколько вариантов ответов, вызвавших у нас наибольшее недоумение. Привожу полностью: «11. Энергоэффективность и энергосбережение способствуют улучшению ситуации в стране: в) в политическом плане, поскольку ...» Привожу правильный ответ: «Россия будет выполнять, взятые на себя обязательства по Парижскому соглашению и сможет стать глобальным лидером в этом процессе». Позволю себе эту фразу оставить без комментариев. Гармония (баланс) в природных системах, оказывается, обеспечивается за счет естественных ограничений, лимитирующих экологических факторов (посредством естественного отбора). Здесь я также процитировал дословно.Наибольшее впечатление оставил ответ на последний вопрос, где детям предлагалось определить, к какому направлению относится кампания по борьбе с плотиной на одной из рек США: 1) охране природного капитала; 2) справедливому управлению ресурсами; 3) перераспределению финансовых потоков; 4) модернизации энергетических систем. Вряд ли кто ответил правильно на этот вопрос даже из студентов экологов. Да и мы, члены жюри, надо сказать с ответом изрядно колебались.К чести детей следует сказать, что они отвечали на поставленные вопросы куда более правильно и логично, чем чиновники министерства, хотя отдельные перлы все же попадались. Например, на вопрос «Согласно Указам Президента Российской Федерации, 2017 год объявлен» один ученик 10 класса написал: «Годом баргузинской выхухоли». Были и другие варианты («Год уссурийского тигра», «Год здоровья»), но большинство участников ответили на вопрос правильно.Теперь о защите проектов. Здесь обращаю внимание уважаемых педагогов. Уже многократно убеждался в том, что хороший доклад нередко «вытягивает» слабую работу, а плохой губит хорошую. Такова sel a vi, как говорят у них. Поэтому учите ваших питомцев выступать! У уж если ваш питомец ловко отвечает на самые каверзные вопросы, то цены ему нет! Ведь мы оцениваем именно ЗАЩИТУ! Умение донести суть своей работы до слушателей, владение материалом — великое дело!К недостаткам нынешней организации олимпиады отношу также то, что вопросы было разрешено задавать только членам жюри. Дети, соответственно, не проявляли особого интереса к происходящему в аудитории, а к конце заседания уже откровенно скучали.Таково вкратце мое впечатление от последней олимпиады. Оно далеко не полное, но позволяет все-таки сделать вывод, что такая форма работы со школьниками как олимпиада все-таки вполне эффективна для выявления детских талантов и оценивает их знания и способности при добросовестном жюри достаточно объективно.

Другой Воронеж

Насколько хорошо можно знать город, в котором прожил пятьдесят лет, то есть всю жизнь? До недавнего момента я считал, что знаю свой Воронеж практически досконально. Мое мнение поколебалось после того, как на какую-то очередную школьную олимпиаду из другого города прибыл мой друг учитель со своим учеником. Ему и передаю слово.Нас разместили в каком-то гостиничном комплексе при спортивном центре с мудреным итальянским названием, выигравшим тендер (как сейчас принято) на размещение участников олимпиады. Как стало мне известно, критерием победы данного заведения в тендере стал единственный момент — дешевизна.Сам гостиничный комплекс оказался расположенным где-то в районе между известными воронежскими предприятиями «СК» и заводом ГОО (в просторечии называемый по старинке «Машметом»).С самого начала это место произвело на нас странное впечатление. Прежде всего, интерьер комплекса выполнен в каком-то странном варварски-восточном стиле с желтыми стенами и сине-желто-оранжевыми занавесками. Гвоздем интерьера является гипсовая статуя оленя с пробитым боком, стоящая в вестибюле. Не то кто-то из гостей комплекса не в меру разгулялся, то ли какой-то спортсмен не знал, куда применить силушку. После беглого знакомства с контингентом комплекса я понял, что такое вполне возможно.При нас в комплексе жили какие-то баскетбольные команды. Весь вечер из спортивного зала доносился стук мяча, сопровождаемый витиеватой матерщиной, от которой даже у привычных людей уши заворачивались в трубочку. После тренировок баскетболисты дружной гурьбой шли по коридорам комплекса, все также виртуозно матерясь и соревнуясь между собой, кто громче (дамы, пардон!) пукнет. Сам комплекс размещен на какой-то грязной улице с бесчисленным количеством пивных ларьков и рюмочных. Даже местные продуктовые магазины имеют весьма специфический вид. Они небольшие, имеют всего четыре или пять холодильников, из которых три или четыре заполнены пивом и водкой, а один — минеральной водой. По соседству с гостиничным комплексом оказались сразу две рюмочных и … детская библиотека. Сочетание более, чем странное!Первое впечатление от посещения самого района вызвала в памяти картины Апокалипсиса. Впечатление усиливалось от бесчисленных стай грачей и ворон, носящихся над домами с каким-то зловещим карканьем и не менее многочисленных стай беспризорных псов, шастающих по улицам и периодически устраивающим драки на свалках отбросов (последних в том районе также оказалось более, чем достаточно).С наступлением темноты улицы района заполнялись какими-то темными личностями, сразу направляющимися в уже упоминаемые на этих страницах рюмочные и магазины. Вид лиц (если можно их так назвать) данных личностей и доносившиеся до нас обрывки речи сразу навевали почему — то мысли о местах, не столь отдаленных… Впрочем, наутро эти лица, как потом выяснилось, выглядели ещё хуже.Неподалеку располагался некогда знаменитый воронежский парк. Знаменит он был тем, что в конце 80-х годов в нем совершил посадку инопланетный корабль (я нисколько не шучу, об этом даже писала центральная пресса и был сюжет по центральному телевидению). А сейчас в этом парке строится православный храм. Невольно возникала мысль о какой-то таинственной связи этих двух событий. Выслушав рассказ моего друга, я пришел к выводу, что, помимо известного мне Воронежа, существует и другой город, отличающийся от первого примерно также, как нью-йоркские Харлем от Бродвея.P.S. Через неделю мой друг опять приехал на этот раз на другую олимпиаду. Их разместили в том же гостиничном комплексе. Их соседями на это раз оказалась … команда боксеров! Я очень просил его, чтобы ни он, ни его ученики лишний раз без крайней необходимости из своих номеров не выходили.

Первый урок

Судьба руководителя студенческой педагогической практики предоставляет удивительные новые впечатления и эмоции. С первых шагов основная масса моих подопечных вопрошает (и этот вопрос читается в их наполненным страхом глазах, даже если они не произносят его вслух): «Куда? Зачем? Ой, как страшно! Ой, не справлюсь! Ой, боюсь!» При этом многие даже не вспоминают о том, зачем они поступили в педагогический вуз. Типа, а куда же ещё?
Но вот неумолимо наступил этот страшный первый день педагогической практики. Группа студентов четвертого курса неуверенно переступает порог подшефной школы, испуганно озираясь во все стороны. Типа, ну, всё, это — конец! Дети — это страшно!
Нас встречает молодая завуч подшефной школы (в недавнем прошлом, тоже моя студентка). С улыбкой здороваясь (студенты неуверенно отвечают), предлагает собраться в актовом зале. Здесь происходит быстрое распределение практикантов по классам. На лицах студентов всё ещё господствует обреченное выражение. Мне невольно вспомнились строки одного из романов: «Самое страшное в казни — её ожидание! Но палач пришел, и уже как то становится легче...» После общего собрания студенты расходятся знакомиться с классами и с учителями.
Проходит несколько дней, и испуганное (даже я бы сказал, затравленное) выражение на лицах практикантов сменяется другим: более осмысленным и даже заинтересованным. Да, вроде тут совсем не так страшно, как нам сначала казалось. И дети вроде ничего, а в старших классах даже симпатичные мальчики (девочки) есть.
Но первого урока боятся все! И не верьте тому, кто скажет, что не боялся! Я, например, не боялся, но вы и мне тоже не верьте! Чего только не вытворяли у меня практикантки на первых уроках - и в обмороки у доски падали, и накачивались валерьянкой до состояния ступора, и отпускали с перепугу учеников за полчаса до звонка и т. д.
Но, хочешь не хочешь, а вести урок придется. И далеко не всегда можно ждать помощи от учителя или руководителя практики! И, трясись не трясись, как осиновый лист, а все равно придется выйти к доске и, глядя детям прямо в глаза, произнести сдавленным голосом: «Здравствуйте! Садитесь!» Все дальнейшее рисуется в уже совершенном тумане, но именно сейчас самое главное — переступить через себя! Ох, как часто это придется делать в жизни! Впрочем, это я так, к слову…
В день Х я прихожу в школу к первому уроку, который должна давать моя практикантка Аня. Заглядываю в класс, и вижу в беспорядке разбросанные вещи школяров и сидящих за партами двух девочек. На мой вопрос, а где же весь класс, бойко отвечают: «На физ-ре!» и, предваряя дальнейшие мои расспросы, безаппеляционно продолжают: «А мы болели и у нас — освобождение!»
Выхожу из класса и сразу натыкаюсь на Аню. Ей предстоит вести урок "Окружающий мир" в третьем классе. Тема урока "В лесу и на воде". В глазах студентки не видно страха, а, может быть, она умело играет: для детей, для учителя, для руководителя, а больше всего — для самой себя! На вопрос, как практикантка себя чувствует, отвечает стандартно: «Нормально!» Типа, понимайте, как хотите.
Звенит звонок, и в класс вбегает толпа школяров. На последней парте уже появился чей-то принесенный в кабинет хлеб, крошки от которого уже успели рассеяться по полу в радиусе не менее метра. С удовольствием отмечаю про себя, что многие сразу направляются к Ане и начинают с ней о чем-то разговаривать. Одна белокурая девочка даже простодушно обнимает свою новую учительницу. Значит, Аню уже признали!
Звенит звонок, и урок начинается. Замечаю, что учителя в классе нет, но все ученики как один при виде Ани встают возле своих парт. Практикантка начинает довольно уверенно, сразу после приветствия приступая к опросу. Класс работает активно, ученики тянут руки, явно желая отвечать.
Идет урок (воображаю, как мучительно медленно тянется для практиканта это время), Аня переходит от задания к заданию, показывает презентацию, вызывает школяров к доске и т. д. и т. п. Учительница пару раз заглядывает в класс, но, очевидно удовлетворенная ходом урока, этим и ограничивается.
Ближе к концу урока в классе становится шумновато. Некоторые ученики начинают вставать и даже ходить по классу. Я обращаю внимание Ани на кучку сорванцов, собравшихся возле первой парты. Аня быстро наводит порядок, и урок в дальнейшем проходит без эксцессов.
Правда, в самом конце практикантка все-таки совершает ошибку, характерную для молодых учителей. Изложение материала закончилось за несколько минут до звонка, и …. Конечно, из положения можно было бы ещё выйти, проделав хотя бы опрос на закрепление материала. Но тут-то нехватка (а точнее, полное отсутствие) опыта и сказалась. Конец урока оказался несколько скомкан. Впрочем, судя по шуму, доносящемуся из соседних кабинетов и из коридора, в других младших классах урок также закончился раньше!
Выдержав время до звонка, практикантка отпускает класс с выражением явного облегчения на лице. Что ж, для начала неплохо! Поздравляю Аню с первым уроком (она пока ещё сама не осознает, какой подвиг сегодня совершила) и направляюсь в другой класс, где меня ожидает следующий практикант, дающий свой первый урок.

P.S. Образы, описанные в данном очерке сборные и не имеют конкретных прототипов! Всякое сходство с реальными людьми является случайным! Здесь описан этакий «усредненный» практикант, дающий в «усредненном» классе «усредненный» урок! Так что, остается лишь обратиться ко всем другим практикантам с коротким напутствием; «Вперед! И не бойтесь!»

Наблюдения за птицами в Таиланде и Камбодже

Автор находился в Таиланде с 25.01 по 1.02 2017 года. Большую часть времени наблюдения проводились на курорте Паттайя. 28.01 была совершена поездка в Бангкок, а 29.01 — поездка в Камбоджу по маршруту Пайпет — Сиам-Пим — Ангкор. Всего было встречено 24 вида птиц. Список видов птиц приводится ниже.1. Большой баклан (Phalacrocorax carbo). Встречен в большом количестве практически на всех водоемах в окрестностях Бангкока, в том числе на реке Менам-Чао-Прая. Обычен на озере Тонлесап в Камбодже.2. Яванский баклан (Microcarbo niger). Встречен два раза на прудах к окрестностях Бангкока.3. Малая белая цапля (Egretta garzetta). В изобилии встречается на всех водоемах и рисовых полях, местами образуя крупные скопления.4. Белокрылая цапля (Ardeola bacchus). Встречается в небольшом числе там же, где и предыдущий вид.5. Охристый волчок (Ixobrychus cinnamomeus). Встречен три раза на рисовых полях под Бангкоком и в Камбодже.6. Индийский аист-разиня (Anastomus oscitans). Обычен на многих водоемах и рисовых полях в окрестностях Бангкока.7. Индийский клювач (Mycteria leucocephala). Встречается на рисовых полях и водоемах в небольшом числе на всей обследованной территории.8. Змееяд (Circaetus gallicus). Встречен единственный раз на границе Таиланда и Камбоджи сидящим на дереве посреди открытого ландшафта.9. Индийская речная крачка (Sterna aurantia). В изобилии встречается на многих водоемах обследованной территории.10. Сизый голубь (Columba livia). Обычен во всех населенных пунктах обследованной территории.11. Малая кукушковая горлица (Macropygia ruficeps). Обычный вид в Паттайя и других населенных пунктах Таиланда.12. Розовоголовый кольчатый попугай (Psittacula roseata). В изобилии встречен на территории храмового комплекса Ангкор.13. Ошейниковая алая сова (Otus lettia). Самый обычный вид сов на обследованной территории. Характерные крики неоднократно отмечались в городах Паттайя и Сиам-Рип.14. Домовой стриж (Apus nipalensis). Отмечен в Бангкоке в королевском дворцовом комплексе.15. Малый пегий зимородок (Ceryle rudis). Отмечен на озере Тонлесап.16. Бенгальская сизоворонка (Coracias benghalensis). Отмечена единственный раз в окрестностях Бангкока.17. Черный дронго (Dicrurus macrocercus). Неоднократно отмечался в окрестностях Паттайя и Бангкока.18. Тихоокеанская ласточка (Hirundo tahitica). Обычна в Паттайя и в прибрежных районах Бангкока.19. Горный бюльбюль (Ixos mcclellandii). Обычный вид, один из фоновых видов в Паттайя.20. Большеклювая ворона (Corvus macrorhynchos). Неоднократно отмечалась на открытых местностях в окрестностях Паттайя и Бангкока.21. Блестящая ворона (Corvus splendens). Отмечена единственный раз в городе Паттайя.22. Обыкновенная майна (Acridotheres tristis). Фоновый вид в орнитофауне населенных пунктов на всей обследованной территории.23. Полевой воробей (Passer montanus). Обычный вид, встреченный во всех населенных пунктах обследованной территории.24. Домовый воробей (Passer domesticus). Обычный вид, встреченный во многих населенных пунктах в несколько меньшем числе, чем предыдущий. 29.01 в Паттайя было зафиксировано гнездостроение.

Мои приключения в Таиланде и Камбодже

Самолет пробил светлую дымку и, плавно снизившись, побежал по посадочной полосе крупнейшего аэропорта Бангкока Суварнабхуми. Через пару минут он остановился возле терминала прибытия. В репродукторе заскрежетал ставший уже знакомым голос: «Мы совершили посадку в аэропорту столицы Таиланда города Бангкока. Командир корабля и экипаж благодарят вас за то, что вы выбрали нашу компанию и желают вам приятного отдыха».Бангкок встретил нас удушливой влажной жарой. Одежда прилипла к телу. Если в самом здании ещё спасали кондиционеры, то на улице даже дышать (впрочем, наверно, сказалась усталость после десятичасового перелета) было затруднительно. Поэтому вновь торопимся укрыться под защиту кондиционеров в автобусе.Наконец, собираются последние получающие свой багаж туристы, и мы трогаемся. За окнами проносятся первые виды Таиланда. Сразу отдаю должное таиландским дорогам. Здесь нет (по крайней мере, мне не встретились) таких, на которых было бы меньше двух полос движения в одном направлении. Для посещенного мною в прошлом году Вьетнама такая картина представляет скорее исключение, чем правило.Мы проезжаем по суперсовременным развязкам. За окнами мелькают названия хорошо знакомых нам мировых брендов: «Nokia”, “Samsung”, “ВМV». Сразу становится ясным, что мы приехали не в какую-то экзотическую, а вполне современную индустриальную страну, экономику которой активно инвестируют крупнейшие международные компании. Впрочем, об этом можно было бы догадаться ещё в аэропорту, где взлетные полосы тянутся до горизонта, а огромные аэробусы садятся и взлетают друг за другом буквально каждую минуту.После пригородов Бангкока открывается вид на рисовые поля, прорезанные каналами. В глазах сразу бросается обилие птиц. Больше всего здесь (как и во многих других посещенных мною местах) малых белых цапель, встречается знакомая мне по Вьетнаму белокрылая цапля и какие-то мелкие волчки.Пока мы ехали из аэропорта Бангкока в Паттайя, молодая девушка гид с приятной улыбкой совсем запугала нас правилами проживания в таиландских отелях. Нельзя выносить еду из ресторанов, бутылки из номеров, в неположенное время посещать бассейн и т. д. И за всё светили крупные штрафы, а то и реальные сроки заключения. После её рассказа многие отпускники уж не чаяли, как выбраться из Таиланда живыми и, по возможности, без крупных неприятностей.Проходит около двух часов, и мы въезжаем в город-курорт Паттайя, название которого давно знакомо российским любителям пляжного отдыха. Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Когда мой сосед узнал, что я собираюсь в Таиланд, то многозначительно хмыкнул: «А, в секс-тур собрался!». Так уж получилось, что за Таиландом закрепилась репутация страны свободы нравов и легкого поведения, куда со всего мира стекаются любители плотских утех. Может быть, данное представление и не лишено оснований, но первые впечатления позволили предположить, что туризм, при всей его важности для Таиланда, все-таки не является здесь (в отличие от Египта и даже большинства стран Европы) основой экономики.Сама Паттайя была по сути создана американскими солдатами во время войны во Вьетнаме. В то время Таиланд был тылом американской армии. Находящиеся в отпуске американские бравые вояки обнаружили бухту Паттайя, где в то время находилась лишь небольшая деревенька. Они провели тут весь отпуск, им понравилось, они рассказали об этом райском уголке сослуживцам, и те сюда зачастили. Местные предприимчивые тайцы быстро сообразили, что это дело чревато немалыми доходами. Много ли солдату на отдыхе надо, а деньги у американских служителей Марса водились! И куда солдату их тратить, кроме как на развлечения, в которых они пытались хоть на время забыться от ужасов войны? Было быстро сделано так, чтобы подчиненные Уильяма Уэстморленда не испытывали недостатка ни в выпивке, ни в «травке», ни в девочках… А кому хотелось чего-то более интеллектуального, организовывали рыбную ловлю или прогулки на катерах. Так и возникла современная известная на весь мир Паттайя! Приехали мы в Паттайя уже под вечер. Быстро разместившись в отеле, одеваю плавки, беру с собой фотоаппарат и бинокль и направляюсь на пляж, который находился метрах в двухстах. Пересекая улицу, замечаю, что основу транспортного потока здесь, в отличие от Вьетнама, составляют не мотобайки, а автомобили. Общественный транспорт представлен такси и так называемыми «туктуками» - минигрузовиками, оборудованными сиденьями. Все «туктуки» ходят практически по одному и тому же маршруту. При этом гид предупредила, что, садясь в него, ни в коем случае нельзя говорить водителю, куда едешь. В этом случае плата за проезд возрастет в разы. Типа, ведь вас же по заказу везли!!! Что ж, появился ещё один повод для осторожности.По дороге на пляж замечаю вездесущих пересмешников майн, или индийских скворцов, составляющих основу птичьего населения почти любого города Юго-Восточной Азии. В пыли копошатся хорошо знакомые полевые воробьи. Замечаю также бюльбюлей и нескольких мелких горлиц с полосками на груди.Быстро окунувшись в море (вода была теплая как парное молоко!!) решаю совершить первую экскурсию по Паттайя, тем более, что уже совсем стемнело, и улицы залились огнем реклам и фонарей, выполненных в виде китайских фонариков. На улицах открылись первые рестораны тайской, индийской и итальянской кухонь. Надо заметить, что здесь не было небольших уютных заведений на несколько столиков, которые столь распространены в Европе и во Вьетнаме. Почти все виденные мною рестораны напоминали по своим размерам и обстановке советские общепитовские столовые. В приглянувшийся мне ресторан итальянской кухни я уже собирался зайти, но заметил на пороге трансвестита в костюме официантки. В дальнейшем я старался к этому ресторану близко не приближаться. Возле массажных салонов появились красивые девушки, призывающие туристов отведать таинства тайских телесных удовольствий. Заработали бары, торгующие напитками любой степени крепости — от тайского пива до русской водки. Я опять же заметил, что все напитки известных мировых марок были местного производства. И на все это царящее веселье даже с некоторым упреком смотрел с портрета с черной рамкой недавно усопший король Таиланда Рама IX, по которому ещё не закончился буддийский траур.По возвращении в отель я встретил наших соотечественников (как потом выяснилось, они были из Хабаровска) «культурно отдыхающих» на лавках в прилегающем к отелю скверике.Через несколько дней мне довелось посетить Бангкок. Мы доехали до столицы за какие-нибудь полтора часа по практически идеальной трассе. Сам Бангкок буквально пронизан многоуровневыми дорогами, проходящими над городскими кварталами. Мы мчимся то на одном уровне со средними этажами суперсовременных небоскребов, то над зеленью парков и садов, то над совсем уж неказистыми лачугами с прохудившимися крышами. В какой-то момент наш автобус съезжает с трассы и, проехав несколько километров по старым улочкам, останавливается возле входа в храмовый комплекс. Таиланд — буддийская страна, хотя немало здесь и индуистов, и католиков. Будучи в этническом отношении тесно связанным с Китаем, Таиланд перенял оттуда и религию, и архитектурный стиль. Тут мы видим и характерные для Китая статуи драконов, и статуи Будды, и статуи Марко Поло, которого, как выяснилось, в буддизме весьма почитают. Влиянием индуизма можно считать расположенные на территории храмового комплекса скульптуры фаллосов, к которым надлежит прикоснуться, если вы желаете иметь наследников и при этом оставить что-нибудь на память. Судя по обилию цветных ленточек, искусственных цветов и тому подобной мишуры пожелания о потомстве оставили здесь много народу и в ближайшее время во многих странах (а Таиланд посещают туристы со всего мира) следует ожидать демографического взрыва.Нам показали дерево Будды и чаны со святой водой, возле которых суетились буддийские монахи. За небольшую сумму они были готовы окропить любого желающего при помощи цветка лотоса. Такую картину я неоднократно наблюдал при храмах Таиланда и Камбоджи. Мое посещение этих стран совпало с китайским Новым годом, так что основными «клиентами» Будды были, как этого и следовало ожидать, туристы из Поднебесной Империи.Пока мы шли вдоль белой стены, окружающей дворцовый комплекс, нам то и дело попадались одетые в парадную форму таиландские полицейские. Их вид мне живо напомнил остросюжетный фильм - драму «Бангкок Хилтон» с обаятельной Николь Кидман в главной роли. Впрочем, полицейские были настроены дружелюбно и на объективы фотоаппаратов реагировали белозубыми улыбками. Некоторые даже отдавали честь их снимающим.Дворцовый комплекс представляет собой сочетание зданий светского и культового назначения, чем напомнил московский Кремль. Храмы и пагоды построены в каком-то смешанном буддиийско-индуистком стиле с драконами, статуями Будды и изображениями Шивы, яркой резьбой и орнаментами. Мне довелось увидеть одну из главных буддийских святынь — статую изумрудного Будды Шакьямуни, установленную в храме Ват Пра Кео, построенном специально для ей размещения.Подошли мы и вплотную к королевскому дворцу, ныне ожидающему своего нового владельца. Среди многоязычного гомона туристов, понаехавших со всего мира, иногда можно было расслышать слова молитвы по усопшему королю, произносимыми то и дело проходящими мимо людьми в черных одеяниях - представителями делегаций со всех провинций королевства, приехавших почтить память короля.Нашим следующим пунктом стала пристань на реке Менам-Чао-Прая, откуда начиналась наша экскурсия по старинным кварталам «восточной Венеции». Именно здесь снимались некоторые сцены уже упоминаемого мною фильма «Бангкок Хилтон». Берега реки застроены примерно так же, как и весь Бангкок. Небоскребы сменяются роскошными виллами (в том числе, принадлежащими королевской семье), недалеко от которых можно увидеть утопающие в зелени и мусоре трущобы. И все это — рядом! Право же, таких разительных контрастов мне не доводилось наблюдать ни в одной из двадцати ранее посещенных стран!Гвоздем программы прогулки по воде стало кормление хлебом местных рыб, по виду явно относящихся к семейству сомов. Размером эти сомы были примерно с локоть, но, в отличие от сомов наших водоемов, отдавали явное предпочтение вегетарианской пище. Во мне заговорил эколог и про себя я отметил, что, несмотря на кажущуюся загрязненность воды, обилие людей и застроенность берегов водоемы Таиланда исключительно богаты рыбой. Тропики есть тропики!Дальнейший наш путь вновь лежал по старинным кварталам Бангкока с двухэтажными домами, узкими зелеными улочками, забитыми автомобилями, мотобайками и уличными торговцами. Впереди нас ждало посещение самого высокого здания тайской столицы — башни Баййок, выполняющей функции отеля, автомобильной парковки, общественного центра питания и обзорной площадки.Поднявшись поочередно на нескольких лифтах, мы вкусили от благ тайской земли на шестьдесят шестом этаже, а затем поднялись на восемьдесят четвертый, откуда с подвижной вращающейся площадки смогли обозреть панораму Бангкока, являющегося, как мы теперь знаем, одним из трех соперничающих между собой экономических, финансовых, общественных, транспортных, культурных и т. д. центров Юго-Восточной Азии, наряду с Гонконгом и Сингапуром. А Юго-Восточная Азия на данный момент (я в этом убедился воочию) является, пожалуй, самым экономически прогрессивным регионом планеты. Пока я любовался панорамой Бангкока с высоты птичьего полета, в моей голове проносились строки из одного из любимых в молодости романов М. Рида «Квартеронка»: «Романтика живет не в светских гостиных с их нелепыми обычаями и глупыми церемониями… Романтику надо искать в других местах — среди великой и могучей природы, хотя и не только там. Её можно найти среди полей и дубрав, среди скал и озер, так же как и на людных улицах больших городов. Ибо её родина в человеческих сердцах… Меня привлекают не старые классические берега, а более молодые и полнокровные страны». Не в одну ли из тех стран, которые в недалеком будущем будут определять (а не исключено, что уже определяют) весь путь развития человечества, и занесла меня судьба? Рассвет следующего дня автор встретил недалеко от границы с Камбоджей, куда направлялся с целью посетить дворцовый комплекс Ангкор-Ват. Да и вообще эта страна представляла для меня немалый интерес. Когда на родине знакомые узнали, что я собираюсь посетить Камбоджу, то посмотрели на меня как на сумасшедшего. «Ты с ума сошел! Там же стреляют!» Неосведомленность людей моего поколения можно понять, так как представление об этой стране у нас складывалось на базе трех составляющих: Пол Пот, геноцид, война.Попасть в Камбоджу мне удалось не без сложностей. У моего туроператора на время моего пребывания в Таиланде туда экскурсии не было. Пришлось обращаться в «уличное» турагентство, от чего наш отельный гид нас всячески отговаривала. В итоге все оказалось очень даже неплохо. Поездка оказалась прекрасно организованной и, более того, мне даже позволили выбрать удобную для меня дату.На границе с Камбоджей нас разделили. Гражданам России пришлось ждать, пока оформят визу граждане Украины и Казахстана. На это ушло почти час. Процесс получения визы для наших бывших соотечественников был явно осложнен и стоил порядка (в пересчете на наши деньги) четырех тысяч рублей.После оформления виз нас повели длинным коридором на паспортный контроль в обход очереди из камбоджийских гастарбайтеров, возвращающихся с заработков в Таиланде. Нам вслед неслось шипение «Фуранги! Фуранги!»Едва вступив на землю Камбоджи, автор почувствовал, что попал в иной мир. На грязной мостовой спали дети. Другие чернявые раскосые ребятишки шастали вокруг туристов, выпрашивая деньги. Казалось, кругом царит нищета и безысходность. Но первое впечатление оказалось обманчивым.Встречающий нас гид сразу указал на обращение камбоджийского правительства к иностранным туристам, вывешенное на живописной арке с надписью «Kingdom of Kambodja”. Правительство страны настоятельно просило иностранных гостей не подавать милостыню детям и не покупать у них различные безделушки. Типа, пусть лучше учатся! Позднее аналогичное правило нам показали при въезде в Ангкор-Ват.Нас загрузили в автобусы и повезли по улицам приграничного города Пайпет, архитектура которого носила явные черты французского влияния. Прямо этакий мини-Париж! Параллельно гид кратко поведал нам историю Камбоджи за последние сорок лет.После кровавой гражданской войны, затянувшейся более чем на тридцать лет, коммунистическое правительство Камбоджи призвало на трон короля Нородома Сианука, бывшего премьер-министром в 50-е — 60-е годы. Вернувшись на трон, король не сильно утруждал себя государственными делами, писал сценарии и сам снимал по ним фильмы, вел личный блог в интернете. В 2004 году уже старый король отрекся от престола в пользу своего сына Нородома Сиамони. Новый король по профессии был балетмейстером и большую часть жизни провел во Франции, где активно пропагандировал камбоджийскую культуру. Сейчас он, помимо королевской «должности», не требующей больших сил и нервотрепки, занимает пост министра культуры. Эта должность в условиях Камбоджи действительно весьма хлопотная, учитывая, что вся культура в годы правления Пол Пота была уничтожена практически под корень. Тем не менее, с момента окончания гражданской войны (в 2004 году) и в этом вопросе стараниями короля было достигнуто немало успехов.По мере нашего продвижения вглубь страны мы начинали понимать, что наше первое впечатление о стране было неверным. Таких трущоб, что мы наблюдали в центре Бангкока здесь нет. Из видов транспорта на дорогах преобладали автомобили хороших европейских, южнокорейских и японских марок. Пару раз попадались нам машины российского производства («Нивы» и «Жигули»). Один раз уже в Сиам-Рипе мы даже видели Волгу ГАЗ — 24, очевидно принадлежащую какому-то местному чиновнику и наверняка представляющую собой предмет особой семейной гордости.На рисовых и кофейных полях работали небольшие трактора. Встречались нам и тощие на вид коровы на высоких ногах. Впрочем, эти коровы, как оказалось, дают весьма вкусное постное мясо. На рисовых полях и небольших прудах нам попалось великое изобилие домашней птицы. Наше внимание привлекли целлофановые ловушки для саранчи, которая весьма популярна и в Камбодже и в Таиланде как лакомство, представляя в этом отношении известный аналог наших «семачек».После обеда наш путь лежал на искусственно прорытый канал, ведущий в крупнейшее озеро Юго-Восточной Азии Тонлесап, где мы должны были посмотреть «деревню на воде». Здесь опять нас предупредили о том, чтобы не подавали милостыню вечно побирающимся камбоджийским детям. «Деревня на воде» (а всего в таких деревнях в Камбодже проживает около трехсот тысяч человек) представляла собой ряды свайных построек, вытянувшиеся вдоль берега на несколько километров. Мне эти постройки живо напомнили первые дачные поселки под Воронежем (Рыбачий, Радчино, Карачун), обитатели которых увлекались любительской рыбалкой и не заморачивались выращиванием картошки и овощей на дачах. Здесь же приусадебные участки были довольно обширными.По каналу одна за другой носились перевозящие туристов моторные лодки особой камбоджийской конструкции (здесь их называют «сампаны») с задраными вверх носами. Почти везде нам встречались садки для рыбы, а в одном месте попалась дощатая загородка для выкармливания крокодилов. Среди жилых построек выделялись здания местной жандармерии, католической церкви и школы, так же построенные на сваях. Наше внимание привлекло специальное устройство, по форме напоминающее веялку, служащее для распутывания сетей и выпутывания из неё мелкой рыбы. Данная рыба называется «бёль», чем-то напоминает черноморских анчоусов и очень ценится в копченом и вяленом виде как самими камбоджийцами, так и иностранными туристами.Тот день завершился ужином в огромной китайской столовой, среди многотысячной толпы китайских туристов и изобилием блюд, выставленных в виде «шведского стола» вдоль стен. Мне это чем-то напомнило нашу полковую столовую.Следующий день был целиком посвящен экскурсии в знаменитый Ангкор-Ват. Началась эта экскурсия в офисе в центре Сиам-Рипа, где нас всех сфотографировали и проверили загранпаспорта. После чего нам выдали билеты с красовавшимися на них нашими фотографиями. Когда я пишу эти строки, мой билет лежит передо мной на письменном столе.Сам храмовый компекс Ангкор окружен искусственным рвом шириной более ста метров. Дорога к нему лежит через самые настоящие джунгли, передвигаться через которые можно только по тропам.Наконец, вот он — знаменитый Ангкор! Обнаруженный французской экспедицией в 1854 году, город представлял собой когда-то грандиозную столицу Кхмерской империи и насчитывал более миллиона жителей. Основная часть построек здесь была возведена в IX – XIII веках. К моменту прибытия французов Ангкор (как и вся Кхмерская империя) уже пришел в упадок, хотя люди там ещё жили. В свое время факт обнаружения Ангкора использовали сторонники теории возможности обнаружения среди джунглей неизвестных ранее цивилизаций. Такой точки зрения придерживался и, в частности, один из моих любимых писателей — натуралистов, криптозоолог А. Сандерсон.Автор этих строк давно скептически относился к подобным воззрениям, считая, что джунгли и крупные города вообще — то мало совместимые вещи. Городу ведь нужны поля, вода, канализация и т. д. Джунгли начали захват Ангкора уже после того, как город пришел в упадок. И в этом я убедился, увидев Ангкор воочию.Джунгли встретили нас резкими криками сливоголовых попугаев, у которых, похоже, начинался сезон размножения. Из многочисленных храмов Ангкора нам удалось посетить лишь четыре — два буддийских и два индуистских. Впрочем, как я понял, в условиях Юго-Восточной Азии их различия весьма условны.Стены и крыши храмов во многих местах пробиты стволами и корнями хлопковых и железных деревьев. В некоторых случаях казалось, что части дерева и стены представляют собой единое целое и весьма органично сочетаются, представляя этакий странный «симбиоз». На стенах храмов ещё сохранились изображения Будды и Шивы. Молодежь из нашей группы особенно впечатлилась видами, знакомыми им по компьютерный игре «Лара Крофт — расхитительница гробниц».Наибольшее впечатление на нас произвел храм Байон, на который нам пришлось взбираться по весьма крутой и длинной лестнице. Но полезли все, даже пожилые люди! Наградой за усилия для нас стала возможность сфотографироваться на высоте на фоне камбоджийских джунглей. На стенах храма Ангкор-Тху сохранилась огромная фреска, изображающая моменты истории средневековой Кхмерской империи. Собственно, по этой фреске и по немногочисленным литературным источникам мы имеем сейчас некоторое представление о средневековой Камбодже.Не меньшее впечатление произвел главный храм комплекса Ангкор-Ват. По своей грандиозности он не уступит индийскому Тадж-Махалу. Внутри храма с деловитым видом сновали буддийские монахи, у которых за соответствующую плату можно было купить послание к Будде с пожеланиями благополучия и счастья.Во многих местах на стенах храмов видны были следы от пуль и осколков. Во время гражданской войны Ангкор стал ареной неоднократных боев, в которых широко использовалась боевая техника, поставляемая воюющим сторонам крупнейшими мировыми державами — СССР, США и Китаем. Кроме них, здесь неплохо «порезвились» вьетнамские и таиландские военные, бывшие инструкторами при противоборствующих сторонах. По окончании войны в джунглях Камбоджи нашли около девяти миллионов одних только мин различных конструкций, не считая неразорвавшихся артиллерийских снарядов и авиабомб. В этом отношении леса Камбоджи представляют опасность до сих пор. А теперь все страны участники той войны щедро платят Камбодже за разминирование и ликвидацию последствий войны.К слову сказать, впечатления от посещения Ангкора составили более половины впечатлений, полученных во время поездки. Только ради Ангкора стоило ехать сюда, преодолевая трудности десятичасового перелета и обливаясь потом в условиях влажной джунглевой жары.Последним пунктом нашего посещения Камбоджи стал мемориал памяти жертвам полпотовского геноцида. Впрочем, кровавые периоды случались в истории любой страны. Но в СССР результатом того периода стали тысячи предприятий и худо — бедно кормившее страну сельское хозяйство, в Китае — мощнейшая в мире экономика. Результатом геноцида в Камбодже стал жуткий упадок, из которого страна только в последние годы стала выбираться.Пришедшие к власти товарищи Пол Пот и Йенг Сари придерживались концепции «аграризации», считая, что основой социализма должно стать … исключительно сельское хозяйство. А города … это так, только рассадники инакомыслия. Здесь позволю себе процитировать самого Пол Пота: «Эвакуация городов — это один из важнейших факторов в сохранении плодов нашей победы. … Необходимо нейтрализовать имеющуюся в городе политическую и военную оппозицию. Если мы оставим людей в городе, то, несмотря на нашу победу, враги быстро поднимут голову и будут действовать против нас. В случае выселения их в сельскую местность, во вновь организованных кооперативах они попадут под наш контроль и инициатива окажется в наших руках». Вот так! А кто не согласен, того к стенке! Население Камбоджи делилось на три категории: 1) основа социализма — крестьяне, 2) подлежащие перевоспитанию и 3) , т.с., обуза в виде инженеров, врачей, учителей и прочей интеллигенции. Последние уничтожались на специально созданных «полях смерти». При этом расстреливали редко, предпочитая заживо закапывать бульдозерами, давить танками, сжигать напалмом или кроить черепа мотыгами. Последнее хлопотно, но весьма экономно.Результатом такой «политики» стало четыре миллиона уничтоженных на протяжении четырех лет и на долгие годы подорванная экономика. Только с 2004 года Камбодже удалось ценой немалых усилий совершить неплохой экономический скачок, а заодно восстановить национальную культуру, в чем мы при посещении этой страны и убедились.В завершении своего рассказа хочу упомянуть один эпизод. Как я уже упоминал, мое посещение Таиланда и Камбоджи совпало с празднованием китайского Нового года. Повсюду мы сталкивались с китайскими новогодними фонариками и ростовыми куклами в виде китайских драконов. Одна из таких кукол посетила ресторан во врем нашего обеда. Это называлось новогодним освящением ресторана и стоило администрации тридцать долларов.При обратном пересечении таиландско-камбоджийской границы у автора этих строк впервые в жизни взяли отпечатки пальцев. А через сутки самолет уже уносил меня в сторону аэропорта Домодедово. Закончилось мое очередное заграничное путешествие!

К итогам хоккейного матча

Итоги хоккейного матча молодежных женских сборных Россия — Чехия буквально всколыхнул российские СМИ и русскоязычный интернет. Напомню, что после довольно «грязной» игры (думаю, что с обеих сторон, хотя российские официальные СМИ и утверждают обратное) российская сборная победила со счетом 2 : 0, а по окончании игры случился скандал.Во время исполнения российского гимна чешские болельщики устроили дикий вой и свист, заглушая музыку, а чешская команда демонстративно повернулась к соперницам спиной. Российская сборная, взявшись за руки, дружно запела гимн, что заставило разбушевавшихся болельщиков замолчать. Типа, «поставили на место». Так выглядят события в изложении российских официальных СМИ.О причинах поведения чешских болельщиков тоже много пишут. Кто-то связывает их поведение с политикой. Дескать, России до сих пор мстят за присоединение Крыма и войну в Донбассе. Кто-то считает, что поведение чешских болельщиков просто объясняется поражением их сборной. А некоторые СМИ указывает, что подобное отношение к государственным гимнам чужих стран уже перестало быть редкостью. А мне в связи с произошедшим инцидентом вспомнилось другое.Автор этих строк был свидетелем серий хоккейных матчей СССР — НХЛ, проходивших в 70-е — начале 80-х годов. Матчи происходили в разгар «холодной войны», когда отношения между СССР и североамериканскими державами были более, чем прохладными. В тех матчах было все: грубость, стычки на поле, необъективное судейство с обеих сторон, да мало ль чего не бывает в запале игры! Помню, как Валерию Харламову сломали в столкновении лодыжку. А после первой победы сборной СССР над сборной Канады со счетом 7 : 3 взбешенные канадцы после матча вообще покинули поле, отказавшись от обмена послематчевыми приветствиями. Позднее представитель сборной Канады извинялся за поведение своих игроков, объясняя ситуацию тем, что послематчевые приветствия в НХЛ «не приняты» (в то время это действительно было так).Но, тем не менее, в то время явно ощущалось взаимное уважение команд и делегаций. Владимир Петров в своей книге описывает свой разговор со звездой НХЛ Филом Эспозито (кстати, забившего наибольшее число голов в ворота сборной СССР), произошедший после описанного выше инцидента. Разговор, кстати, происходил на банкете (!!!), который устроили гостеприимные канадцы после первой серии матчей.- Фил, как же так? Мы с тобой целый час играли, а ты мне потом даже руки не подал!- Владимир, ведь ты же залез в мой карман!!! Ведь лишил меня награды за матч!За этим разговором проглядывает некий смысл. Мы вас уважаем за игру, но мы все-таки отличаемся от вас! Мы думаем немного не так! Но вы также обязаны нас уважать, даже если что-то кажется вам неправильным.И действительно, в ходе этих серий хоккейных матчей стороны узнавали друг друга и начинали лучше друг друга понимать. Ведь подобные матчи были событием и для тех, и для других… Когда во время ответной серии матчей сборная НХЛ приехала в Москву и поселилась в элитной гостинице «Украина», игроки, напуганные рассказами о «вездесущей руке КГБ», первое время искали у себя в номерах подслушивающие устройства. Но уезжая, они говорили уже другое: «Нас пугали коммунизмом, но все оказалось совсем не так плохо, как нам рассказывали! Мы стали лучше русских понимать!» И многие участники тех матчевых серий дружат между собой до сих пор!Мне не забыть матч СССР — НХЛ, закончившийся разгромом североамериканской команды со счетом 6 : 0! И хоккеисты НХЛ не только не ушли с поля сразу после окончания матча, но по очереди подъезжали к нашему вратарю Владимиру Мышкину, герою той встречи, жали ему руку, дружески трепали по плечу и по рыжей шевелюре (Мышкин невысокого роста), всячески выражая свое восхищение.А уж о том, чтобы освистать гимн чужой страны и помыслить не могли ни те, ни другие! После очередной победы сборной СССР в серии матчей гимн нашей страны исполнял американский певец на русском языке! Значит, не поленился выучить и отрепетировать! Во время музыкальных пауз в течение матча (для нас тогда они были новинкой) не раз игрались русские народные и советские мелодии в знак уважения к гостям! Напоминаю, что все это происходило в разгар «холодной войны» задолго до пресловутой «перестройки». Что ж, получается, что в то время игроки команд — соперников больше уважали друг друга?А что происходит теперь? Ведь спорт, по идее, должен объединять людей! Но почему — то происходит как раз обратное! И дело, мне кажется, не в политике, а в падении общего уровня культуры. В спорте, как и во многом остальном, деньги выходят на первый план! Играют не за честь страны, не за идею, не за свой образ жизни, а за звонкую монету! Тогда о каком уважении к сопернику может идти речь? Ведь деньги примитивизируют отношения, снижая их до уровня животных инстинктов! Может быть, именно отсюда проистекает то животное хамство, которое сейчас стало нормой жизни на спортивных площадках? Или, может, я не прав, и причина в столь массовом распространении хамства в спорте кроется в чем-то другом? Может быть, дело в общем падении уровня образования, как в нашей стране, так и за рубежом? Или причин несколько? Тут есть над чем подумать...

Рождественские учеты в Шиповом лесу

Ежегодно, начиная с 1985 года, Союз охраны птиц России проводит Рождественские учеты птиц по программе “Parus”, целью которых является рекогносцировочное обследование орнитофауны на территории Российской Федерации. Каждый год сотни юных орнитологов, любителей птиц и профессионалов выходят на учетные маршруты, невзирая на морозы и снегопады. Естественно, автор этих строк и его друзья из научного общества учащихся Павловской СОШ № 2 не могли остаться в стороне. С 2008 года мы проводим регулярные маршрутные учеты птиц в Шиповом лесу, одном из самых знаменитых лесов не только Центрального Черноземья, но и всей России. «Золотым кустом России» когда-то назвал Шипов лес Петр I. Ещё только начинает светать, когда мы уже стоим на опушке Шипова леса на окраине села Ерышовка. Нам предстоит пройти около десяти километров сквозь этот легендарный лесной массив до села Воронцовка и попытаться хоть немного приоткрыть завесу над его тайнами.После Нового года резко потеплело, небо закрыто тучами, откуда периодически начинают сыпать мелкие хлопья снега. С юга дует теплый, хотя и довольно сильный ветер. Правда, всё это учетам помешать не должно. Определяем на GPS – навигаторе свое местоположение и выступаем.На опушке леса сразу встречаем несколько поползней, выдающих свое присутствие громким пощелкиваньем. Им отвечает мягкой трелькой лазоревка — мелкая синичка с синей шапочкой. С придорожного кустарника взлетает стайка расписных, словно хохломские игрушки, щеглов.Наконец, вступаем под сень дубравы. Здесь также периодически слышны голоса поползней, с которыми перекликаются резкое вопросительное «чей! чей!» буроголовых гаичек, или пухляков. Иногда из чащи леса слышны стук дятлов, громкое «цирканье» пищух — одних из самых маленьких наших птичек, чья жизнь проходит в вечном ползаньи вверх по стволам деревьев. С вершин придорожных ясеней доносится басовитый свист наших зимних гостей снегирей.На обочине дороги встречаем множество лисьих следов. Местами они сливаются, образуя хорошо утоптанные дорожки. Нередки и прикопки, когда рыжая охотница в мановение ока раскапывает довольно глубокий снег, добираясь до незадачливой мыши или полевки. А этих мелких, но довольно зловредных грызунов, поедающих семена, а нередко и всходы деревьев, в последние годы расплодилось в наших краях огромное количество.По мере нашего продвижения вглубь леса птиц становится меньше. Экологи называют это явление «краевой эффект». Чаще раздается басовитое карканье лесных сторожилов воронов, чьи черные тени то и дело проносятся над нашими головами. В одном месте прямо возле дороги встречаем след огромного копыта. Кладу рядом с отпечатком свой старый «цейссовский» бинокль. Диаметр копыта превосходит ширину бинокля. Несомненно, здесь прошел гигант наших лесов лось. Возле вырубки встречаем следы целого лосиного семейства. Вероятно, звери лакомились молодой порослью с пней.По мере приближения к хутору Новенький количество птиц опять возрастает. С придорожных зарослей лопуха вновь взлетает стайка старых знакомых щеглов. Со стороны зарослей терновника слышны синичьи «колокольчики». С вершин осины доносится резкий крик сойки. Все говорит о близости населенного пункта!После хутора Новенький дорога уходит вниз в долину реки Осереди. Преодолеваем последний поворот, и нам открывается великолепный вид на широкую речную долину, в которой раскинулось село Воронцовка. Закончились наши очередные Рождественские учеты!

С Новым годом: утро 1 января

Новый год в нашей стране считается праздником номер один. К нему долго готовятся, его ждут, а самые последние минуты перед полуночным боем курантов проходят в благоговейном молчании под речь самого Президента. Дальше…. Дальше может происходить всякое, чему и положено происходить в нашей необъятной России на всякий (подчеркиваю, всякий!) праздник. Правда, Новый год и в этом плане отличается. Ведь за ним следуют продолжительные и всеобщие НОВОГОДНИЕ КАНИКУЛЫ, когда страна оказывается буквально парализованной.
Сразу скажу, что не являюсь большим поклонником Нового года как праздника, хотя в свое время в молодости и отдал ему должное. На мой взгляд, просто смешно сидеть ночь на столом, жевать, зевать, коситься на телевизор, а потом спать следующий день до полудня и более. Мне, ей-Богу, просто жалко времени!
Поэтому 1 января я обычно не залеживаюсь и, пока страна мается похмельными кошмарами, спешу быстро позавтракать и пробежаться по ближайшему лесу. Ведь приближаются Рождественские учеты птиц и не мешало бы пока потренироваться отработать методику и набить глаз.
Свежие новогодние впечатления ждали меня буквально на пороге дома. Прямо на бордюрном тротуарном камне висела, зацепившись поддоном, какая-то «иномарка». Следы на снегу показывали, что сия «тачка» перед тем, как зависнуть, несколько раз тыкалась в заборы, о чем свидетельствовали как следы на заборе, так и состояние передка машины.
Прохожу около километра вдоль пустынной дороги (ни одной машины!) до ближайшего микрорайона, после чего сворачиваю в дубовую аллею, ведущую к Центральному парку. Следы недавнего празднования видны повсюду! Тут и горы рассыпанного конфетти, и стреляные петарды (сквозь сон я слышал, что стрельба в новогоднюю ночь была под стать кулацкому восстанию 20-х годов). Тут же вижу следы чей-то мучительной рвоты и пятна крови. Не то кто-то капитально отравился, не то дошло (как у нас на Руси водится) до мордобития.
Вокруг обгоревшей (!!!) парковой скамейки вдруг замечаю настоящее птичье столпотворение. Огромное количество голубей, ворон, грачей, галок, сорок, соек, воробьев, синиц пирует на остатках человеческой трапезы. Среди бутылок из-под горячительных напитков на протяжении нескольких десятков метров рассыпаны куски тортов, хлеб, какие-то пироги, овощи, фрукты и всякая прочая снедь. Среди всего этого великолепия лежит маленькая красная детская варежка. Господи, неужели дети всё это видели??!
Я уже спускался по аллее в Центральный парк, когда позади меня раздался вой сирен. Сразу несколько машин «Скорой помощи» пролетело к ближайшим домам. Навстречу им выехали ещё несколько таких же машин.
«Хорошо погуляла Россия!» - шевельнулась мысль, когда я, спустившись на днище Ботанической балки, приступил к Рождественским учетам.

Дружина охраны природы ВГПУ: итоги 2016 года

Вот пролетел ещё один год, ставший для Дружины охраны природы ВГПУ очередным годом великих дел (а когда они у Дружин другими были?) и свершений. Толчок, приданный прошлогодней конференциией Движения ДОП, проходившей в Воронеже, вполне себя оправдал. Но обо всем по порядку.2016 год стал для Дружины охраны ВГПУ самым продуктивным за весь период её существования. Она провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) в 99 различных акциях, из которых 26 составили акции общественного звучания, 21 — оперативные акции (в основном по выявлению незаконных свалок, источников загрязнения, а также мест незаконной торговли хвойными порода в рамках операции «Елочка» и певчими птицами в рамках операции «Благовещенье — без жертв!»), 18 — акции экологического просвещения, 16 — волонтерские акции. Как видно, по сравнению с предыдущими годами заметно выросло количество оперативных акций, рассчитанных на быстрое устранение экологических правонарушений.Из наиболее значительных мероприятий, в работе и организации которых Дружина охраны природы ВГПУ приняла участие, следует упомянуть: фестиваль «Экоград — 2016», фестиваль «Молгород — 2016» (на котором впервые была организована экологическая площадка), фестиваль «Воронеж — Город-сад», Международный экологический форум «Мы здесь живем», посвященный 5-летию Воронежского океанариума, конференция ДДОП в Йошкар-Оле, региональная конференция молодежных экологических организаций «Навстречу Году экологии!», региональный молодежный форум «Траектория развития». Продолжалась и традиционная волонтерская работа: выезды в Воронежский заповедник, операции «Первоцвет» и «Благовещенье — без жертв!», акции по раздельному сбору мусора и т. д. Волонтерская работа также была расширена участием в работе студенческого эковолонтерского лагеря в Воронежской Нагорной дубраве.Третий год функционировал отряд «Заповедник». В этом году он даже работал в две смены, его численность увеличилась, связи расширились, а положение (как в заповеднике, так и в университете) укрепились.Следует также упомянуть участие Дружины охраны природы ВГПУ в таких общественно резонансных событиях как: борьба против застройки яблоневого сада, агитация за создание приюта для беспризорных собак и агитация за раздельный сбор мусора.Из особенностей работы Дружины охраны природы ВГПУ в 2016 году следует упомянуть то обстоятельство, что большинство мероприятий было проведено не разово, а в рамках проектов, рассчитанных на решение какой-либо экологической проблемы. Здесь следует в первую очередь упомянуть проект «Здоровый лес», а также проекты «Чистый двор», «Особо охраняемые природные территории Воронежа», «Общественный экологический контроль». Большинство этих проектов выполнялось совместно с Молодежным правительством области, ВРОО «Центр экологической политики», Российским движением школьников. Были выполнены и проекты, разработанные дружинниками для различных школ: «Чистое село — наше село!», «Сохраним Северный лес!», «Земля — наш дом родной!», «Всюду — жизнь!», «Сохраним планету вместе!», «Село Старая Криуша — мой дом родной!», «Твой след на Земле».Не могу не упомянуть и «филиалы» Дружины, организованные её выпускниками. По-прежнему активно работала Павловская экодружина. Появились школьные эковолонтерские объединения в с. Старая Криуша Петропавловского района, с. Пески Петропавловского района, с. Митрофановка Кантемировского района. Здесь следует отметить, что создание молодежных экологических объединений и выполнение экологических проектов в районных центрах и селах — весьма перспективное направление, учитывая, с одной стороны — крайнюю запущенность социально-экологических проблем в сельской местности, с другой — появление целого «пласта» выпускников Дружины охраны природы ВГПУ в сельских и районных школах и учреждениях дополнительного образования. Начал выполняться проект «Родники Ленинского района» совместно с научным обществом «Родник» СОШ № 40 г. Воронежа, возглавляемым Мариной Алексеевной Шацких. В работе Дружины охраны природы ВГПУ появились элементы экотажа. Это особенно ярко проявилось во время проведения операции «Благовещенье — без жертв!» и «Елочка», а также при выполнении ряда проектов: «Чистый двор», «Общественный экологический контроль», «Особо охраняемые природные территории Воронежа».Не могу не отметить выросшую самостоятельность работы дружинников. Доля мероприятий, выполненных дружинниками от идеи до её претворения в жизнь составила 70 % (в 2013 - 9, в 2014 — 22, в 2015 — 36 %), что является самым высоким показателем. Теперь уже можно смело говорить, что Дружина охраны природы ВГПУ стала вполне самостоятельным молодежным объединением.В 2016 году Дружина охраны природы ВГПУ 5 раз награждалась грамотами. Её работа трижды освещалась по телевидению и трижды в печати. Успешно функционирует сайт Дружины и группа в социальной сети «В контакте».Теперь пройдемся по пунктам, запланированным на прошедший год, и посмотрим их выполнение.Расширение поля деятельности отряда «Заповедник» вплоть до придания ему международного статуса. В аналогичную программу наш отряд «Заповедник» уже внесен ЭПЦ «Заповедники». Отряд «Заповедник» функционировал, как и раньше. Параллельно с ним работал международный волонтерский отряд «Интеракция». Так что международный статус хоть и есть, но, увы, без нашего участия. Что называется, опоздали!Проведение операций «Первоцвет» и «Елочка», а также всех мероприятий в соответствии с утвержденным планом и по мере возникновения необходимости (и возможности!) (весь год); Проведено. Для нас это уже — текучка! Система отлажена и нужные связи установлены!Дальнейшее укрепление связей с государственными и общественными экологическими организациями через участие в совместных конференциях, семинарах, круглых столах и т.д. (весь год), а также участие в общих проектах. Здесь следует сделать упор на сотрудничество с молодежными организациями. В первую очередь, стоит установить регулярные рабочие контакты с белгородской МЭО – ТЖ, результатом которых должно стать создание междружинного отряда «Заповедник» на базе Воронежского заповедника. Весьма перспективным представляется сотрудничество с группой «Здоровый лес», созданной членом молодежного правительства области Кристиной Леоновой. Группа собирается заниматься тем же, чем занимаются современные студенческие Дружины охраны природы (проведение экоуроков в школах, организация раздельного сбора мусора в лесу, патрулирование лесов в предновогодний период и в период цветения весенних первоцветов и т.д.), так что в будущем возможно сотрудничество между ДОП ВГПУ и группой «Здоровый лес», на что искренне надеюсь. А там глядишь, и новая Дружина появится в том же лесотехническом университете, где она была в 1974 – 1992 годах. Необходимо также интенсивно работать со школьными экологическими организациями («Родник», «Мы – за чистый город!»), а также с нашими «филиалами» через выполнение совместных проектов. В основном выполнено. Связи с другими организациями (прежде всего, Центром экологической политики, Молодежным правительством, Департаментом науки, образования и молодежной политики, Департаментом природных ресурсов и экологии, Воронежским заповедником) действительно расширились и укрепились именно за счет участия в совместных проектах. В Совете лесотехнического университета утверждено Положение о Дружине охраны природы, их представитель даже ездил на конференцию Движения в Йошкар-Олу, хотя работает эта дружина в целом пока вяло. По крайней мере, что-то её на «экологическом горизонте» нашей области не дюже заметно! Но будем надеяться, что ситуация здесь выправится. То же касается и наших соседей, белгородской МЭО — ТЖ. Мы уже давно готовы принять представителей Белгорода в состав нашего отряда «Заповедник», но соседи что-то не торопятся. Прошел даже слух, что белгородская дружина «умерла». По крайней мере, на конференции Движения представителей Белгорода не было.Общие выводы по итогам 2016 года:1. Прошедший год стал самым продуктивным для Дружины охраны природы ВГПУ с момента начала её существования.2. Дружина охраны природы ВГПУ стала одним из лидеров экологического движения нашей области. Её позиции укрепились и в экологическом просвещении, и в общественных акциях, и в борьбе с загрязнениями. Все больше различных организаций (в первую очередь, школьных) приглашают нашу Дружину для участия в мероприятиях и выполнения совместных проектов. Соответственно, все больше организаций принимает участие в мероприятиях и проектах, проводимых Дружиной. Вырос авторитет Дружины и на уровне Движения, что показала последняя конференция Движения в Йошкар-Оле.3. Наиболее эффективной организационной формой работы Дружины (может быть, и не только её?) является участие и организация совместных с другими организациями или общественными движениями проектов.Задачи на 2017 год:1. Участие в Программе мероприятий правительства области, посвященных Году экологии, в разработке которой, кстати сказать, Дружина охраны природы ВГПУ принимала непосредственное участие.2. Дальнейшая разработка и выполнение проектов совместно с общественными и государственными организациями. При этом следует основное внимание уделить школьным проектам в области, а также расширению связей с Российским движением школьников.3. Проведение операций «Первоцвет», «Благовещенье — без жертв!» и «Елочка», работа отряда «Заповедник», а также всех мероприятий в соответствии с утвержденным планом и по мере возникновения необходимости (и возможности!) (весь год).

Операция "Елочка - 2016"

Для кого-то предновогоднее время — череда приятных предпраздничных хлопот и суеты в ожидании боя курантов и традиционного «Голубого огонька», а для Дружины охраны природы и примкнувших к ней волонтеров это — тревожные ночи возле дозорного костра с прислушиванием к каждому подозрительному звуку, пронизывающий до костей холод, слезящиеся от ветра и дыма глаза.Вот уже седьмой год волонтеры охраняют в предновогоднее время уникальную коллекцию хвойных пород Института лесной генетики и селекции. Наши усилия не пропадают даром: если ещё пять лет назад приходилось каждое утро подсчитывать потери в виде срезанных елочных макушек, то теперь подобное явление наблюдается крайне редко.Тем не менее, надо держать ухо востро! Поэтому, едва начинает смеркаться, как надеваю на плечи рюкзак, куда уложены спальный мешок, надувной матрас, термос с чаем, фотоаппарат и бинокль, и направляюсь на автобусную остановку. Не проходит и десяти минут, как я уже захожу на территорию лесопарка. Накануне Нового года заметно потеплело, на что природа отреагировала незамедлительно. Слышно оживленное глуховатое карканье пары воронов, кружащихся над лесом в свадебном танце. С вершин растущих на опушке огромных осокорей доносятся трели зеленушек, а из придорожного кустарника слышно прямо-таки весеннее воробьиное чириканье. Меня уже ожидают другие волонтеры, включая специально прибывших сюда для охраны «елочек» учащиеся Нововоронежского политехнического колледжа. Обмениваемся приветствиями и, взяв топоры и бумагу для разведения костра, направляемся на пост.У нас запланирован один стационарный пост возле посадок голубых елей, где разводим костер, и два маршрута, охватывающие всю территории лесопарка, которые мы рассчитываем обходить периодически. Договорившись, разделяемся на три группы. Одна остается поддерживать костер, а две, возглавляемые людьми, хорошо знающими лес, направляются по двум маршрутам в противоположных направлениях, рассчитывая на встречу на другом конце леса.Мне достается вести группу из нововоронежского колледжа. Пока мы идем, рассказываю им об истории лесопарка и собранной здесь коллекции хвойных пород, показываю попадающиеся нам на пути лжетсуги, туи, кедры, пихты и своеобразную ель сербскую, имеющую характерные опущенные вниз ветви, что является приспособлением (экологи называют это «адаптацией») к обитанию в высокогорье с его постоянными ветрами, обледенением и налипанием снега. Наконец, выходим на главную аллею лесопарка. Здесь наглядно демонстрирую следы прошлого человеческого варварства. Елочки, лишившиеся около пяти лет назад своих макушек, выглядят этакими убогими инвалидами рядом со своими уцелевшими подругами. На некоторых большая часть хвои уже приобрела мертвенно-грязно-желтоватый цвет. Вид этих елочек явно произвел впечатление на молодежь. Я слышу возмущенные возгласы, типа «Двух веток им мало!», «Пусть искусственную ставят!» Чувствую, что семена падают на благодатную почту.Возле костра мы опять сходимся. Уже совсем стемнело. Через некоторое время решаем повторить прежний маневр, но уже поменявшись ролями. Мне с четырьмя студентами выпадает дежурить у костра. Едва рейдовые группы исчезают в лесной темноте, как с противоположной стороны, где вдоль границы леса проходит грунтовая дорога, доносится шум мотора.Машина доезжает до места, где от дороги идет в лес тропинка и там останавливается. Мы сразу настораживаемся! Некоторое время машина стоит с работающим мотором, затем мотор выключается, и машина мигает габаритными огнями, вызывая недоуменные возгласы у моих товарищей, среди которых есть опытные автомобилисты — любители.Разжигаем поярче костер и выдвигаемся к концу тропинки. Некоторое время мы стоим там и смотрим на машину, которая не подает никаких признаков жизни. Потом неожиданно мотор заводится, машина разворачивается и уезжает в том направлении, откуда приехала. Нам оставалось лишь гадать о намерениях тех, кто в той машине находился. То ли действительно елку хотели срубить, то ли просто развести костер и посидеть возле него, но увидели, что место занято…В девять часов вечера учащиеся колледжа покидают нас. Мы решаем побыть у костра до часу ночи, а потом двое пойдут отдыхать в контору лесопарка, чтобы через три часа заменить тех, кто остался у костра. Из расположенной неподалеку от нас группы осин доносится зловещий хохот неясытей. Впереди у нас ещё одна тревожная предновогодняя ночь!

В городе перед Новым годом

Я — не любитель хождений по магазинам не зависимо от того, в какое время года это происходит. Если уж приходится посещать эти мало привлекательные заведения, то только по необходимости и только с четким списком необходимых покупок. Тем более, для меня непривлекательно посещение этих храмов Меркурия в предновогоднее время. Вид своих соотечественников, одержимых предпраздничным ажиотажем, лично у меня, автора этих строк, отобьет аппетит надолго.
Но… человек, как говорится, предполагает, а Господь располагает. И перед праздниками продукты имеют свойство кончаться, одежда изнашиваться… Также вдруг резко возникает необходимость приобретения чего-то, о чем до того и не вспоминали. Так что остается смирить свою гордыню и сунув в карман складную сумку (а удобная вещь, черт побери!), направиться в центр города, заранее продумав свой маршрут.
Моим первым пунктом должен был стать магазин «Воронежский трикотаж». Нес скрою, шел до него с известным опасением. На месте ли он? И жив ли вообще? Ведь он, по сути, является единственным магазином в городе, где продают столь нужный мне товар, как тренировочные штаны, являющиеся для меня повседневной и универсальной одеждой.
Магазин, слава Богу, оказался на месте, да и ассортимент вполне себе ничего. Быстро примерив несколько видов «треников», покупаю сразу четыре пары и удаляюсь восвояси под добрые пожелания и поздравления продавщицы с наступающим новым годом.
Дальше мой путь лежит на Центральный рынок через известную всему Воронежу «Галерею Чижова». Мне, собственно, в галерее делать нечего, но перед посещением рынка необходимо запастись наличностью.
И вот тут — неожиданность! Отделения Сбербанка в этом здании уже не существует. На его месте остался лишь небольшой зал с несколькими банкоматами и терминалами, а остальная площадь занята двумя … ювелирными салонами, которые на момент моего посещения блистают аптекарской чистотой и полным отсутствием покупателей!
Не задумываясь над произошедшими изменениями, покидаю «Галерею Чижова» и направляюсь в сторону рынка. Рынок в этот день оказался не таким оживленным, как можно было бы ожидать в предпраздничные дни. Возможно, сказалось то, что понедельник, возможно, траур по упавшему в Адлере самолету. Но покупателей на рынке немного, и даже среди мест продавцов есть свободные.
Очередь была заметна только в одном месте, где с лотка торгуют свежевыпеченными лавашами, хачапури, чебуреками и прочими изумительными изделиями восточных пекарен. Из новогодних изменений фиксирую несколько павильонов, размещенные прямо в центре первого этажа, где была выставлена масса разнообразных изделий — продуктов труда пекаря и кондитера. Впрочем, народу возле них замечено немного.
Свои покупки я делаю, оставаясь верным нескольким продавцам, которые меня помнят и радушно приветствуют. Колбасные изделия я, уже умудренный опытом, также покупаю только у единственного мясокомбината, где, кстати, меня тоже помнят, равно как и мои вкусы. Так что процесс приобретения продуктов много времени не занимает.
Напоследок захожу в магазин «Экватор», чтобы приобрести чай и кофе. Этот магазин уже более десяти лет занимает одно и то же место в одном из самых оживленных мест центра города, что само по себе уже примечательно. Заранее зная, какие сорта мне нужно, также в магазине не задерживаюсь.
Покидаю магазин и по оживленному центру отправляюсь к автобусной обстановке, параллельно любуясь предновогодней иллюминацией, по которой наш Воронеж явно не уступит Стокгольму (последние лет пять шведская столица занимает первое место в мире по рождественской иллюминации).

Молодежь - году экологии!

Идея провести конференцию молодежных экологических организаций, посвященную грядущему Году экологии, исходила от Комитета молодежной политики, а точнее от очаровательной Ольги, выпускницы факультета иностранных языков нашего педагогического университета. Я имел удовольствие в свое время читать этому курсу экологию, и, вероятно, поэтому Ольга и обратилась с этим предложением ко мне. Воронежский педагогический университет уже не первый раз становится ареной проведения молодежных экологических мероприятий, начиная от Молодежного экологического конгресса и заканчивая конференцией Движения студенческих Дружин охраны природы. Тому в немалой степени способствует наша Дружина охраны природы, члены которой являются не только активными участниками, но и организаторами таких мероприятий.
Автору этих строк выпала честь вести одну из площадок данной конференции. Накануне мне была прислала инструкция для модераторов площадок, которую рискну привести здесь полностью:
«Куда бежать и что делать, если вы стали модератором площадки.
Первое, что хочется сказать, это то, что мы благодарны вам за сотрудничество! Надеемся, что эта конференция для вас тоже станет полезным опытом.
После стандартного набора приветственных слов начинается основная работа – работа тематических площадок. Формат работы на них очень прост: помните самые обычные игры-станционки или «вертушки»? Вот это именно он!
Каждый взрослый участник получит небольшой жетончик-маршрутный лист. Он будет подсказывать, на какую точку участники должны переходить. (Следует сказать, что если количество участников будет слишком мало, то тогда мы просто будем объединять группы).
Получается, что к вам будет приходить 10-20 человек, и вы будете 4 раза повторять одно и тоже примерно по 30 мин (всего работа площадок займет чуть больше 2 часов).
А вот то, что с ними нужно будет повторять:
1. Все заявленные модераторы площадки рассказывают о деятельности своей организации (лучшие практики, проекты и мероприятия, в которых могут принять участие школьники). Приветствуется показ презентация и раздача визиток/буклетов с контактами. Презентация не должна занимать более 7 минут.
2. Разделить участников на микрогруппы не более 5 человек (чем интереснее формат разделения, тем лучше) и дать им обсудить внутри своей группы, что они делают по данной тематике у себя в школе. Четко ограничьте время их обсуждения, иначе мы закончим мероприятия уже в Году Экологии))) Обсуждени длится 7-10 минут в зависимости от количества участников.
3. Из общего рассказа микрогруппа должна выделить самые интересные практики (новые, необычные, массовые). Также можно попробовать придумать новые, соединяя предложенные.
4. Каждая микрогруппа кратко рассказывает о своих выбранных удивительных практиках, которые записываются на общий лист предложений. (Выступление на 1-2 минуты от каждой группы).
5. Подведение итогов площадки
Таким образом пройдут все 4 круга, и все участники услышат все предложенные темы.
Цель площадок: дать понимание учителям о имеющихся проектах, в которых могут принять участие школьники и подготовить новые интересные форматы для следующего года.
!!! По окончании 4 площадки участники остаются в тех кабинетах, где они были в 4 раз (последняя в их списке). Им дается такое задание (на все 15 минут):
1. Проанализировать листы с записями предложений от участников
2. Классифицировать и объединить все идеи
3. Выбрать одного или несколько человек, которые презентуют итоги работы площадки на общем собрании.
4. Подготовить творческую, но понятную презентацию. Если остается время, то подготовить письменные итоги работы площадки с перечнем идей.
Как вы понимаете, данная конференция поможет и вам заявить о своей организации, а также найти новые идеи для следующего года.
По итогам конференции будет разработан план мероприятий со школьниками на год, в который каждый из вас может подключаться для совместного проведения».
Не скрою, такой формат проведения вызвал у меня определенный скептицизм. Дело в том, что до сих пор мне приходилось вести лишь сугубо научные школьные и студенческие конференции. Здесь же мне предлагалось явно нечто иное! Но… где наша не пропадала!
В восемь утра я уже в институте. В половине девятого появляется Ольга со своими помощницами из Российского движения школьников. Кстати, приятно было отметить, что помощницами были наши студентки, одна из которых также является активным членом ДОП, а вторая (она ещё на 1 курсе) в скором будущем, надеюсь, им станет!!
На мониторах, вывешенных в вестибюле, уже высвечивается красочное название конференции. Волонтеры уже собираются, и Ольга быстро проводит инструктаж. Роли распределены: одни садятся на регистрацию, другие выполняют роль навигаторов (для тех, кто не понял – встречать и провожать гостей), третьи отправляются готовить кофе-брейк, четвертые направляются готовить аппаратуру на площадки. Наиболее опытные дружинники направляются на площадки в качестве модераторов, секретарей или участников площадок. Тем временем парни (их у нас ох как мало!) начинают в темпе таскать столы и стулья для организации настольных экологических игр перед входом в большую аудиторию, где должно состояться пленарное заседание.
Пленарное заседание проходит быстро. Здесь нет ничего общего с теми тягомотными докладами, которые мне невольно приходилось слушать на некоторых конференциях педагогов. Перед началом заседания публика активно «разогревается» веселой музыкой и криками «Экология!!! Молодежь – году экологии!».
Наконец, направляемся на площадки. Мне с коллегой, моим другом, уже неоднократно упоминаемым на страницах этого блога Александром Химиным, предстоит вести площадку «Наука». Решаем сделать так: Саша минут пять рассказывает о своем научном проекте – ежегодной научной школьной экспедиции по Битюгу, студент, активный участник ДОП Андрей Белоусов рассказывает о своем исследовании незаконных свалок мусора в своем районе, я осуществляю общее руководство, фиксирую время, направляю обсуждение в нужное русло.
Вскоре приходит первая партия учителей, среди которых с удовольствием вижу моих вчерашних студентов. Доклады Александра и Андрея вызывают живейший интерес, учителя рассказывают о своем опыте проведения научной работы. Замечаю, что пока особой науки в их рассказах не наблюдается, все сводится в основном к уборке мусора, посадке деревьев, очистке родников и т.д. и т.п.
Так через нас проходит поочередно три группы учителей. Вторая группа оказалась довольно вялой, мы едва смогли вытянуть из неё несколько слов и закончили заметно раньше отведенного нам времени.
Третьей группе выпало подводить итоги. Здесь я передал слово Марине Алексеевне Шацких, замечательному педагогу, руководителю школьного научного общества «Родник». Марина Алексеевна явно «зажигает» аудиторию, рассказывая о своем научном обществе и опыте выступления на различных крупных экологических форумах. По итогам работы площадки выдвигаем следующие предложения на Год экологии:
1. Создание в Воронеже Музея природы Центрального Черноземья;
2. Создание при Воронежском педагогическом университете молодежного эколого-ресурсного информационного центра для методического руководства научной работой школьников.
3. Активизация полевых исследований флоры и фауны Центрального Черноземья;
4. Организация научного исследования незаконных свалок мусора как социального явления с целью возможного прогнозирования и предотвращения их образования.
Эти предложения мы и озвучили на заключительном заседании конференции. Здесь же мы заслушали итоги работы других площадок, провели награждение победителей заочного конкурса экологических проектов, поблагодарили организаторов – Российское движение школьников.
Общие выводы по конференции:
1. Автор этих срок получил ценный опыт модератора площадок конференций подобного формата;
2. Дружина охраны природы ВГПУ вновь проявила себя как хорошо организованное волонтерское экологическое объединение, способное выполнять не только исполнительскую, но и организаторскую функцию;
3. Российское движение школьников – довольно дееспособное объединение. Не могут не отдать должного энергии, инициативности и дисциплинированности его членов. Наблюдая за их работой, кто-то из учителей прошептал: «И сколько же им за это платят?» В порядке шутки я решился задать девушкам этот вопрос. Ответом был дружный смех: «Нам каждый раз задают такие вопросы и каждый раз не верят! Типа, а чего жы вы тогда такие довольные?»
4. Конференции подобного формата могут играть заметную роль в плане экологической пропаганды, в частности, пропаганды раздельного сбора мусора, общественного экологического контроля и школьной научной работы в области экологии
На том позволю себе закончить описание этого, надо сказать, весьма мобильного (и для людей моего возраста изрядно утомительного) мероприятия!

Золотая осень первокурсника - 2016. Концерт ЕГФ

Честно говоря, я до последнего момента колебался, идти мне или не идти на традиционный концерт первокурсников «Золотая осень». Некоторые служебные дела в этот день задержали меня на работе и в итоге все-таки склонили меня к тому, чтобы посетить сие действо. К тому же я знал, что от меня будут ждать отзывов, так как репутация сурового и беспристрастного критика за мной уже закрепилась. Не хотелось бю людей разочаровывать!
Второй причиной была почти полная смена актива на факультете этой весной, включая культорга. Хотелось посмотреть на творение нового культорга Галины. К тому же я верил, что её труды в известной степени компенсируют пропуски занятий.
Итак, минут за десять до начала концерта спускаюсь к актовому залу, где встречаю обычную предконцертную суету. В вестибюле перед актовым залом застаю выставку арт-объектов. Объект ЕГФ сразу привлек мое внимание. Он представлял собой экспозицию, озаглавленную «История ЕГФ» и выделялся своей, как бы это сказать, монументальностью и «историчностью».
Имитация старинного камина, старинной мебели дополнялась пишущей машинкой, двумя томами полного собрания сочинений «вождя всех народов» и каким-то куском материи, призванным изображать не то тигриную, не то леопардовую шкуру. Такая экспозиция сразу настраивала на серьезный лад и заставляла опасаться, что и предстоящий концерт будет чем-то серьезным. Здесь я поясню! В мою студенческую молодость подобные концерты нередко ставились студентами явно из расчета получить высокие оценки за номера (патриотические песни, номера классической музыки, серьезные литературно-музыкальные композиции и т.д.), но «след в душах зрителей» они редко оставляли.
В зале застаю суетящихся корреспондентов и несколько членов бывшего актива. Делаю несколько кадров и сажусь на место в первом ряду. Звучит гимн «Золотой осени первокурсника», и на сцену вышел бывший культорг Егор. После приветствий зрителей, представлению жюри (на этот раз оно состояло не из культоргов факультетов, как ранее, а из замдеканов по ВВР и членов Совета обучающихся в ВГПУ) и рекламы спонсоров фестиваля Егор передал слово Галине (для тех, кто забыл, это – новый культорг). Галина явно смущалась, а может быть, сказывалось волнение перед первым концертом.
Концерт начался, можно сказать, без раскачки с зажигательного индийского танца. Мне невольно вспомнились такие замечательные танцоры ЕГФ как Татьяна Черных и Алла Толстова, некогда блиставшие на всех студенческих концертах. Но и нынешние исполнители не подкачали! В их движениях чувствовалась четкая слаженность и срепетированность! В этом несомненная заслуга режиссера!
Но почему-то данный номер сразу настроил меня на скептический лад. Похоже, весь концерт будет посвящен «восточной» теме – подумалось мне. А вытянут ли её молодые актеры и режиссеры? В своем скептицизме я, к сожалению, не ошибся.
Следующая сценка представляла собой набор пародий на известные рекламные ролики, выполненный также на индийский манер. При этом, опять же нельзя было не отдать должного ни таланту актеров, ни режиссуре. Технически все было исполнено почти без помарок! Но скептицизм мой только усилился!
Нельзя не сказать несколько слов о конферансе. Может быть, у Галины просто был невелик выбор, но симпатичный светловолосый парень в этом качестве явно проигрывал бесподобному прошлогоднему конферансу в исполнении несравненных Биби и Керима. А уж появление этого парня в женском платье в одной из последующих сценок было вообще ни к месту! Думаю, что девушка в этой роли смотрелась бы куда естественней.
Далее последовал танец в стиле … не знаю каком. Мне он чем-то напомнил популярный в мое время брейк-данс. Но с восточной тематикой концерта танец явно не гармонировал.
Песня в исполнении студента, одетого в восточный костюм, (но сама песня явно не была восточной) также смотрелась каким-то диссонансом. По-моему, вполне можно было обойтись и без восточного костюма.
Далее последовала сценка с большим количеством участников, в которой был явный перебор с пародиями на культоргов других факультетов и прочих известных в ВГПУ личностей. А пародия на очаровательную Софью (ведущую студенческого телеканала «Feedback») меня даже покоробила.
Итак, заключительная песня. И снова девушки в индийских костюмах поют явно не индийскую песню! Господа, ну сколько можно? По-моему, вы с восточным колоритом переборщили, используя его к месту и не к месту!
Общие выводы по концерту:
1) По уровню таланта нынешние первокурсники явно не уступят свои прошлогодним предшественникам, а по трудолюбию, похоже, даже превосходят их;
2) С технической точки зрения концерт выглядел почти безукоризненно. Чувствовалась срепетированность и режиссерская рука. Что ни говорите, а дисциплина и в подготовке студенческих концертов играет большую роль!
3) А вот идея концерта явно подкачала. Восточный колорит смотрелся не всегда к месту, а порой и просто раздражал!
4) Явно злоупотребили с пародиями на культоргов других факультетов. Не всем это понятно…
5) И, наконец, главный недостаток! Студенческий концерт должен брать содержанием! В данном случае и восточный колорит, и тематика сценок шла в явный разрез со студенческой тематикой и не поднимала многих проблем студенческой жизни, что всегда являлось главным достоинством «Золотой осени первокурсника» и «Весен». В этом отношении на ЕГФ, по сравнению с прошлым годом, явно произошел шаг назад!

Природа Павловского Придонья - 2016

Под таким названием вот уже который год в городе Павловске проходит районная школьная экологическая конференция, на которую съезжаются школьники со всего района. Я, честно говоря, не слышал, чтобы подобные конференции проходили в других районах нашей области, хотя с абсолютной точностью утверждать не берусь.
Автор посещает эту конференцию с 2007 года, так что уже можно определить наметившиеся тенденции и сделать хотя бы относительный прогноз на будущее. Но обо всем по порядку!
Серо-свинцовые тучи застилали мрачное небо конца октября, с Дона дул пронизывающий ветер, когда автор вошел в уже ставший ему родным двор Павловской станции юных натуралистов. Сама станция помещается в красивом и уютном бывшем купеческом доме, расположенном на высоком донском берегу.
Гостеприимные хозяева меня радушно встречают. Мне было особенно приятно видеть свою бывшую дипломницу Кристину в окружении своих учеников. Дети с заметным воодушевлением подводят «последние штрихи» перед докладом – редактируют презентацию. Значит, могучее дерево уже дало молодые отростки. Разовьются они или зачахнут?
Первым делом посещаю живой уголок станции юных натуралистов, довольно богатый для районной «юннатки». Он уже заполнен самыми юными участниками конференции, с увлечением рассматривающих местные «экспонаты». Хозяева с гордостью показывают свое последнее приобретение – пару павлинов, подаренных неким местным бизнесменом.
Теперь о самой конференции. Докладов в этот раз явно больше, чем было раньше. Причем большинство участников – представители шестых – девятых классов, приехавшие на конференцию в первый раз.
Уже давно прошли те времена, когда директора и завучи сельских школ, толком не разбираясь в том, на какое, собственно, мероприятие приглашают их воспитанников, присылали на неё учеников, читавших стихи, поющих песни, исполняющих танцы и тому подобную лабуду. Теперь все приезжают на конференцию с докладами, в которых явно заметно их личное участие. Неукоснительно соблюдается регламент конференции. А ведь раньше долгие доклады были просто бичем подобных мероприятий. И организаторы не решались их прерывать. Типа, «это же дети». Теперь те времена канули в Лету и, надеюсь, навсегда.
Следует заметить, что накануне вечером моему другу павловскому учителю и руководителю школьного научного общества, чьи ученики уже много лет берут призы на районных и областных конференциях, поступил панический звонок от одной из учительниц сельской школы. Бедная наставница, вероятно, наслушавшись страшных рассказов о «воронежских профессорах», умоляла «не обижать» и «не кричать» на её воспитанников, а то они, типа, испугаются. Пришлось принять к сведению.
Конечно, подготовленные работы были явно разного уровня и различной тематики. Встречались и строго научные, и опытнические работы и вполне законченные проекты. Из работ первого типа автору запомнились работа по учетам птиц в пойме р. Битюг и работа по определению уровня загрязнения атмосферы по форме листьев березы. Последняя была выполнена учениками Кристины и доложена (не могу сей момент не выделить!) даже с известным блеском!
Из проектов запомнилась работа по сохранению популяции тюльпана Биберштейна (вида, занесенного в Красную книгу Воронежской области) в городском парке Павловска, проект по картированию незаконных свалок мусора в с. Петровка и проект по регулированию посещения и улучшению состояния памятника природы «Воронцовский парк».
По количеству явно преобладали опытнические работы, посвященные выращиванию различных декоративных и сельскохозяйственных культур, а также по разведению аквариумных рыбок. На мой взгляд, для таких работ нужно организовывать отдельную секцию.
Кристина открывает конференцию и берет на себя нелегкую роль ведущего. Не могу не отметить, что с каждым разом моя бывшая дипломница выполняет свои функции с все возрастающей уверенностью и профессионализмом. Однако остаюсь при мнении, что лирическое вступление можно было бы безболезненно сократить, оставив больше времени на главную работу – прослушивание и оценку докладов.
После окончания докладов жюри (включая автора этих строк) приступило к кропотливой работе: подсчету баллов, набранных участниками, заполнению протоколов и выведению победителей.
Закончив работу, автор был вынужден отказаться от предложенного гостеприимными хозяевами обеда (ограничившись несколькими кусками пирога, взятыми на дорогу) и поспешить на автобус. В городе ждут дела!

Рамонский замок: 16 лет спустя

Так получилось, что посещение Рамонского замка принцессы Ольденбургской после шестнадцатилетнего перерыва произошло благодаря моему участию в Международном экологическом форуме «Мы здесь живем», проводимом в чести пятилетнего юбилея воронежского океанариума. Благодаря этому форуму я, кстати, первый раз в жизни посетил воронежский океанариум.
Сначала коротко о самом форуме. Не скрою, поначалу я был настроен довольно скептически, но действительность превзошла мои скромные ожидания. Наряду с довольно заурядными докладами, были и несколько выдающихся. Не могу не отметить выступления представителей Московского зоопарка, рассказавших о проводимых квестах и экскурсиях для самых маленьких посетителей. Отрадно было участие представителей Киевского зоопарка, приехавших, не смотря ни на какие политические заморочки.
Запомнился доклад представителя Центра дополнительного образования, посвященный проекту «Покормите птиц зимой». Я понял, что, казалось бы, банальное действие может быть развито до уровня серьезного проекта, включающего суточные и сезонные учеты птиц на кормушках, а также оценку эффективности кормушек в зависимости от конструкции, места расположения и режима заполнения кормом.
Воронежский океанариум также произвел впечатление. Должен сказать, что его коллекция значительно более богата, чем коллекции посещенных мною ранее океанариумов в городе Нячанг (Вьетнам) и в Хельсинки, да и программы для посетителей, включая детей, значительно более разнообразны. Произвело впечатление кормление акул, среди которых была и считающаяся довольно опасной трехметровая тигровая песчаная акула. Впрочем, акулы эти, на мой взгляд, были сыты до безобразия и откровенно отворачиваясь от кусков рыбы, им предлагаемой.
Прошлое посещение рамонского замка ограничилось посещением двора. Замок стоял на многолетней реставрации, единственным результатом которой стало его постепенное разрушение, связанное с нещадным воровством денег и строительных материалов.
Надо сказать, что до 90-х годов замок дошел во вполне приличном состоянии. В нем размещались различные советские учреждения, музыкальная школа, а в первые послевоенные годы – отдельные факультеты только что вернувшегося из эвакуации сельскохозяйственного института.
Не могу не отдать должного нынешним воронежским властям, энергично взявшимся за реставрацию. Её результаты были высоко оценены даже потомками рода Ольденбургских, до кризиса регулярно приезжавшими в свой родовой замок из Канады.
Теперь перед воротами, ведущими непосредственно на территорию замка, разбит весьма приятный ухоженный парк с лавочками, беседками, гравийными дорожками и аккуратно подстриженными кустами.
На данный момент завершена реставрация «свитского» дома, предназначенного когда-то для размещения свиты, сопровождавшей приезжавших в замок членов императорской фамилии. После страшного пожара 2013 года от дома остались одни стены. Дело в том, что перекрытия дома были сделаны из необработанного дуба. Когда их принялись заливать водой из пожарных брандспойтов, балки стали распухать, буквально разрывая дом по швам. Стены пришлось стягивать по новой и скреплять их стальными скобами. Снаружи насадки скоб почему-то выполнены в форме бурбонских лилий, что приводит в недоумение некоторых начитанных посетителей.
Внутреннее убранство «свитского» дома посвящено династии Ольденбургских и их близким родственникам – Романовым. От самих бывших хозяев замка остался лишь небольшой рояль весьма скромного вида.
Отдельный интерес представляли экспонаты, представляющие продукцию рамонской конфетной фабрики, по сути созданной последней владелицей замка заново. Автор этих строк ещё помнит советские времена, когда в каждом (я подчеркиваю, в каждом!) поезде, пересекающем необъятные просторы СССР, к чаю подавали упаковки сахара из двух кусочков и с надписью «Рамонский сахарный завод». Вот такое наследие оставила принцесса Ольденбургская советской власти.
Привлекли наше внимание и платежные ведомости времен «проклятого царизма». Оказывается, садовник их императорского высочества получал в день (именно, в день!!!) 40 рублей, а простые рабочие – от 4 до 8 рублей в день. Возможно, речь шла о выполнении каких-то срочных работ, но … такие расценки все равно впечатляют. Ведь 46 рублей составляло в то время месячное жалованье младшего офицера! Невольно вспомнилось высказывание одного из дедков, ещё помнивших Россию до 1917 года: «И кому все это мешало?»
Удалось нам посетить и сам замок. В результате «реставрации» 90-х годов была полностью разрушена система теплоизоляции здания. Ведь оно было построено из необструганной сосны, а под штукатуркой стены были выстланы … верблюжьим волосом. Похоже, её императорское высочество знала толк в теплоизоляционных свойствах материалов.
Видели мы и печи, изразцы которых в результате уже неоднократно упоминаемой мной «реставрации» пытались обрабатывать … соляной кислотой. Теперь приходится реставрировать последствия «реставрации».
Видели мы и знаменитую лестницу, сделанную без единого гвоздя. Она мне чем-то напомнила нобелевскую лестницу в Стокгольме. В 90-е годы её вообще хотели увести с непонятными (а точнее, более, чем понятными!) целями.
Побывали мы и в комнате, используемой когда-то хозяевами под музыкальный салон. Здесь сила звука напрямую зависит от того, насколько далеко вы находитесь от стен. Как этого удалось достигнуть, до сих пор непонятно.
Покидали замок мы уже в темноте. Мы оглянулись, бросив прощальный взгляд и на замок, и на «свитский» дом, и на ещё один дом, ещё укрытый тканью, где мы шестнадцать лет назад долго будили мертвецки пьяного сторожа замка, в надежде получить у него ключ от ворот. Хочется надеяться, что худшие времена для этого прекрасного замка остались позади!

Очередной выезд в Воронежский заповедник

Золотая осень в Центральном Черноземье всегда обрывается внезапно. Подует холодный северный ветер, моментально сорвав с деревьев их золотое одеяние, небо покроется свинцовыми тучами, запорхает первый снежок.
Но какая погода испугает дружинников! В холодное хмурое октябрьское утро они уже собираются возле главного корпуса педагогического университета в ожидании уже ставшего нам родным заповедницкого «Соболя». Транспорт не заставляет себя ждать, и менее чем через час мы уже выходим на столь знакомой нам площади перед Центральной усадьбой (на «Централке», как мы называли её в период моей студенческой молодости). Нас уже ждут, быстро получаем рабочие перчатки, переодеваемся и отправляемся на бобровый питомник.
Выезд этот, по своему, особый. В нем участвуют одни ветераны отряда «Заповедник», работавшие здесь в 2016 и 2016 годах. Поэтому вопросов «Что делать?», «Куда идти?» никто не задает. Работа нам в этом раз предстоит новая. Необходимо разгрузить машину с шестью с половиной тоннами зерна ячменя, призванного обеспечить кормом обитателей бобрового питомника на всю зиму.
Разгружать приходится из машины с закрытыми бортами, вычерпывая зерно пластмассовыми ведрами. Затем ведра передаются по цепочке и высыпаются в большие пластмассовые бочки. Не проходит и получаса как двенадцать бочек каждая объемом по сто пятьдесят литров заполнены с верхом.
Затем машина переезжает на заповедницкую конюшню, где разгрузка продолжается, но уже в большие закрома. В итоге вшестером разгружаем машину за три часа.
Нас уже зовут обедать. Обед в заповеднике немудреный, но сытный. Картофельный суп со специями, бутерброды с колбасой, чай, кофе. Молодые желудки да после работы на свежем воздухе поглощают всё с завидной быстротой.
Следующая машина ещё не пришла, поэтому просим разрешить нам прогуляться по недавно открытой «Малой Черепахинской экологической тропе», в обустройстве которой отряд «Заповедник» принимал самое активное участие. Заместитель директора охотно соглашается, одновременно поручая нам сопровождать корреспондента местной районной газеты, весьма симпатичную девушку, которая к тому же оказалось выпускницей нашего факультета.
И вот мы движемся по экологической тропе, на которой нам знакомы каждая опора и каждая доска в помосте. Здесь нами все хожено перехожено бессчетное количество раз, вытащено несколько тонн обрезков и порубочных остатков, вкручен не один десяток свай, обработано антисептиком несколько сотен метров деревянного настила. Обо всем этом мы и рассказываем нашей очаровательной спутнице. На некоторое время мы задерживаемся возле двух очаровательных кустов бересклета, усыпанных ярко-алыми плодами и далаем несколько кадров.
Наш маршрут длиной полтора километра заканчивается в том месте, где три года подряд размещался лагерь отряда «Заповедник». Здесь нам предстояло пережить, как пишут в романах, легкий шок. Похоже, «реконструкторы» и «обустроители» экологической тропы несколько перестарались. Вырублены кусты ивы и деревья клена ясенелистного, выкошена высокая трава, создававшие какой-то непередаваемый уют.
Убрана уютная беседка на берегу нашей любимой «Усманки», и вместо неё установлен какой-то странный косой навес (уж не знаю, в каком больном воображении проект сего сооружения мог зародиться), под которым может разместиться целый взвод. Вдобавок сровнен с землей небольшой холмик, на котором было обустроено наше кострище. Не скрою, автор этих строк оценил такую реконструкцию весьма скептически.
Рядом с нашим лагерем размещается старое здание овощехранилища, где наша работа продолжается. Небольшую грузовую «ГАЗель» с двумя тоннами моркови мы разгружаем за полчаса. После чего нам остается только отправляться обратно в здание экологического отдела, пить чай с «печеньками» и дожидаться нашего «Соболя», который отвезет нас обратно в город. Так прошел наш очередной волонтерский выезд в уже ставший родным Воронежский биосферный заповедник.

Сделаем - 2016

Холод, внезапно обрушившийся на Центральное Черноземье в конце сентября, также неожиданно сменился теплом. Стрелка ртутного термометра уже в семь утра показывала плюс тринадцать градусов. Солнце выглянуло из-за туч, и, кажется, словно на вершинах окружающих главный корпус нашего института старых тополей, кленов и лип появляются сполохи золотистого пламени.
Субботнее утро, в которое большинство добропорядочных граждан сладко почивают после трудовой недели. Но экологам не спится! В начале девятого часа утра они уже начинают собираться возле главного корпуса. В девять часов за нами должен подойти автобус, который отвезет нас на самую дальнюю окраину города. Цель такой поездки: участие во всероссийской акции «Сделаем!», в которой Дружина охраны природы ВГПУ участвует уже в пятый раз. Суть данной акции – не банальный «субботник», а раздельный сбор мусора для последующей переработки.
Автобусы подходят к точно назначенному времени. Мы размещаемся в них, когда к нам присоединяется около пятидесяти студентов Воронежского института высоких технологий (ВИВТ). По дороге между мною и старшим группы ВИВТ разворачивается довольно занимательный разговор.
- У вас государственное учебное заведение? – задаю вопрос.
- Нет, негосударственное некоммерческое предприятие. Но мы имеем государственную аккредитацию!
- По какой специальности учатся ваши подопечные?
- Управление персоналом – последовал бодрый ответ.
- Простите, в какой отрасли?
- В любой отрасли!
- То есть, сразу готовите начальников?
- Ну да, наши выпускники могут работать руководителями в ЛЮБОЙ отрасли (выделено мной).
Через полчаса мы уже на месте на самом берегу «Воронежского моря». Напротив нас возвышается крутой правый берег, покрытый густой зеленью Шиловского леса. Справа видны пролеты Вогрэсовского моста. У ног простирается водная гладь «Воронежского моря».
Нас встречают старые знакомые – сотрудники Центра экологической политики. Нам выдают мешки трех типов, рабочие перчатки и проводят краткий инструктаж. В матерчатые мешки зеленого цвета надлежит собирать любое стекло. Черные пластиковые мешки предназначены для пластиковых бутылок, которые перед упаковкой надлежит спрессовывать. Мешки голубого цвета (биоразлагаемые!) предназначены для всего остального. Впрочем, этого «всего остального» оказалось так много, что именно голубые мешки закончились в первую очередь.
Не смотря на начало октября, листва на деревьях ещё только начинает желтеть. Из расположенного поблизости леса слышно щебетанье синиц, трельки лазоревок, пощелкивание поползней, «цирканье» пищух, стук дятлов.
Мы нашей небольшой кучкой (15 человек) стараемся держаться поблизости друг от друга. Студенты, которые будущие большие начальники, разбредаются по берегу. Мешки наши наполняются довольно быстро, и вскоре начинается ощущаться их нехватка.
Будущие большие начальники сперва держатся от нас в стороне, но затем между нами даже начинает устанавливаться определенное взаимодействие. Мы помогаем носить мешки друг другу, даже пользуемся мешками товарищей, если нужного нет под рукой. Так мы проходим за два часа с пол-километра. Затем дорогу нам преграждает поросший густым кустарником овраг, за которым видны какие-то строения. Понимаем, что дальше прохода нет, и возвращаемся, прихватив по дороге наполненные ранее мешки.
Результатом нашей работы стали более сотни мешков рассортированного мусора, что составило порядка 50 кубов. На вершине этой груды нам хотелось водрузить знамя победы. Напоследок фотографируемся на фоне «Воронежского моря» рядом с результатами наших трудов.
Студенты получают сувениры – небольшие брелки для ключей с символикой Центра экологической политики. Мы грузимся в автобус и отъезжаем. Тем временем последние тучи разошлись, становится необычно тепло для начала октября. Замечаем качающиеся на водной глади силуэты крякв, собирающихся здесь перед отлетом.

Выходной день

Во второй половине сентября в природе наступает какое-то непередаваемое умиротворение. Солнечные дни чередуются с пасмурными, иногда идет дождик, но ещё достаточно тепло, а в лесу стоит благостная тишина. Кажется, природа накануне долгого зимнего сна находится в какой-то сладостной полудреме.
В один из выходных дней я сажусь за руль своего старенького «жигуленка» и направляюсь в один из подворонежских лесов в расчете на поздние рыжики, маслята или начинающиеся в эту пору опята.
Сделав несколько поворотов по боковым улочкам, выезжаю на Задонское шоссе, где сразу попадаю в поток машин, направляющийся к выезду из города. На протяжении примерно трех километров еду на небольшой скорости. У Сити-парка «Град» движение ещё более замедляется, а затем поток машин резко редеет. Мельком замечаю, что возле этого целого городка гипер-маркетов стоянки машин заполнены полностью, и новым прибывающим приходится довольно долго искать свободное место для парковки. Не смотря на ранний час народ устремился в «шопинг», ставший в последние годы излюбленным времяпровождением основной массы граждан.
Ещё несколько километров по шоссе и боковым дорогам, проезжаю несколько сел и въезжаю в пригородный лес. Первое, что мне бросается в глаза, так это огромные кучи мусора, разбросанные вдоль обочин. Тут и бумага, и целлофановые пакеты, и поломанная мебель, и куски застывшего цемента. Поблизости находится дачный массив, и местные российские «фазендейро» до сих не могут придумать ничего лучшего, как вывозить продукты своей жизнедеятельности в ближайший лес.
Народу в лесу нет никого, но на одной из местных троп замечаю несколько поломанных сучьев лежащих поперек дороги на протяжении примерно ста метров. С некоторым недоумением вылезаю из машины (кто и зачем это мог сделать?), убираю сучья и проезжаю дальше.
На выделе с молодым сосновым лесом довольно быстро натыкаюсь на группы рыжиков. Тут же растут старые маслята и сыроежки. Красавцы мухоморы щеголяют своими эффектными шляпками, тут же видны кофейно-серого цвета шляпки мухомора вонючего, а из лесной подстилки выглядывают молодые плодовые тела коварной бледной поганки. Не проходит и часа, как моя корзинка наполняется рыжиками всех размеров, начиная от пятирублевой монеты и заканчивая небольшим чайным блюдцем. Сверху лежат несколько зеленушек, подосиновиков и один великолепный «боровик».
Тишина в лесу время от времени нарушается резкими криками соек, стуком дятлов, щебетом синиц, требовательными голосами «чей, чей» пухляков, «цирканьем» пищух и тихими голосами корольков – наших первых зимовщиков. Временами доносится глухое карканье семьи воронов – старожилов этих мест и резкое «клы, клы, клы» желны. Им вторят режущие слух крики канюков, уже собирающихся в стаи перед отлетом. На тропе замечаю группу горихвосток-чернушек. Эти птицы в изобилии гнездятся в наших городах, селах и дачных поселках, но в лесу их можно встретить только во время пролета.
В придорожной грязи (накануне прошли дожди) замечаю следы нескольких кабанов. Значит, не всех убила «африканская чума», о которой так много шумели в местных СМИ.
Наконец, усталость и голод (на свежем воздухе аппетит быстро разыгрывается) дают знать о себе. Бросаю последний взгляд на окружающие меня сосны и направляюсь к машине. Перед возвращением домой заезжаю на свою «фазенду», чтобы перекусить, а заодно собрать небольшой урожай яблок, груш, черноплодной рябины и китайской айвы.

Таинственный мир байрачных дубрав

Там, где суперсовременная трасса М4 пересекает Дон возле Верхнего Мамона, редкий водитель не обратит внимание на открывающийся вид на Донское Правобережье. Обширные пойменные луга сочетаются с прибрежными зарослями, а сверкающие на солнце меловые обнажения чередуются с темной зеленью байрачных дубрав.
Именно здесь начинается собственно зона степей, и лес будет представлен лишь небольшими кусочками дубрав, растущих по склонам спускающихся к Дону балок, или байраков, откуда собственно и пошло название, широко используемое ныне и в среде ученых – лесоводов.
Байрачные дубравы невелики (редкая из них площадью превосходит 100 га), но производят впечатление своей непередаваемой дикостью. Такое впечатление производит обильный подлесок, состоящий из лещины, а также кустарниковая опушка из боярышника, степной вишни и терна. Не всякий ещё захочет через такие барьеры продираться!
Не смотря на небольшие размеры, байрачные дубравы отнюдь не производят впечатление чахлых. Это крепкие дубняки, а специальное исследование, проведенное автором, показало, что по своему санитарному состоянию они будут ещё получше, чем окружающие областной центр Воронежская Нагорная дубрава и Шиловский лес. Тому в значительной степени способствует отдаленное расположение байрачных дубрав и их малая привлекательность для посещения.
Но для натуралиста байрачные дубравы – настоящий рай! За барьером из колючих кустарников скрываются крупные бобровые поселения, подобных которым автор не встречал даже в Воронежском заповеднике. Представьте себе каскад прудов, разделенных плотинами и следующих друг за другом по дну балки. А ведь начиналось все с ничтожного ручейка, который, что называется, « воробью по колено»! Пришедшая с Дона первая пара бобров построила первую небольшую плотину и создала крошечный прудик размером с детскую ванночку. Бобровое поселение росло, строились новые плотины. Пруды увеличивались и в числе и в размерах. Результатом стало создание такого вот «бобрового Петергофа».
В байрачных дубравах прячутся огромные муравейники, образующие колоссальные «федерации», состоящие из нескольких сотен гнезд и насчитывающие сотни миллионов муравьев. Целые муравьиные страны! В иных местах нельзя на землю ступить, не будучи атакованным сотнями кусачих и агрессивных насекомых, с первого твоего шага дающих понять, кто в этом лесу хозяин.
Нередки здесь волки, кабаны, лоси, а уж следы косуль, барсуков, лис встречаются в этих лесочках практически на каждом шагу. Здесь можно днем встретить неторопливо обходящих свои владения лис, барсуков или куниц. Причем куницы в байрачных дубравах встречаются двух видов – каменная и лесная.
Филина в этих местах можно встретить чаще, чем в любом из наших двух заповедников. А в начале осени эти гигантские совы во время своих кочевок попадаются на глаза почти каждый день. А начиная с половины августа в дубравах раздаются устрашающие крики серых неясытей «пой-дем, пой-дем, на кладбииииииище!».
Байрачные дубравы – рай для птиц! Здесь буквально кишат черные дрозды, зарянки, три вида пеночек, большие синицы, лазоревки, пухляки, поползни, ополовники, дятлы четырех видов. Можно здесь встретить и довольно редкую для нас маленькую птичку – малую мухоловку, самец которой отличается звонким голосом, белыми пятнами на хвосте и ржаво-рыжей грудью. Нередки здесь и хищники – канюки и оба наших вида ястребов – тетеревятник и перепелятник. При этом канюк использует дубравы только устройства гнезда, предпочитая охотиться в окрестных степях, а вот ястреба и живут, и охотятся здесь.
Вот такой вот естественный заповедник сложился на юге нашей области. Он практически не нуждается сейчас даже в особой охране за исключением обычного охотничьего и лесного надзора. Не стоит ли задуматься, наконец, над созданием в этих краях специального степного заповедника, о котором ходят слухи уже последние лет двадцать пять!

Город - сад

Без нашей Дружины охраны природы уже не обходится ни одно мало-мальски значимое экологическое мероприятие в нашем городе. Вот и на этот раз вечером поступил сигнал от секретаря нашего профкома с просьбой буквально завтра (!!!) выделить несколько человек на городской фестиваль «Воронеж – Город-сад», проводимый Департаментом природных ресурсов и экологии для «массовости и за порядком присмотреть». Типа, вы – экологи, так кому же, кроме вас…
Несколько удивленные столь необычными отводимыми нам функциями, тем не менее, срочно обзваниваем и списываемся в соцсетях с теми, кто мог бы данное мероприятие посетить. Дело это оказалось сложным, так как назавтра был обычный рабочий день, и занятий в институте никто не отменял. Тем не менее, в общей сложности удается набрать человек пятнадцать.
В назначенное время собираемся у входа в Центральный городской парк. Сразу бросается в глаза обилие полиции, людей в штатском с рациями в руках и металлоискатели. При нас подъехала машина с губернатором, которого мы сочли нужным поприветствовать. Нас несколько удивило, что и глава региона и вся его свита были в одинаковых синих костюмах. Форма у них, что ли, такая?
Наконец, собираемся и следом за губернатором проходим на территорию парка. Вопросов у охраны к нам не возникло. Первым делом считаем нужным сфотографироваться на фоне пышной цветочной композиции у входа. Уж коли пришли, так пусть хоть память об этом событии останется!
Миновав длинные ряды, где местные плодопитомники бойко торговали саженцами, проходим по тенистой аллее, где сталкиваемся с павильонами хорошо известной молочной фирмы «Вкуснотеево». Здесь можно было бесплатно попробовать кефирчику и сложить пазл. Призом за выполнение задания были … вымпелы с эмблемой фирмы. Как говорится, реклама – двигатель успеха!
Та часть парка, которая открылась нашему взору, вообще нам, бывавшим тут неоднократно, показалась неузнаваемой. На маленьком ручье, протекавшем по дну балки, стояли несколько украшенных лодок.
Вдоль ручья стояли экспозиции различных проектов, все названия которые, начинались с букв «эко»: экойога, экосквер, экореабилитация и т.д. и т.п. Казалось, все, что можно и нельзя соединить с экологией, было здесь представлено. В глаза бросились несколько соломенных павильонов с какими-то перинами и подушками внутри. Залезть туда и сфотографироваться мог любой желающий. Один из студентов не удержался от невинного вопроса: а поспать там можно?
Наряду с различными «эконесуразностями» мы повстречали и наших хороших знакомых, участников проектов «Гражданин Сквер» и «Green day», с которыми мы уже неоднократно встречались на других экологических мероприятиях и с которыми довольно активно сотрудничает наша Дружина.
Конечно, на каждом шагу нам попадались ростовые куклы, изображающие различных животных и героев популярных мультфильмов. Некоторые сомнения вызвали фигуры с надписью «Слепой», «Глухой», «Калека» и с отверстиями для головы. Мне, честно говоря, было непонятно, кто ж захочет в качестве слепого, глухого или калеки сфотографироваться.
Особый интерес лично для меня представлял недавно открытый «Зеленый театр», по сути построенный заново на месте ранее здесь существовавшего и развалившегося в течение «лихих 90-х». Когда-то в теперь уже страшно далеком 1983 году автор этих строк слушал здесь таких звезд эстрады тех лет, как Ирина Понаровская, Йак Йола и Африк Симон.
Нынешний «Зеленый театр» отличается от прежнего своей явно более упрощенной структурой. Прежний был в виде чаши, а современный состоит лишь из эстрады, зрительских рядов и будки для медиа-проекций. Никаких стен нет! Отсюда, вероятно, и несколько худшая по сравнению с прежними годами акустика.
На лестнице, ведущей к «Зеленому театру», были выстроены дети, уачщиеся различных танцевальных студий. Каждая группа была наряжена в костюмы, изображающие какое-либо растение или животное. Тут были и «пчелы», и «помидоры», и «огурцы», и «лягушки» и даже «чертополохи» и «колорадские жуки». Каждого поднимающегося по лестнице дети приветствовали дружными криками и маханием ручками. Периодически были слышны фельдфебельские окрики руководителей: «Вова, не выходи с линии», «Таня, поправь полоски на платье», «Нина, не отвлекайся» и т.д.
Другая часть парка оказалась буквально завалена … сеном. Здесь располагалась кузница (кстати, именно возле неё задержался на довольно продолжительное время глава нашего региона) и ещё какое-то непонятное сооружение с фотографиями знаменитых киноартистов советских времен.
Возвращался я с фестиваля, минуя всякие металлоискатели, напрямую через лес по одной из многочисленных тропинок, испокон веку пронизывающих этот любимый всеми нами парк. Окружающая нас обстановка встретила нас благословенной тишиной, так резко контрастировавшей с тем, что происходило на днище старой Ботанической балки. На могучих липах уже появились первые золотые пряди! С вершин дуба донеслось тихое прощальное пение пеночки-теньковки.

Молодежное экологическое движение в Воронежской области

Накануне объявленного Года экологии обычно принято подводить какие-то итоги, рассказывать о своих достижениях. Для чиновника это — количество различных писем и отписок, направленных на затуманивание мозгов гражданам, для ученых — число научных статей. А для педагога? Да, к сожалению, труд педагога ещё не придумали как оценить, отсюда и такие несуразности в их оплате труда.
Но, я отвлекся… Накануне Года экологии все-таки хотелось хотя бы приблизительно прикинуть наличие, состояние и работоспособность различных, как говорили в 70-е годы прошедшего века, «природоохранников».
Сразу замечу, что статистики в данном вопросе мне найти не удалось, да и зачем она? Я ведь не отчет пишу, а приблизительно прикидываю состояние имеющихся «сил», а заодно и пытаюсь предугадать возможности на будущее.
Ещё один момент, на который хотелось бы обратить внимание. Похоже, критерии оценки работоспособности той или иной организации существенно изменились по сравнению с теми, что использовались даже в 90-е годы прошедшего века. Развитие интернета и социальных сетей позволило охватить значительно больше народа, но вот «основательность участия», если можно так выразиться, для каждого отдельного члена существенно уменьшилась. Хорошо это или плохо, ей-Богу, не берусь судить!
Молодежное экологическое движение в нашей области представлено в виде постоянно действующих организаций или проектов. Впрочем, разница между организациями и долгосрочными проектами достаточно условная. Различные экологические организации и проекты в Воронежской области тесно взаимодействуют друг с другом. Следует также упомянуть тут факт, что в настоящее время многие экоактивисты являются членами нескольких организаций и принимают участие в различных экологических проектах. Ряд проектов благополучно «почили в бозе» или работы по ним ведутся весьма вяло. Здесь мы расскажем лишь о тех, которые, что называется, «на слуху» и которые достаточно популярны в молодежной среде.
Итак, об организациях. Не могу удержаться, чтобы не начать с Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета (ДОП ВГПУ), создание которой преследовало цели возрождения традиций легендарных ДОП Воронежского госуниверситета и Воронежского лесотехнического института, действовавших в 70-х — 80-х годах прошедшего века. Надо сказать, что намечаемые цели в значительной степени достигнуты (хотя опять же следует делать поправку на современность). Деятельность ДОП ВГПУ имеет весьма широкий аспект — от выявления экологических правонарушений до экологического волонтерства (включая возрождение отряда «Заповедник»). ДОП ВГПУ работает в тесном взаимодействии с другими экологическими организациями, а также принимает участие в различных экологических проектах и работе других молодежных экологических организаций. Командиром ДОП ВГПУ на данный момент является студент 4 курса профиля «Экология и природопользование» естественно-географического факультета ВГПУ Данил Черников.
Региональным координатором ЭКА (пожалуй, самой многочисленной на данный момент молодежной экологической организации в РФ) в Воронеже является Виктория Лабзукова, которая одновременно возглавляет местное отделение Центра экологической политики (ЦЭП). Спектр деятельности обеих организаций весьма широк и включает организацию раздельного сбора мусора, выявление экологических правонарушений, создание экологических карт, проведение экологических презентаций, Дней защиты от экологической опасности, рекламу различных экопродуктов и предприятий по переработке вторсырья. Наиболее значительными проектами этих организаций являются, на мой скромный взгляд, «Общественный экологический контроль», «Чистый регион», «Особо охраняемые природные территории города». Не могут не отметить весьма высокий профессионализм сотрудников ЭКА и ЦЭП, а также тесное сотрудничество с государственными и другими молодежными экологическими организациями и проектами, в первую очередь, с ДОП ВГПУ.
В последние годы в ряде школ и учреждений дополнительного образования возникли довольно многочисленные организации учащихся (носящие названия «клубов», «научных обществ», «экодружин» и т. д.). Некоторые такие организации оказались «однодневками», но некоторые функционируют уже на протяжении нескольких лет. Спектр деятельности этих организаций — от проведения субботников и публичных акций, связанных с операцией «Первоцвет» и организацией сбора вторсырья до достаточно серьезных научных исследований. Из таких организаций следует упомянуть НОУ «Родник» (СОШ № 40 г. Воронежа, руководитель Марина Шацких), НОУ СОШ № 2 г. Павловска (рук. Александр Химин), Экодружина при Павловской СЮН (рук. Кристина Зайцева), НОУ «Радуга» при Новохоперской СЮН (рук. Ольга Двуреченская). Имеются сведения о наличии подобных организаций в гг. Семилуки и Кантемировка.
Теперь о проектах (ещё раз подчеркну, что разница между организацией и долгосрочным проектом весьма условная). Не могу не начать с проекта «Здоровый лес», руководителем которого является член Молодежного правительства области Кристина Леонова. Участники проекта занимаются организацией субботников по уборке и раздельному сбору мусора и посадкам леса, проведением экологических квестов, игр и т. д. С июля 2016 действует «дочерний» проект «Меняю мусор на деревья» (рук. Анна Кудасова). Не могу не отметить, что именно по инициативе Кристины Леоновой была организована экологическая площадка на областном молодежном фестивале «Молгород», которая явилась, по сути, «пиком» сотрудничества и взаимодействия различных молодежных экологических организаций нашей области.
Проект «Чистый двор» (рук. Сергей Музалевских) направлен на решение проблемы неудовлетворительного санитарного состояния городских дворов. С помощью гражданского контроля проект реально воздействует на работу эксплуатирующих жилой фонд организаций. Работа ведется достаточно интенсивно и также предусматривает привлечение членов различных молодежных экологических организаций.
Долгосрочным проектом является «Большая Воронежская экологическая тропа» (рук. Алексей Саниев). Целью его является сохранение Воронежской Нагорной дубравы — крупнейшего лесного массива, непосредственно примыкающего в границам Воронежа и организация экологического туризма. На базе этого проекта летом 2016 был проведен студенческий экологический лагерь (рук. Софья Вайнштейн). Участники лагеря выполнили работы по благоустройству экологической тропы. Кроме того, для них были проведены ряд мастер-классов по туризму и выживанию в природных условиях. Лагерь проводился на средства гранта, выигранного в конкурсе Молодежного правительства.
Таким образом, на данный момент молодежное экологическое движение в Воронеже и области представлено примерно полутора десятками крупных проектов, тесно взаимодействующих между собой, что является, дай-то Бог, хорошим заделом на будущее!

Возвращение

Что может быть лучше возвращения домой? По окончании длительного срока пребывания на природе начинаешь невольно скучать по благам цивилизации. Потом в городе ловишь себя на том, что испытываешь удовольствие хотя бы от того, что горячая вода течет в желаемом количестве прямо из крана и её не надо долго нагревать на костре и потом бояться неосторожно расплескать.
Живя в полевых условиях, вдруг испытываешь неодолимое желание пройтись по центральной улице родного города, посидеть в уличном кафе, съесть мороженое или выпить кружку холодного пива.
Вот и на этот раз наступил день прощания с тихими речками и прудами, просторами степей и таинственными, чарующими своей дикостью байрачными дубравами.
Ранним утром мы в последний раз искупались в полюбившейся нам маленькой степной речке, от глади которой поднимались седые космы испарений. В последний раз послушали крики цапель и пастушков, в последний раз над нами просвистела крыльями утиная стая.
Нам предстояла переправа через речку по довольно шаткому мостику с последующим трехкилометровым маршем со всем экспедиционным имуществом до районного центра.
В райцентре первым нашим, пробывшим неделю вдали от цивилизации, впечатлением была невообразимая какофония, царившая на автостанции. Почему-то каждый продавец расположенного поблизости рынка считал своим долгом установить возле себя могучие колонки, которые "врубал" на полную мощность. Нам показалось, что началось светопреставление. Снующие там и сям автомобили, гремящая музыка, крики продавцов вызывали ассоциации с концом света.
На площадке перед автостанцией остановилась группа иномарок, явно приобретенных на какой-нибудь немецкой свалке. На капотах и багажниках расселись и курили парни и девушки, разодетые словно попугаи в брачный период. Здесь явно было любимое место районной "золотой молодежи".
Неподалеку возле двери с надписью "Спиртные напитки в разлив" толпились жаждущие утреннего опохмеления личности, лица которых своим цветом напоминали перезрелые сливы. Мат стоял такой густой, что, проходя мимо, хотелось разгребать воздух руками. Примерно такие же цветистые выражения раздавались с расположенной рядом автозаправочной станции. Так автомобилисты реагировали на объявление накрашенной, как индеец, вступивший на тропу войны, "королевы бензоколонки": "Технологический перерыв. Пересменок на полчаса".
Но кульминационное событие произошло перед самой нашей посадкой в автобус. Два доблестных милицейских сержанта выволокли из насквозь провонявшего привокзального сортира двух девиц, чей вид и одеяния не оставляли никаких сомнений в их принадлежности к древнейшей профессии. Девицы площадно ругались, вырываясь из рук стражей порядка...
... Мое внимание привлекло какое-то движение в небе. Над автостанцией без единого взмаха крыльев парил коршун. В его глазах мне почудилась снисходительная усмешка, с которой гордая птица обозревала двуногое стадо, мельтешащее где-то далеко внизу. Я не удержался от того, чтобы не махнуть ему рукой на прощание. Коршун в ответ качнул крыльями и полетел дальше туда, где маячили тонущие в дымке луга с перелесками и сверкающими зеркалами озер.
Я вздохнул, накинул на плечи рюкзак и двинулся к ожидающему нас автобусу. Мы возвращались в мир цивилизации!

P.S. Этот маленький очерк был написан более десяти лет назад. С того времени кое-что в том райцентре изменилось. Уже не встретишь на автостанции дамочек легкого поведения, которые, если не исчезли, то уж, во всяком случае, затаились. Привокзальный туалет теперь блистает чистотой и искусственными ароматизаторами. Но ... все остальное осталось! И, главное, также гордо в небе парят коршуны, снисходительно взирая на суетящееся внизу двуногое стадо!

Так принято

Приезд автолавки на нашем хуторе — всегда событие. Его ожидают с нетерпением, к его приезду готовятся, отправляясь к ней женщины одевают нередко свои лучшие наряды. В общем — приезд автолавки — это праздник и все тут!Не скрою, сам иногда хожу к ней, чтобы приобрести товары, которых нет или они редко бывают в нашем фермерском магазине. На этот раз, быстро приобретя то, что мне надо, я уже собирался уходить, когда обратил на внимание на то, что моя соседка покупает какие-то странные голубоватые упаковки таблеток, на которых красовалась надпись «Яд: крысиная смерть № 1».Прочитанное заставило меня вздрогнуть. Не так давно по нашей деревне прокатилась целая волна кошачьих смертей. Симптомы были везде одни — сперва нарушалась работа печени, потом почек, и, наконец, останавливалось бедное кошачье сердце! Не передо мной ли сейчас лежит причина этих странных и мучительный смертей?Я попытался поговорить с соседкой (у которой, кстати, тоже недавно погибла кошка, и смерть обладала теми же симптома) на предмет опасности покупаемого ей яда, но та только отмахнулась. Дескать, совсем заели мыши и крысы, по тридцать (!) штук за ночь в мышеловки попадают, так что до кошек ли тут.Объяснять ей, что численности крыс и мышей, дающих по пять — шесть выводков в год, отрава все равно не нанесет серьезного ущерба, а гибель кошек только будет тому способствовать, оказалось бесполезным! Всегда травили и все тут! Так, дескать, принято…Разговор с соседкой напомнил мне об одном опыте, проводимом с обезьянами в одном из немецких университетов. Об этом опыте я прочитал в одном из научно-популярных журналов. В клетке с обезьянами подвешивали банан, к которому был подведен электрический ток. Хватавшая банан обезьяна получала удар током и бросала банан. Другие обезьяны, заметив такое дело, стали бросаться на своих товарок, пытавшихся добраться до банана. С течением времени в клетку подсаживали других обезьян, они также пытались добраться до банана, но неизменно подвергались нападению своих соплеменников. Потом ток отключили, но обезьяны ещё долго не давали своим товарищам добраться до банана своим собратьям. Дескать, так принято и все тут!У меня уже давно создалось впечатление, что наша несчастная многострадальная исчезающая деревня до сих пор живет по принципу «Так принято». Это касается всего, начиная от методов обработки огорода (о чем я писал в одной из предыдущих статей своего блога) до борьбы с вредителями. Деревня исчезает, вымирает, но продолжает придерживаться принципа «Так принято!». В интернете мне попались неоднократные описания гибели детей и отравлений взрослых крысиным ядом, произошедшие в различных концах «нашей необъятной родины». В одном случае, произошедшем в селе Лопатино Нижегородской области, отравились сразу двое детей и пятеро взрослых. Под Петербургом ребенок умер страшной смертью — у него за ночь буквально вытекли все внутренности. В пермской области в тяжелом состоянии в больницу доставлены почти все дети (!), отдыхавшие в детском лагере. Как попала в их организм отрава — остается лишь гадать! Я рассказал об этом своей соседке, купившей крысиную отраву. Ведь у неё же есть внуки, регулярно приезжающие в деревню на лето! Уж не знаю, подействует ли или опять возобладает принцип «Так принято!»? Увы, не исключаю...

Состояние и перспективы студенческого природоохранного движения

Сесть за эту статью меня побудили ряд следующих обстоятельств: 1) создание и успешное функционирование в течение последних трех лет студенческой Дружины охраны природы (ДОП) Воронежского педагогического университета; 2) постепенное накопление за тот же период информации о деятельности других Дружин, входящих в Движение ДОП; 3) накопление информации о деятельности других молодежных экологических организаций. Постараемся разложить эти три пункта по полочкам.
Итак, что способствовало успешному созданию и функционированию воронежской ДОП, с первого же года своего существования серьезно заявившей о себе и получившей признание не только в ДДОП, но и среди других экологических организаций. Об этом говорят уже следующие факты: 1) с первого захода в 2013 году ДОП ВГПУ была принята в Движение ДОП, а её представитель был избран в Совет ДДОП (кстати, довольно вяло функционирующий); 2) Совет ВГПУ уже в сентябре 2013 утвердил Положение и Устав ДОП ВГПУ, тем самым придав ей официальный статус, что дает право ДОП претендовать на известную долю бюджетного финансирования; 3) первый командир ДОП ВГПУ Валерия Волосова была избрана делегатом 4 съезда по охране окружающей природной среды, куда она попала наряду со всеми руководителями местных природоохранных управлений (Росприроднадзор, Департамент природных ресурсов и экологии Правительства области, Управление по охране окружающей среды городской администрации), директора предприятий, ведущие профессора. Следует сказать, что Волосова оказалась единственным представителем Воронежского педагогического университета на этом съезде, что уже о чем-то говорит.
Через каких-то два года после своего «рождения» ДОП ВГПУ удостоилась высокой чести проведения конференции ДДОП. Её деятельность трижды поощрялась премиями Областного правительства, а количество грамот, полученных от разных организаций за три неполных года перевалили за два десятка. Не менее (а может, и более) важно признание деятельности ДОП ВГПУ ветеранами воронежских ДОП. В 2015 году Дружине ветеранами воронежских ДОП был вручен флаг отряда «Заповедник». Что способствовало стой высокой популярности?
Нельзя не заметить, что с самого начала своей деятельности ДОП ВГПУ принимала активное участие в различных экологических проектах как областного, так и общероссийского масштаба. Это и операция «Первоцвет», и операция «Благовещенье — без жертв!», и школа кемп-лидеров «Друзей заповедных островов», и эковолонтерская экспедиция «Кенозерский град Китеж», и операция «Елочка», и многое другое. Партнерами ДОП ВГПУ по проведению различных акций стали такие солидные организации, как “Green peace”, Центр экологической политики, ЭКА, из государственных организаций: Департамент природных ресурсов и экологии правительства области, Воронежский биосферный заповедник, Воронежский зоопарк. Нельзя не упомянуть участие ДОП ВГПУ в таких масштабных мероприятиях как: Молодежный слет экологов России, II Воронежский гражданский форум – «Большой совет некоммерческих организаций», Форум Молодежного научно-технического конгресса, Экоград, смена «Молодые экологи» Молодежного инновационного форума «Селигер – 2014», молодежный лесной форум «Лес и мы», областной молодежный форум «Россия нашей мечты», Международный молодежный экологический конгресс, куда ДОП ВГПУ была приглашена организаторами.
Успешной деятельности ДОП ВГПУ способствовало как участие в различных масштабных мероприятиях, так и массовость. Эти факторы оказались решающими на первых этапах функционирования ДОП. К началу третьего года деятельности ДОП ВГПУ стала принимать участие в долгосрочных проектах («Здоровый лес», «Общественный экологический контроль», «Чистый двор», Особо охраняемые природные территории города» и т. д.). Это укрепило связи ДОП с Молодежным правительством области и с Департаментом образования, науки и молодежной политики Правительства области., а также способствовало росту профессионализма, инициативности и организованности самих членов ДОП ВГПУ.
Таково отнюдь не исчерпывающее описание с попыткой подведения итогов деятельности ДОП ВГПУ за три года её существования. Какова же ситуация сложилась в результате последних лет в Движении ДОП в целом?
Перепись Дружин, которая проводилась в 2015 накануне конференции ДДОП, показала наличие на территории СНГ 10 Дружин, численность которых превышает … одного человека. Средняя численность Дружин (без ДОП ВГПУ) составляла на конец 2015 года 3 человека.
Количество проведенных различными ДОП мероприятий составляет от одного до трех десятков в год (сужу по данным, выкладываемым Дружинами в своих группах в социальных сетях). Наиболее активны ДОП Москвы, Нижнего Новгорода, Владимира, Йошкар-Олы, Белгорода. Имеются данные о функционировании ДОП в Чебоксарах, Благовещенске и Комсомольске-на-Амуре.
Теперь пройдемся по деятельности других молодежных экологических организаций, не являющихся членами Движения ДОП. Может быть, название «молодежные» к ним и не вполне подходит, хотя ясно, что основную роль в них играют все-таки люди в возрасте до 30 лет. Здесь следует упомянуть такие организации как «Друзья Балтики», «МосЭко», «Зеленая волна», «СПОК», ЭКА, «Этас», «Природа и молодежь», Центр экологической политики и, конечно же, “Green peace”. Спектр деятельности этих организаций довольно широк, начиная от организации эковолонтерских акций и заканчивая проведением серьезных экологических семинаров и вебинаров, главным участником которых также является молодежь. Количество проведенных мероприятий (простите, если буду не точен) составляет от одного десятка до полусотни в год.
Создается впечатление, что деятельность Дружин и других молодежных экологических организаций во многом перекрывается. Это наводит на мысль (и пример ДОП ВГПУ тому подтверждение), что расширение сотрудничества ДОП с другими экологическими организациями идет на пользу обеим сторонам. Не секрет, что в этих организациях работает немало выпускников ДОП, а среди членов ДОП немало и тех, кто является членами других экологических организаций. Члены ДОП в большинстве своем являются студентами соответствующих специальностей, связанных с экологией. Своей деятельностью они приносят в деятельность других экологических организаций немалую долю профессионализма.
Как человек, болеющий за будущее ДДОП не могу не заметить, что консерватизм и стремление к самоизоляции гибельно для ДДОП. Необходимо чаще принимать участие в совместных проектах с другими экологическими организациями, проводить общие конференции, семинары и т.д., привнося туда что-то новое и самим перенимая полезный опыт. При этом ДОП не надо бояться «раствориться» в других организациях. ДОП есть ДОП и самоидентифицироваться можно всегда. В Воронеже я постоянно слышу словосочетание «ваши дружинники», не смотря на то, что ДОП ВГПУ охотно участвует в различных проектах других организаций. Но, видно, чем-то все-таки выделяются! Опыт последнего отряда «Заповедник» показал, что отряд «Заповедник» ДОП ВГПУ отличается от других эковолонтерских отрядов как подходом к порученному делу, так и организацией быта. В нем больше коллективизма, креативности, дисциплинированности, творческого подхода как к порученному делу, так и к организации досуга.
В заключении этой краткой статьи, далеко не претендующей на всесторонний разбор деятельности ДДОП и других молодежных экологических организаций, хочу все-таки выразить надежду, что Дружины выйдут из состояния самоизоляции, в которое они себя сами (допускаю, что невольно) загнали. Польза от этого для всего экологического движения будет очевидна!

Заповедник - 2016

Вот и закончил свою работу очередной отряд «Заповедник», проводимый Дружиной охраны природы Воронежского педагогического университета. Это был юбилейный (аж третий!) отряд, призванный стать преемником отрядов ДОП ВГУ и ВЛТИ, работавших в Воронежском заповеднике с 1978 по 1990 годы.
Отряд «Заповедник – 2016» отличало от двух предыдущих ряд обстоятельств. Первое, отряд работал в две смены. Второе обстоятельство связано с присоединением к отряду бойцов прошлогоднего отряда «Заповедник – 2015», приехавших на помощь сразу после защиты дипломов. Это ли не доказательства привлекательности отряда для молодежи!
Третьей особенностью стало обилие в отряде людей, практически не имеющих опыта полевой жизни. Положим, такие люди были в отряде всегда, но на этот раз полевым опытом обладали единицы. Отсюда недостатки в экипировке и, как следствие, значительный отсев людей в процессе работы.
Четвертой особенностью стало то, что отряд в этот раз выехал в значительной степени обеспеченный собственным оборудованием (прежде всего, палатками и спальными мешками), приобретенным за счет Губернаторской премии. Да и доставка отряда и последующий вывоз по окончании работы осуществлялся институтским транспортом.
И, наконец, пятая особенность. В этом году отряд ДОП ВГПУ выехал под красно-сине-зеленым флагом отрядов «Заповедник» 80-х годов. Данный флаг был сохранен и вручен ДОП ВГПУ ветераном ДОП ВГУ Андреем Ахрамеевым, за что выражаю ему отдельную глубокую благодарность и признательность. Такое признание ветеранами ДОП для нас весьма важно и, не скрою, действует вдохновляющее.
Комплектование отряда в этом году осуществлялось по принципу обучения бойцов в одной группе или на одном курсе, что далеко не всегда обеспечивает единства и сплоченности коллектива. Впрочем, даже в легендарных отрядах «Заповедник» 80-х годов случайный контингент встречался, увы, нередко, да и отношения внутри отряда были порой весьма далеки от идеальных.
Тем не менее, отряд «Заповедник – 2016» выполнил все поставленные перед ним задачи, ещё раз доказав свою живучесть, привлекательность для студенческой молодежи и свое воспитательное значение. После отсева части бойцов отряд сплотился, на мой взгляд, даже став примером для других аналогичных групп. Параллельно с отрядом «Заповедник - 2016» в одно время в Воронежском заповеднике работало ещё несколько волонтерских отрядов (включая международный отряд «Интеракция»), на фоне которых отряд «Заповедник» ДОП ВГПУ выделялся и работоспособностью, и уровнем организации быта, и уровнем отношений между членами отряда. Впрочем, о проблемах современных молодежных полевых выездов автор писал в предыдущей статье этого блога, так что сейчас не хочу повторяться.
Выводы по работе отряда:
1. Отряд «Заповедник» становится все более популярным среди студенческой молодежи и одновременно завоевывает все больший авторитет как среди руководства Воронежского заповедника, так и среди руководства вуза.
2. Недостатки в комплектовании и экипировке отряда с лихвой компенсируются изначальной идеей и целями, играющими решающую роль в организации и сплачивании коллектива. Многие из членов отряда, первоначально настроенные скептически, быстро заражались обшей идеей и общим делом и выполняли поставленные задачи, невзирая на жару и слепней, весьма многочисленных в этом году. Чего стоит одна идея вставать всем отрядов в пять утра, чтобы закончить часть работы до наступления изнуряющей жары! Впрочем, это явление наблюдается уже не первый год.

Практика - как много в этом звуке

В разгар лета, когда начинают петь кузнечики, расцветает пижма и в лесу то и дело слышно попискиванье птичьих выводков, для студентов биологов (а также экологов, географов, лесоводов, геологов и т.д.) наступает долгожданное время полевой практики.
Полевая практика – в этом словосочетании для студентов многих поколений заключался порой весь смысл обучения в вузе, практику ждали, ради неё иногда только и поступали на соответствующую специальность, к ней готовились, о ней, затаив дыхание, слушали рассказы студентов старших курсов.
Практика – это ночные костры, пение под гитару, походы в лес и на реку, и конечно, что греха таить, распитая (одна, другая, третья…) бутылочка деревенского самогона или дешевого портвейна «777». Но без всего этого студенты многих поколений просто не мыслили себе жизни и об этом вспоминали (и вспоминают) долгие годы.
Практика – это непередаваемое чувство единения и студенческого братства, когда «один за всех и все за одного», когда бывает трудно, но всегда весело. В общем, практика – это …. практика и никаких вопросов!
Автор этих строк и сам, будучи студентом, не раз бывал на полевых практиках и, став преподавателем, руководит сим действом вот уже семнадцать лет. Про летнюю студенческую практику написано уже много такими выдающимися коллегами автора как Владимир Бабенко и Сергей Полозов и, наверно, о ней ничего нового и не напишешь, если бы…
Если бы буквально в наше время (хотя подобные тенденции автор наблюдал ещё во второй половине 2000-х годов) в нашу жизнь не вошел интернет, социальные сети, айфоны и прочие «гаджеты». На страницах этого блога можно встретить описания практики, относящиеся к 2011 и 2012 годам.
Но уже позже от коллег, преподающих в других вузах, стали поступать жалобы на то, что студенты начинают избегать выездной практики, всеми правдами и неправдами стараясь остаться в городе. Даже на университетскую биостанцию, куда в мое время просто рвались и оставление в городе считалось наказанием, приезжают немногие студенты. Аналогичная тенденция проявилась и у нас. На практику стали ездить едва ли половина студентов биологических и географических специальностей, которым, казалось бы, сам Бог велел…
Отговорки на то, что, дескать, многие студенты работают, что времена сейчас, типа, трудные, на мой взгляд, не выдерживают серьезной практики. В начале 2000-х годов, не говоря уже о «лихих» 90-х, экономическая ситуация была куда как хуже, но студентов тогда это не останавливало. Студенты все равно продолжали ездить на полевые практики и удивлялись и негодовали, когда практика по каким-либо причинам проходила в городе.
А сейчас даже те, кто поехал на практику (не могу не отдать должного их мужеству), пользуются любой возможностью выйти в интернет и самым радостным возгласом, который можно сейчас услышать на практике, является «Связь пошла!», и студенты тут же, как загипнотизированные, хватаются за мобильные телефоны, планшеты и т.д. и т.п.
Похоже, виртуальная реальность уже прочно заслонила реальную, и её ценность в глазах молодежи выросла просто до уродливых размеров. Во время моей последней практики я наблюдал одну группу студентов почвоведов, приехавших на практику от другого вуза. Я ожидал, что они, приехав под вечер, приготовят ужин, потом разведут костер и под бренчание гитары «отметят» прибытие, но, наскоро налопавшись «бомжатины», студенты схватились за «гаджеты» (связь в тот вечер, на их беду, была хорошей). Да уж, подумалось мне, какая уж тут гитара, когда каждый слушает музыку индивидуально. Наверно, именно поэтому и погибает сейчас столь популярный и любимый в мое время жанр бардовской песни. Ведь для неё нужен костер, гитара и хоть немного романтизма… И о каком единстве группы и студенческом братстве может в такой ситуации идти речь?
На таком фоне не могу не похвалить тех студентов, которые все-таки предпочитают свежий воздух, природу, речку, жизнь в палатках и тяжелый труд многочасовому зависанию в «мировой паутине». А ведь таких тоже много. По крайней мере, пока…
Мне кажется, молодежь уже начинает понимать пагубность подобного времяпровождения. Во время вечерних «посиделок» у костра один из студентов 2 курса, когда речь зашла о всяких там «гаджетах», произнес: «А ведь у нас ещё нормальное детство было! С середины школы вся эта фигня началась!» Может быть, невольно подумалось, ситуацию ещё удастся переломить?
Здесь можно бросить упрек и некоторым коллегам, не проявляющим в нужный момент должной решительности. Ну не хотят студенты ехать на практику, ну и не надо. Нам же проще. Коллеги, если бы вы видели лица ребят, когда они благодарят своего «препода» за практику, одновременно признаваясь, что собирались уехать максимум на второй день, вы бы думали и действовали иначе.
В заключение добавлю, что автор пишет эти строки, только что вернувшись с полевой практики, когда в углу ещё стоит не разобранный рюкзак. Как говорится, выплеснул из себя то, что накопилось за последние годы.

Размышления ранним утром

Солнце наконец-то пробило пелену из туч, которые нагнал устойчивый, дующий уже третий день кряду, юго-западный ветер. Приятная утренняя прохлада почти моментально сменяется июньской духотой. Стремительно рассеивается утренний туман, поднимающийся с Дона. Резко замолкают птицы, прерывается лягушачий «хор». Кажется, всё живое старается переждать жаркое время в сладкой дремоте.
Из всего живого только моя соседка пожилая тётя Маша, не обращая внимания на наступившую жару, продолжает орудовать тяпкой на своем огороде, отчаянно пропалывая едва поднявшуюся картошку и уже достигшую полуметровой высоты кукурузу.
Тёте Маше уже далеко за семьдесят, пот льет с неё градом. Сделав с десяток взмахов тяпкой, она останавливается передохнуть. Вечером после такой работы у неё непременно будет болеть спина. От этих болей не спасет даже специально привезенная из Вьетнама и подаренная тёте Маше мазь «Кобротоксин». Да и какая тут мазь после таких напрягов?
И так будет продолжаться ровно столько времени, сколько будет жить тётя Маша. Наградой за её каторжный труд станут несколько ведер картошки размером с грецкий орех и несколько сотен початков кукурузы, которые пойдут на корм уткам.
А как же иначе? На вопрос, зачем она гробит свое здоровье, не получая за свой труд достойной награды в виде хорошего урожая, тётя Маша недоуменно ответит: «А зачем же тогда огород водить?»
И правда – зачем? Вот уже больше тридцати лет на этом огороде ничего не меняется. Картошка и кукуруза постоянно высаживается на одном месте, беспощадно истощая почву. Урожай снижается год от года. Кукуруза практически целиком поражена пузырчатой головней, а большую часть урожая картошки съедят колорадские жуки, медведки и «проволочник» (личинки жуков-щелкунов).
Но тётя Маша, равно как и другие наши соседки (все весьма почтенного возраста), не обращая внимания на жару, будут рыхлить, полоть, собирать колорадских жуков, а потом вечерами жаловаться на боли в спине и высокое давление. И так из года в год, невзирая на увещевания родственников и соседей!
На предложение засеять хоть на год огород многолетниками типа клевера, люцерны и эспарцета, дабы позволить хоть немного восстановиться плодородию почвы, тётя Маша и её соседки лишь недоуменно поднимают брови: «А как же тогда огород водить?»
Предложения хоть поменять местами выращиваемые культуры тоже не встречают понимания: «Они тут всегда росли! Будут дожди, будет урожай, а не будет дождей, никакой оборот не поможет!»
А по осени тётя Маша и другие наши соседки будут из последних сил собирать на огороде траву, сгребая её в большие кучи, а потом сжигая. При этом зола бессмысленно развеется осенними ветрами, не вернув почве ни грамма изъятых у неё питательных элементов. А как же иначе? «Осенью огород должен быть черным!» - твердят наши соседи.
В нашем хуторе уже много лет почти не осталось коров, соответственно, нет и навоза. Так что восстановить убывающее плодородие кормилицы земли нечем. Но упорно тётя Маша и её соседки будут сажать картошку и сеять кукурузу из года в год на одном и том же месте, вытягивая из почвы последние соки и тратя свои последние силы.
Ближе к полудню, когда солнце почти достигло своего зенита, тётя Маша наконец-то покидает огород, держа в руке свое верное орудие – тяпку. Она идет тяжело, но при этом не перестает переживать: «Ох, не дополола! Ох, вот ещё кусок остался! Ох, не заметила!»

Как мы готовили площадку для "Экограда"

Звонок по телефону был, как всегда, неожиданным. Сотрудники Департамента природных ресурсов и экологии просили помочь с подготовкой площадки для «Экограда». Для непосвященных – «Экоград» - название фестиваля, ежегодно проводимого в честь Международного Дня охраны окружающей среды. В нашей области он проводится в пятый раз. И на кого ж организаторам рассчитывать, как не на Дружину охрану природы, которая уже неоднократно доказывала свою работоспособность, мобильность и дисциплинированность, отзываясь на любую просьбу, связанную с экологическим волонтерством. В этот году фестиваль проводится на базе зоопарка, куда и направлены наши стопы.
Ночью прошел дождь, и после изнуряющей жары наступила приятная прохлада. В десять часов утра я встречаю первую партию волонтеров на автобусной остановке. Студенты прибыли раньше назначенного часа, но я все-таки направляю их в зоопарк, чтобы не терять драгоценного времени, а сам остаюсь дожидаться остальных. Впрочем, они тоже не заставляют себя ждать.
Мы прибываем в парк Авиастроителей, на территории которого располагается зоопарк. Воздух в парке приятно прохладен и свеж после недавнего дождя. Парк уже начинает заполняться людьми, в основном детьми, которых приводят сюда с утра целыми группами и классами. Наш визит в зоопарк совпал с Международным днем защиты детей. Одна из студенток – эффектная блондинка вдруг вспоминает, что сегодня ещё и Международный день блондинок и с удовольствием принимает наши шуточные поздравления и подначивания.
У входа в парк замечаю несколько деревьев алычи, сплошь оплетенные паутиной. Это – явная работа паутинных молей. На других деревьях встречается множество мелких зеленых гусениц листоверток, которые периодически падают вниз, явно специально выбирая для этого изящные девичьи головки и шеи. Впрочем, на них быстро перестают обращать внимание.
Выслушав инструктаж и получив инвентарь, мы приступаем к работе, которая вряд ли заслуживает подробного описания: нам нужно сгрести сухую прошлогоднюю листву, загрузить её в пластиковые мешки, которые отнести поближе к дороге для дальнейшей погрузки.
В молодых умелых руках работа спорится быстро. Первые мешки наполнены быстрее, чем за десять минут. Их пора уже тащить к дороге, а это – традиционная работа парней, которых у нас дефицит, и которые, как водится, запаздывают.
- Вон они! – радостно восклицает студентка Таня и тут же начинает оживленно махать рукой – Эй, экологи! Сюда! Мы здесь!
Однако «экологи» почему-то на нас не реагируют. Девушка продолжает кричать. Наконец, парни обращают на нас внимание. Тут я, подойдя поближе, замечаю, что перед нами никакие не студенты, а четыре красавца восточного облика. Они видят зовущую их девушку, делают движение в нашу сторону, но … тут замечают меня и довольно проворно ретируются. Я бросаю на Таню уничтожающий взгляд. В ответ лицо девушки приобретает выражение ангельской невинности. Позднее я видел этих четырех «джентльменов», шатающихся по парку и временами нескромно поглядывающих на девушек и молодых женщин.
С прибытием парней работа оживляется. Парни вносят свежую строю, загружая мешки на скорость. Рекорд заполнения мешка составил сорок секунд. Это и называется «стильно, молодежно, спортивно».
Разнообразие в работу внесли обнаруженные под слоем листвы несколько крупных личинок хрущей, а возле одного дерева летали сколии степные, крупные, похожие на ос, устрашающего вида насекомые, занесенные, кстати сказать, в Красную книгу. Но здесь они явно не были редкостью. Их добычу составляют как раз те самые личинки хрущей, в которых самки сколий откладывают свои яички. Таким образом, личинки служат для будущего поколения сколий своеобразными «живыми консервами.
Наша работа закончена за каких-то два часа, и в награду студентов приглашают бесплатно посетить зоопарк. Одна из студенток, большая любительница лошадей, даже успевает договориться о будущей волонтерской помощи с местной конюшней.
Закончив работу и погуляв по зоопарку, мы направляемся к выходу. Впереди нас ждет фестиваль «Экоград», на который Дружина охраны природы приглашена в качестве почетного гостя.

Визит в Голое Колено

Так называется обширный луг площадью 58 гектар, ограниченный с востока трассой М4, с юга – окраиной села Лосево. С остальных сторон луг охватывает река Битюг, в тех местах весьма причудливо извивающаяся. С северо-запада над лугом возвышается эффектная Антиповская гора, выделяющаяся на окружающем фоне своими сверкающими белизной меловыми склонами.
Ежегодно в конце мая мы проводим учет птиц на Голом Колене в рамках программы изучения птиц сельскохозяйственных угодий, проводимой Международным Союзом охраны птиц. Но этот год отличается своей спецификой.
Прошедшие, начиная с конца апреля, обильные дожди резко подняли уровень грунтовых вод уже после отступления весеннего половодья. Луг оказался залит слоем воды примерно сантиметров на десять. И такая картина была примерно на одной трети от всей площади памятника природы! Но разве натуралистов это остановит! Храбро разуваемся и вступаем в ещё не успевшую нагреться воду.
Первое, что нам бросилось в глаза в этом году, так это изменившаяся по сравнению с предыдущими учетами гамма красок. Солнечно-желтый цвет стал доминирующим! Его создают, прежде всего, два растения: погремок и лютик едкий, густота произрастания которых в этом году заметно выше, чем раньше. Добавляет желтизны не встречавшийся нам здесь раньше ирис водный. Среди желтого фона попадаются небольшие фиолетовые цветки нашей болотной орхидеи – ятрышника болотного, занесенного в Красную книгу.
Из птиц обращают на себя внимание желтые трясогузки и полевые жаворонки, чьи трели льются с неба непрерывно. Попадаются и луговые чеканы – мелкие птички, сидящие на кустиках конского щавля. Эти три вида – самые массовые обитатели Голого Колена!
Прямо на лугу мы встречаем несколько уток – крякв и чирков-трескунков. Обычно эти птицы попадались здесь лишь в состоянии пролета, а теперь облюбовали для своего пребывания залитые водой глубокие колеи на дороге.
В этом году чаще попадаются на лугу белые аисты. Их видели зараз сразу четырех, хотя обычно редко видишь больше двух. Вероятно, в таком залитом водой состоянии луг для этих великолепных птиц более привлекателен.
Несколько раз мы слышали «блеяние» бекасов. Эти небольшие кулики также в этом году встречаются здесь чаще, чем раньше. Для своего гнездования они, вероятно, выбрали небольшой кочкарник у восточной окраины луга.
Несколько раз нам попадались хищники – болотные и луговые луни. Эти «цари воздуха» (по определению нашего писателя – натуралиста Л.Л. Семаго), махая крыльями, словно в замедленной киносъемке, несколько раз пролетали мимо, держась меньше, чем в метре от земли.
Несколько раз до нашей ушей доносились чарующие звуки соловьиной песни. Эти «короли российских певцов» держатся преимущественно в ивовом кустарнике, что растет по окраинам луга.
Заметно больше стало летать над лугом золотистых щурок – этих удивительных птиц буквально тропической раскраски. Они гнездятся колонией в норах на склоне Антиповской горы.
В одном месте, где на лугу росло несколько куртин проникшего, очевидно, с ближайших лосевских огородов чертополоха, до наших ушей донеслось странное пение, чем-то похожее на негромкое бормотание. Опыт натуралистов позволил определить северную бормотушку – нередкую, но, пожалуй, одну из самых таинственных и неприметных птиц нашей области. Впрочем, бормотушка заслуживает отдельного очерка!
Когда учет уже был закончен, и мы покидали залитый водой луг, со стороны ближайшего леса появился огромный орлан-белохвост. Нам показалось, что могучая птица при виде нас слегка покачала крыльями. До свидания, Голое Колено! Удачи тебе и твоим обитателям! Успешного лета!

Конференция в промышленном колледже

Школьными научными конференциями в последние годы уже никого не удивишь. Они проводятся на самых разных уровнях, начиная от школ и учреждений дополнительного образования и далее на уровнях районов, областей и заканчивая федеральным.
На этот раз автору этих строк пришлось участвовать в качестве члена жюри во Всероссийской научно-практической конференции с длинным названием «Современное студенчество как творческий и профессиональный потенциал России». Участниками конференции были учащиеся различных техникумов, или, по-современному, промышленных колледжей. Конференция проходила при промышленно-педагогическом колледже (б. индустриальном техникуме).
Сразу хочется отметить высокий уровень организации конференции (я бывал на многих, так что могу сравнивать). Едва я переступил порог колледжа, как ко мне подошла симпатичная девушка с бейджиком организатора и любезно предложила проводить меня до раздевалки. Возле раздевалки меня «приняла» одна из преподавателей техникума, которая показала мне конференц-зал, потом аудиторию, где будет проходить заседание нашей секции, а потом предложила выпить кофе.
От кофе ваш покорный слуга отказался, сразу проследовав в конференц-зал. Я думал сесть незаметно куда-нибудь на задние ряды, но организатор конференции беспощадно выдернула меня из тихого уголка и посадила на всеобщее обозрение в президиум.
Открытие конференции началось с исполнения государственного гимна. Затем двое ведущих учащихся прочитали стихи о науке и прелестях познания, а также напомнили о том, что 2016 год является Годом Кино. Следом был прокручен ролик, посвященный истории кино с обильными вырезками из голливудских боевиков.
Теперь о самих докладах. Сразу скажу, что тенденции, прослеживаемые на других подобных конференциях, вполне проявились и здесь. Речь, прежде всего, идет о выполнении так называемых социальных проектов. Приведу несколько примеров таких докладов: «Состояние зеленых насаждений Воронежа», «Проблема наркомании», «Загрязнения, поступающие от автомобильной трассы М4», «А если пожар!», «Ешьте хлеб и худейте!», «Здоровье молодежи и спорт» и т.д. Основным методическим приемом является проведение социальных опросов по той или иной проблеме. Все это несколько нивелирует общий уровень докладов, делая их похожими друг на друга.
Из докладов упомяну посвященный влиянию музыки на живые организмы. Автор изучил воздействие классической и рок-музыки на луковицы, своего кота и свою студенческую группу. Было отмечено благотворное воздействие произведений Моцарта на психику кота, рост побегов луковицы и работоспособность студенческой группы, которая даже контрольную писала лучше под классику, чем без неё. А уж реп или рок вообще делал группу неуправляемой (как, впрочем, и кота).
Отличились девушки из одного из воронежских промышленных колледжей, рассказавшие о методике … приготовления красной икры в домашних условиях на основе моркови, свеклы и маргарина. При этом девушки, нимало не смущаясь, уверяли, что по вкусу такая икра почти не отличается от настоящей.
Запомнился также доклад учащейся Павловского педагогического училища, посвященный вторичному использованию резиновых шин и пластиковых бутылок. Данные доклад запомнился даже не сам по себе, а своим автором, на редкость шустрой и сообразительной девицей, легко парировавшей самые каверзные вопросы, задаваемые ей (не могу не отметить активность аудитории по части вопросов своим сверстникам). Смелость, как говорится, города берет! Советую этот постулат взять на вооружение как будущим участникам подобных конференций, так и их руководителям.
Когда заседание нашей секции закончилось, на улице уже вовсю шел теплый весенний дождь. На клумбе возле Памятника Славы распустились первые тюльпаны. Запахнув полы своей старенькой куртки, я поплелся к автобусной остановке. Впереди меня ждали ещё свои занятия в институте, а также дипломники, уже несколько раз звонившие.

Рейд на Благовещенье - 2016

О проблеме отлова и гибели птиц на Благовещенье я уже писал на страницах блога. Осталось перейти от слов к делу. 7 апреля с самого утра дружинники направляются патрулировать различные храмы города. Накануне член фонда «Право на жизнь» Анита Придоткайте провела инструктаж с участниками рейда: в конфликты не вступать, подсчитать количество клеток с птицами разных видов, записать номера машин, по возможности сделать фотографии.
Первые сообщения начинают поступать в социальных сетях ещё до 10.00 утра. Далее передаю слово студентам. Каждое сообщение снабжено фотографиями и короткими видеороликами.
9.48. Благовещенский собор. Продают щеглов, зеленух, голубей, зябликов.
10.09. Советская площадь. Продают чижей, щеглов, голубей: белых и дрюклов.
11.00. Возле Благовещенского собора продавцов нет. Патрулирует полиция.
11.20. У Благовещенского храма 16 клеток, примерно штук 50 птиц, 4 продавца, а на Советской площади очень много, самих продавцов было человек 30, а уж если про птиц, то очень много.
11.45. Храм Всех Святых. Возле самого храма никого нет, но, Боже мой, что творится вокруг храма за оградой!!! Птиц около 70 – 80. В основном чижи, но немало снегирей. При мне купили двух за 300 руб. Когда продавец сдачу отсчитывал, я только крупные купюры у него и видела! Продают даже грачей за 1000 руб.!!! Здесь огромные деньги крутятся!
11.46 Советская площадь. Продают скворцов (1000р) и снегирей.
Во второй половине дня (у нас в этом году занятия во вторую смену) студенты появляются в институте. Выражения на их лицах отражают крайнюю степень возбуждения и возмущения. Немного даю им поостыть, после чего получаю дополнительную информацию.
- Там тысячи птиц!!! Многие уже чуть живые!!! А сколько их ещё спрятано в машинах!
- Продавцы, кстати, реагировали на нас довольно спокойно и даже не мешали фотографировать!!!
- Полиция и батюшки возле Благовещенского храма продавцов разогнали, но в других местах мы никого не видели!!!
- Мы с одним продавцом голубей поспорили! Он уверял, что голубь обратно в нему не вернется и останется жить у нас. Так мы и поверили!
- Мы не удержались и нескольких птиц все же купили! Все выручили их! – смущаясь, говорит одна студентка. Ну, как не понять юное девичье сердце, наполненное состраданием к несчастным пернатым.
- А мы продавца отвлекли, а потом клетки у него открыли и птиц выпустили! – похваляется одна шустрая студентка. – А сами быстро слиняли!
Да, вот так, безо всяких указаний и наставлений студентки чисто автоматически перешли к экотажу! Похоже, нервы молодежи при виде такого страшного зрелища не выдержали! То ли, чувствую, ещё будет! Думаю, Владимир Борейко был бы нами доволен.
Кстати, последние два года полиция отказывается проводить подобные рейды. Типа, незаконная торговля теперь не их прерогатива! А инспектора Департамента природных ресурсов и так заняты. Результатом нашего рейда станет письмо в прокуратуру, которое мы составим на основе наших наблюдений и записанных номеров машин. Так что властям стоит обратить внимание на данную проблему, пока за её решение не принялись представители возмущенного народа!

Весна - 2016

И вот он наступил – долгожданный студенческий праздник «Весна – 2016». В этом году ЕГФ открыл этот парад молодости, жизнелюбия, искрометности, злободневности и гражданственности. Но обо всем по порядку!
Ещё на подходе к актовому залу встречаю своих студенток, разодетых, что называется, в пух и прах. Не удерживаюсь, чтобы не сделать несколько кадров. Все платья одинакового красного цвета! Интересно, их специально к концерту приобретали или подбирали в тон одно к другому из уже имеющегося гардероба?
Сразу настораживает убранство зала! На сцене стоят накрытые столы, а задник украшен аршинными буквами «Совет да любовь». Не нужно было особых аналитических заключений, чтобы понять, что готовящееся действо будет посвящено свадьбе и всему, что с ней связано. Что ж, тема для молодежи актуальная! Параллельно замечаю, что накрыты тарелками с бутербродами и столы жюри. Что ж, оригинальность такого подхода я оценил!
Пока я осматриваю зал, подходит начало концерта. Гремит гимн студенческой «Весны», затем гаснет свет и на экране появляется лицо нашего культорга Егора. Затем включается собственно видеоролик.
Показанный сюжет чем-то напомнил мне комедии с участием Макса Линдера. Жених в день свадьбы просыпается в грязной комнате, где видны следы недавней попойки, с хорошего похмела. К нему заходят его родители, неся в руках свадебный костюм. Парень недоуменно смотрит на них, на ходу что-то припоминая. Жениха приводят в порядок, одевают в костюм. На улице его родители с энтузиазмом влазят в свадебный автомобиль, … оставляя жениха на улице. В итоге до дома своей нареченной ему приходится добираться пешком под дождем.
В доме невесты разыгрывается похожая сцена. Не могу не отдать должного актерскому мастерству участников, но до классики комедийного жанра сюжет явно не дотягивал. Уж не знаю, смотрели ли авторы сюжета фильмы с Максом Линдером или читали ли произведения А. Чехова на эту тему? Хотелось бы верить, что да… В общем, случилось то, что и должно было случиться в тех случаях, когда на уровне студенческой самодеятельности пытаются разыгрывать то, что под силу лишь профессиональному театру. Вроде все было: сварливая свекровь, её затюканный муж, глуповатая теща, неверная невеста, отвергнутый бывший поклонник, но… Так и хотелось крикнуть, как Станиславскому: «Не верю!»
Когда видеоролик завершился, персонажи стали поочередно появляться на сцене. После представления гостей прозвучала песня (не помню какая!), и наступил черед вручения подарков. Надо сказать, что само начало свадьбы было спародировано довольно удачно. Культорг лично взял на себя роль тамады, но, на мой взгляд, Керим (конферансье на «Золотой осени первокурсника) с его неподражаемым кавказским юмором смотрелся бы в этой роли эффектней.
И так, теперь о вручении подарков. В этой сценке участники не могли не воспользоваться случаем пошпынять культоргов других факультетов. Ей-Богу, меня это покоробило! Ребята, ну стоит ли межличностные разборки выносить на всеобщее обозрение!?
Вторая ошибка была связана с переносом действия в зрительный зал. В этом случае оно не было видно, как минимум, половине зала, да и затянуто действие было до невозможного. Концерт, как говорят, просел.
Затем наступил черед стихов. Тут не могу не восхититься! Блистательная Марина прочитала весьма остроумные стихи, выложив, так сказать, всю подноготную невесты. Стихи сопровождались вполне адекватной реакцией других участников сцены. Здесь я не могу не отметить хорошей срепетированности и практически стопроцентного взаимодействия всех участников концерта. Здесь – несомненная заслуга культорга!
Затем последовало похищение невесты, в поисках которой приняли участие экстрасенс и сыщик. И опять не упустили случая, чтобы «подцепить» культоргов других факультетов. Ребята, ну сколько же можно??!!
Последовавший танец молодых произвел хорошее впечатление. Чувствовался, что ставился он без помощи профессиональных балетмейстеров (эта практика сейчас распространена в ряде других вузов), но недостаток техники вполне компенсировался искренностью и какой-то непередаваемой свежестью. Чувствовалось, что танцуют, как говорится, с душой!
Затем последовали частушки. Вот тут – полный восторг! Здесь было все: от проблем студенческого общежития до мировой политики. Затронули и допинговый скандал российских лагкоатлетов и выступления наших биатлонистов, да и много чего ещё! Пожалуй, это был самый запоминающийся номер из всех показанных на этом концерте!
Последующая сценка также запомнилась. В остроумной манере были обыграны все возможные проблемы молодой семьи. Осталось непонятным, почему все роли (даже женские) исполняли парни?! Неужели девушки бы с ними не справились?
Следующим номером была весьма эффектно обыграна драка (ну, какая на Руси свадьба без драки?). Колориту добавила очаровательная Софья, проходившая несколько раз по первому плану с табличками «Раунд 1», «Раунд 2» и т.д. Хотелось вновь воскликнуть, как Станиславскому: «Верю!»
Окончание концерта снова было неожиданным. Член актива воспользовался обстановкой, чтобы сделать официальное предложение своей любимой девушке. Так что из виртуальной семьи на сцене зародилась семья реальная! Кстати, такие случаи мне известны и на концертах в других вузах, в том числе во время моей молодости.
Но … это было ещё не окончание. Культорг торжественно объявил, что концерт не заканчивается, а только переносится в коридор, куда он и просит проследовать всех зрителей, начиная с первых рядов. В коридоре напротив входа в актовый зал действительно стояли накрытые столы. Зрители сразу набросились на угощение! Я сделал несколько кадров и поплелся к выходу.
Общие выводы по концерту:
1) Концерт ЕГФ прошел с подобающей молодежному капустнику живостью, искрометностью, демократичностью и злободневностью и был исполнен, что называется, на одном дыхании. Тематика также была выбрана соответствующая! Имели место технические огрехи, но это – дело поправимое!
2) Не могу с удовольствием не отметить, что первокурсников среди участников концерта было больше половины. Значит, у традиционных студенческих капустников есть будущее!
3) И ещё одну особенность этого концерта не могу не отметить: большую часть времени на сцене находились ВСЕ участники и при этом они действовали четко и слаженно. Видно, что на сцене был не просто набор актеров, а коллектив, состоящий из хорошо понимающих друг друга людей. За это несомненно стоит выразить ещё один респект режиссеру.

Благовещенье без жертв - 2016

Погода в апреле часто шокирует своей непредсказуемостью. Вчера грело солнце, летали пчелы и бабочки, из городских парков доносились песни певчих дроздов и глуховатое воркование лесных голубей вяхирей, а вечером над городом прогремела первая в этом году гроза! А сегодня на Центральное Черноземье обрушился невесть как забредший сюда североатлантический циклон. Резко упало атмосферное давление, небо окрасилось в неприветливые серо-свинцовые оттенки, и повалил самый настоящий снег!
Но когда погода останавливала дружинников, этих отважных защитников природы! Ровно в полдень в самом центре города возле памятника И.С. Никитину собирается десятка два молодых людей (в основном, девушек). Наступает время ежегодно проводимой акции «Благовещенье – без жертв!», в которой Дружина охраны природы Воронежского педагогического университета неизменно принимает активное участие.
Коротко о сути проблемы! Ежегодно перед праздником «Благовещенье» в области птицеловами отлавливаются тысячи птиц, которых затем продают посетителям храмов во время праздника. Почему-то выпустить птицу из клетки в этот день считается хорошей традицией. И не задумываются некоторые доброхоты, что, просидев несколько дней в тесной клетке без пиши и воды, птица, можно сказать, обречена. Примерно 70 % отловленных птиц гибнут в первые же сутки после выпуска.
К чести православной церкви следует сказать, что она также выступает против отлова на Благовещенье лесных птиц, а для поддержания традиции предлагает использовать домашних голубей. От этого и выгода двойная: и природе никакого ущерба, и хозяину двойная прибыль. Проданный и выпущенный голубь благополучно возвращается к себе в голубятню, и его можно продавать хоть несколько раз.
Несмотря на непогоду, настроение у дружинниц явно повышенное. То и дело слышен смех, сыплются шутки. Большинство из участников акции в этом году принимает в ней участие впервые. После короткого инструктажа, проведенного в небольшом кафе возле кинотеатра «Пролетарий», дружинники одевают традиционные трехцветные повязки, затем разбирают листовки и расходятся по разным улицам, лучами расходящимся от памятника великому русскому поэту.
Раздача листовок идет быстро. Особое внимание уделяется пожилым людям и прохожим с детьми. Именно этот контингент, по наблюдениям предыдущих лет, является самым распространенным покупателем птиц на Благовещенье.
Подавляющее большинство прохожих охотно берет листовки. Многие выказывают явное знакомство с проблемой. Одна пожилая женщина рассказала нам, что сама после Благовещенья собирает и выкармливает таких жертв традиций. О таком же опыте спасения несчастных птиц рассказала нам одна молодая пара. Некоторые прохожие просят дать им несколько листовок, чтобы раздать знакомым или самим расклеить возле храмов. В прошлые годы таких добровольных помощников нам что-то не встречалось. Похоже, эта проблема затронула души многих жителей нашего города!
Проходит чуть более получаса, как дружинники все так же оживленно гомоня, возвращаются в кафе. Непогода, промокшие одежда и обувь не могут испортить настроения! Все с энтузиазмом делятся впечатлениями от своего первого участия в природоохранной акции.
Под занавес нашего мероприятия решаем сфотографироваться всей нашей дружной кампанией на память на фоне памятника Никитину. Тем временем снег не прекращается и продолжает, кажется, идти ещё сильнее.
Когда мы расходились от памятника (кто домой, кто по каким-то другим делам, кто пошел ещё выпить чашечку кофе) нам показалось, что Иван Саввич (а он многое повидал со своего постамента за сто с лишним лет) взглянул нам вслед с одобрением.

Заповедное эхо - 2016

Под таким названием ежегодно весной проводится научная конференция школьников, посвященная различным природоведческим вопросам. Конференцию проводит Павловская станция юных натуралистов, и на неё съезжаются школьники со всего района. Автор этих строк регулярно приглашается на эту конференцию в качестве почетного гостя и члена жюри.
Вот и на этот раз хмурое мартовское утро застает автора на улицах старинного русского купеческого городка. Каждый раз я прохожу по этим улицам с известным волнением. Вот гимназия, где училась моя прабабка, вот здание с магазином, где служил приказчиком мой прапрадед.
А вот и память о делах совсем недавно минувших лет. Вот Петровский парк, где мы закладывали пробную площадь для изучения санитарного состояния древостоя, а вот начальная школа, где мы жили со студентами экологами на практике в 2007 и 2008 годах. Да, много воды в Дону утекло с того времени!
Начинает накрапывать дождь, когда я подхожу к старинному зданию станции юных натуралистов. Здание располагается в великолепном месте на набережной на высоком берегу Дона. Из окон станции открывается великолепный вид на долину Дона.
Само здание также имеет солидную историю. Оно было построено более ста лет назад как купеческий дом (до сих в отдельных комнатах сохранились следы каминов). Затем в здании поочередно располагались: районное ОГПУ – НКВД, детский сад и вот теперь станция юных натуралистов.
Теперь о самой конференции. Сначала об организации. Главным организатором конференции стала бывшая дипломница автора, в прошлом активистка Дружины охраны природы, а ныне основатель и куратор Экодружины, методист Павловской станции юных натуралистов Кристина Зайцева. Не могу не отметить отменные организаторские и педагогические способности моей ученицы, кстати, заметно выросшие за миновавшие с осенней конференции полгода. Да и внешне Кристина преобразилась!!! Педагогическая работа ей явно по душе! В общем, Кристина, так держать!!
Теперь о докладах. Уровень школьных докладов явно вырос за пятнадцать лет. По крайней мере, учителя уже более четко понимают, что от них и от их питомцев требуется! Уже не встретишь на подобных конференциях песен и танцев! А вот стихи ещё попадаются!
Представленные работы я бы разделил на две категории. В первую очередь, это научные работы с четкой экспериментальной частью, статистикой и выводами (часто весьма смелыми, но не всегда обоснованными). Уровень их вырос за последние годы, но не могу не обратить внимания на одно обстоятельство. Критерии оценки работ заставляют нас в первую очередь оценивать именно ДОКЛАД. А вот тут возможны, так сказать, нюансы. Ведь именно доклад является, что называется, лицом работы. Именно по нему судят о работе! К сожалению, не всегда форма соответствует содержанию, но ясно одно: руководитель должен обратить особое внимание на доклад! Именно (уж такова жизнь) хороший доклад почти всегда «вытягивает» даже слабую работу, а слабый доклад нередко губит хорошую.
Во вторую категорию я бы отнес опытнические работы и социально значимые проекты. Их бы я вынес в отдельные секции и оценивал бы по совсем другим критериям! Здесь нужен особый подход, чтобы оценить усилия авторов докладов по выращиванию овощей или организаторов акций по раздельному сбору мусора или проведению агитации против сбора первоцветов.
За три часа мы прослушали восемнадцать докладов. Надо сказать, что в основной массе докладчики укладывались в регламент, некоторым приходилось напоминать о том, что время на исходе.
Уже смеркалось, когда автобус, увозивший меня в областной центр, пересек мост через реку Осередь. Я не удержался и повернул голову в сторону быстро удаляющихся силуэтов Павловска. В лучах заходящего солнца сверкал купол Казанской церкви, за которым проглядывал купол здания педагогического (бывшего реального) училища.

Операция "Первоцвет - 2016"

После необычного для начала марта тепла, как водится, наступили заморозки. Но весну уже не остановить! Ранним утром с балкона слышны трели пролетающих жаворонков, из парка доносится песня зяблика, а в лесопарках на окраине Воронежа массово полезли из земли подснежники (уж будем так их называть).
Раз наступила весна, то Дружине охраны природы пора выбираться в окрестные парки и лесопарки (впрочем, мы их и в течение зимы своим вниманием не оставляли) и проводить уже ставшую традиционной операцию «Первоцвет».
И вот ранним мартовским утром (на месяц раньше обычного срока!) студенты экологи собираются на остановке возле лесопарка Института лесной генетики. На левой руке – трехцветная ДОПовская повязка, на груди – такого же цвета значок, в руках – листовки с призывами не собирать и не покупать на рынках весенних первоцветов.
Вместе со студентами подходят и выпускники нашей ДОП, а ныне сотрудники Центра экологической политики, Росприроднадзора и Департамента природных ресурсов Правительства области. Им предстоит участвовать в этой операции уже как профессионалам.
Распределяем между собой листовки. Часть участников операции направляется в лес, часть остается раздавать листовки возле остановок и в прилегающих к лесопарку жилых кварталах.
Возле здания Института лесной генетики видим несколько стоящих автомобилей. Несколько листовок прикрепляем к лобовому стеклу при помощи дворников и направляемся дальше.
В лесу мы начинаем при помощи скотча прикреплять листовки к бетонным столбам и к деревьям с гладкой корой. Несколько растущих возле дороги лип и ясеней вполне подходят для этого. Дело идет быстро, солнечная погода поднимает настроение, отовсюду слышатся шутки и смех. Решаем по дороге заглянуть в контору лесопарка. Правда, ворота туда почему-то закрыты. Но когда дружинников останавливали закрытые ворота? С непередаваемой легкостью и даже грациозностью девушки ловко перемахивают через пустяковое препятствие. В конторе нас радушно приветствуют сотрудники лесопарка – наши давние знакомые и соратники по акциям по посадке леса и по операции «Елочка». Оставляем им часть листовок и продолжаем свое дело.
Тем временем, другая часть нашего отряда раздает листовки на остановках. Не все люди соглашаются брать листовки, некоторые испуганно сторонятся, опасливо поглядывая на повязки на рукавах дружинниц. Что уж им нам мерещится – нацистская символика или эмблемы тоталитарных сект, остается лишь предполагать.
Тем не менее, большинство прохожих берут листовки охотно, некоторые даже просят дать им ещё, чтобы раздать по соседям в подъезде или коллегам на работе. И ещё было замечено одно обстоятельство – взявший листовку НИ РАЗУ не выбросил её в ближайшую урну! Внимательно посмотрев содержание, люди обычно бережно прятали её в сумку. Одна девушка, взявшая листовку с явным выражением сомнения на лице, посмотрев её, воскликнула: «Я думала это – реклама!», после чего бережно спрятала листовку в свой ридикюль.
Время летит быстро. Через час у нас кончаются и скотч, и листовки. Дружинницы периодически звонят своим подругам, чересчур увлекшимся и оказавшимся вне поля зрения. Все-таки связь лучше не терять, мало ли что!
Наконец, мы вновь собираемся на остановке. Листовок уже не осталось. Лица дружинниц разрумянились на свежем воздухе и дышат молодостью, здоровьем и довольством жизнью. Все-таки, чтобы там кто ни говорил, а несколько десятков подснежников мы сегодня спасли!

Танцы с волками (продолжение)

Прошло две недели после нашего последнего визита в ставший уже давно родным Воронежский биосферный заповедник, и вновь заповедницкий «Соболь» мчит нас по просторам Центрального Черноземья. За две недели в природе произошли весьма значительные изменения. В этот раз нас едет больше обычного, так как к обычному нашему составу присоединились несколько выпускников нашей Дружины, решившие, т.с., "тряхнуть стариной". Ярко светит солнце, уже в девять утра прогревая воздух до десяти градусов. Снега уже нет, очистилось ото льда Воронежское водохранилище. На вершинах тополей, растущих в придорожных лесополосах, маячат, словно часовые, недавно вернувшиеся со своих зимовок в Южной Европе, канюки, высматривающие добычу. На реке Усманке вода поднялась, изрядно затопив пойму и боровские пляжи. Через раскрытое окно (в салоне довольно жарко) то и дело доносятся трели жаворонков.
Когда мы выходим из микроавтобуса возле здания экологического отдела заповедника, температура воздуха достигает уже пятнадцати градусов (если верить электронному термометру на главном здании). В лесу тоже произошли заметные изменения. На почве массово появились подснежники, на южном склоне замечаем цветущие гусиный лук и мать-и-мачеху. Уже вовсю летают пчелы, мохнатые мухи-жужжала и бабочки крапивницы. С деревьев доносятся песни зябликов и зеленушек, а над лесом один за другим проносятся в северном направлении жаворонки, оглашая окрестности звонкими трелями.
Задача нам предстоит прежняя – продолжить расчистку территории под вольеры для волков. Порубленный подлесок нам надлежит погрузить в тракторную тележку. Только на первый взгляд кажется, что эта работа не требует, как бы это помягче сказать, приложения мозгов. Но если забрасывать сучья в телегу как попало, то среди них образуются пустоты, остается немало свободного места, и трактор придется гонять чаще. Поэтому двое самых опытных волонтеров забираются в телегу, дабы плотно укладывать сучья обязательно комлями вперед. При этом сначала заполняем правую половину телеги, а потом левую. Самые тяжелые и массивные сучья частично складываем в самый низ, а частично оставляем напоследок, чтобы привалить нагруженную кучу сверху, сделав её более компактной. Работая таким макаром, до обеда успеваем загрузить три телеги.
После простого, но сытного (бомж – пакеты с лапшой, бутерброды с колбасой и чай с печеньем) обеда продолжаем работу, когда к нам присоединяются сотрудники лесного отдела. Лесники – народ суровый, в ход идут бензопилы и дисковые сучкорезки. Пока они работают, нам категорически запрещают даже входить в лес. За короткий срок практически вся территория, отведенная под вольеры (около половины гектара), оказывается очищенной от подлеска. Затем мы дружными усилиями загружаем ещё три машины. Одновременно часть волонтеров очищает от снеголома территорию парка.
Прошедшая зима, несмотря на свою относительную мягкость и малоснежность, преподнесла немало неприятных сюрпризов. Дважды снегопады сопровождались ураганами и налипанием мокрого снега. Результат - множество поломанных сосновых веток, которые нам и пришлось убирать. Ну да ладно, ради этого, как говорится, и ехали!
В пять часов вечера работа заканчивается. Мы коротаем время за чаем, когда сотрудники заповедника обращаются к нам с ещё одной просьбой. На завтрашний день в заповеднике намечено празднование масленицы, и нас просят … надуть с сотню разноцветных воздушных шариков. Это задание студенты охотно выполняют, и через полчаса на сцене актового зала прыгают и взлетают не меньше сотни этих предметов, назначение которых – доставить радость больным детям (завтрашний праздник устраивают для расположенного в поселке Краснолесный детского туберкулезного санатория).
Возвращаемся в город мы уже в темноте. Впереди у нас – суббота, но … отдыхать не придется. И у автора этих строк, и у студентов завтра занятия с девяти утра! Теплым вечером расстаемся возле главного корпуса педагогического университета и быстро расходимся по домам
Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 11 | След.




© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media