Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз



BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


 



Предновогодний репортаж

Предновогодний репортаж

Подходит столь долгожданный для многих новогодний праздник. Большинство наших граждан в это время предается приятным хлопотам: покупает продукты к праздничному столу, готовит приятные новогодние подарки, ставит и украшает новогодние елки… Стоп! Вот о елках и пойдет речь в этой статье!!!
Предновогодняя пора оборачивается для сотрудников лесопаркового участка Института лесной генетики проблемами, мало похожими на те, которыми озабочено большинство нашего населения. Но обо всем по порядку…
На территории лесопарка собрана одна из богатейших в наших краях коллекций хвойных деревьев. Тут можно встретить различные сосны и ели, можжевельники, туи, пихты, лжетсуги, кипарисовики. География происхождения экземпляров самая обширная: Альпы и Гималаи, Маньчжурия и Канада, Скандинавия и Дальний Восток. И вот эта то коллекция и является главным источником проблем для сотрудников лесопарка.
- Редкий год обходится без потерь – жалуется начальник лесопаркового участка Геннадий Сидоров. – В прошлом году мы потеряли шесть туй и одну желтую сосну. В этом уже у одной канадской ели прямо на главной аллее лесопарка отломали вершину. Здесь надо все забором обнести – невесело усмехается Геннадий – и к каждому дереву вооруженную охрану приставить. Народ то у нас не разбирается, где туя, где кипарисовик, где лжетсуга. Им все одно – «елочка».
Сил сотрудников лесопарка явно не хватает для контроля над довольно обширной территорией. Но на помощь приходят добровольные помощники. Они распределили между собой дежурства и дней за двадцать до Нового Года приступили к охране «елочек». Среди добровольных помощников можно встретить людей всех возрастов и профессий: студентов и отставных военных, предпринимателей и научных сотрудников, инженеров и преподавателей воронежских вузов. Всех их объединяет одно: желание защитить ценнейшую коллекцию от двуногих варваров.
В этом году автору этих строк также захотелось испытать себя в качестве волонтера и внести посильный вклад в дело помощи лесопарку и охраны ценной коллекции.
Итак, моё дежурство начинается в 8.00. В 7.45 прибываю в лесопарк, таща с собой рюкзак со спальным мешком и наплечную сумку, куда спрятана нехитрая снедь, фотоаппарат и бинокль. Геннадий Сидоров уже встречает меня.
В 8.15 мы с Геннадием и лесником лесопаркового участка Павлом Аникеевым, вооруженные бензопилой, отправляется в самый отдаленный участок леса. Необходимо собрать дрова для костров. Ведь волонтерам приходится проводить по многу часов в лесу на морозе.
8.35. Мы приступаем к заготовке дров. Павел распиливает валежины бензопилой, а мы с Геннадием таскаем бревна к месту предполагаемого костра. Вскоре их набирается порядочная кучка. «На сутки хватит!» - резюмирует Геннадий.
9.15. Отправляемся в первый обход. Наш путь лежит по периметру лесопарка. По дороге Геннадий увлеченно рассказывает о своем «хозяйстве»: «Вот ель сербская. Обрати внимание на как бы поникшие ветви. Это характерно для горных видов хвойных. Ведь в горах часты налипания мокрого снега, вот ветви и приобретают способность расти наклонно вниз». Проходим несколько сотен метров и опять: «А вот пихта белая. Её родина – горы Европы». Через некоторое время лицо Геннадия мрачнеет: «Это – наша первая потеря в этом году.» Мы подходим к маленькой елочке, вершина которой зияет белым изломом. Какой-то недоумок (назвать его человеком язык не поворачивается) даже не потрудился взять с собой пилу или секатор, а просто выломал вершину. И при этом, похоже, изрядно попотел… Бедная канадская елочка, укутанная снегом, словно бы пытается спрятать свой позор.
10.00. Мы прибываем к одному из костров. Здесь мне надлежит сменить другого волонтера. На время мы прощаемся с Геннадием, и я остаюсь наедине с лесом. Моя задача – поддерживать костер и вести наблюдения за расположенными поблизости «объектами» - белыми пихтами, посадками лжетсуги Мензиса – североамериканского вида, надежно «прописавшегося» на улицах Воронежа и группой сибирских сосен, или кедров. Да, да, «царь тайги» растет прямо на окраине Воронежа и, похоже, совсем неплохо себя чувствует.
Быть один на один с лесом – непередаваемые ощущения! Горожанину редко когда перепадает такая удача. Мне невольно вспомнились наши детские игры в индейцев. И захотелось снова стать мальчишкой и вообразить себя Чинчганчгуком, охотящимся на бизонов где-то в лесах Пенсильвании. Попробовал вообразить… но не получилось! Видать, годы берут своё.
Но кругом и так немало интересного. Вот поползень с деловитым видом обшаривает ствол растущей рядом липы. Его сопровождает стайка синиц и пухляков – маленьких светло-серых синичек с темной «шапочкой» на голове. Чуть в стороне слышен крик среднего пестрого дятла. Внезапно над вершинами деревьев с криками «ти-тии» проносится стайка мелких контрастно окрашенных птичек с длинными хвостами. Узнаю ополовников, или длиннохвостых синиц – одних из самых искусных наших гнездостроителей.
Однако надо не забывать и о своих основных обязанностях. Сегодня выходной, и лес постепенно наполняется народом. По проходящей мимо аллее снуют в обе стороны лыжники, бегают трусцой ревнители здоровья, чинно гуляют пожилые пары. К костру подходит молодая мамаша с пятилетним ребенком. «Разрешите моему Ванечке возле вашего костра посидеть» - почти умоляет она. Разрешаю, конечно, но намекаю пацану: «А неплохо бы и мелких веточек немного принести». «Мама принесет!» - заявляет бутуз, поудобнее устраиваясь на широком пеньке.
Делаю несколько обходов вверенных мне «объектов». Но пока всё спокойно. Многие гуляющие, угадав во мне волонтера, здороваются, желают удачи, благодарят за нашу работу. Причем не только пожилые, но и молодежь. В некоторых из них чутьем педагога угадываю потенциальных будущих волонтеров.
В 12.00 приходит моя смена, и я получаю возможность немного передохнуть. Отправляюсь на нашу базу. Туда идти около десяти минут. Там меня ждет нехитрый (правда, горячий!) обед и кружка чая.
12.35. Отправляемся в новый обход. Маршрут прежний. Идем вдоль тропы, тщательно следя, нет ли заходов в глубину кварталов. В одном месте обнаруживаем. Слегка напрягшись, следуем по следам. Навстречу нам попадается симпатичная девушка, волокущая на поводке упирающегося щенка – далматинца. «Извините, я  щенка искала!» - с ходу говорит девушка. Видно, что многие жители близлежащих домов хорошо знакомы с работой волонтерского отряда и всячески сочувствуют ему. Многие из них стараются поддерживать костры и сообщать о сомнительных личностях, заподозренных в желании заполучить бесплатную «елочку».
14.00. Снова моя очередь дежурить у костра. Тем временем солнце прячется, а с юга начинает задувать довольно ощутимый ветерок. Все говорит о грядущем потеплении. С удивлением обнаруживаю паука, ползущего прямо по снегу. Лес постепенно пустеет. Грядущее ненастье, похоже, отпугнуло других любителей лесных прогулок.
16.00. Моя смена окончилась. Я снова получаю возможность согреться и попить горячего чая. Но расслабляться особенно не приходится! Скоро мне снова идти в обход.
16.30. Новый обход. По приходе домой, я рассчитал, что за сутки прошел не менее двадцати километров только во время обходов, не считая того, сколько «нарезал» по кругам, дежуря у костра. Постепенно темнеет. Со стороны ближайших кварталов доносится карканье собирающихся на ночевку ворон.
18.00. Снова дежурю у костра. Уже совсем стемнело. Сырые дрова горят плохо, и дым неприятно щиплет глаза. Начинается снег.
20.00. Смена. Короткий отдых.
20.30. Обход. Снег залепляет очки, да и на земле его заметно прибавилось. Так что идти становится трудно. Замечаем согнувшиеся под тяжестью налипшего снега кипарисовики, лжетсуги и туи. Пытаемся стряхивать снег, но без особого успеха. Параллельно закрепляем при помощи степлера аншлаги следующего содержания «Внимание! Научные посадки! Порубка карается штрафами до 5000 рублей!»
22.00. Один в ночном лесу. Как же резко порой меняется человек! Днем я – настоящий современный индивид, дитя компьютерного века, полноценный член общества, ведущий себя уверенно и порой бесцеремонно. В ночном лесу я – словно тень своих предков: жмусь к костру, стараюсь не отводить взгляда от чащи, откуда как будто в любой момент может грозить опасность. Но предаваться страху некогда! Пересиливая себя, тащусь на свои «объекты». На краю леса идти уже практически невозможно, так там снег выше колена, а прилегающий участок тропы переметен.
24.00. Последняя смена. Но идти греться и сушиться ещё рано. Надо обойти другие посты и собрать дежуривших там волонтеров. Маршрут на этот раз несколько короче, но кажется более трудным из-за глубокого снега.
00.30. Наконец-то мы все собрались на базе. Многие промокли и сразу срывают с себя верхнюю одежду, раскладывая её на батареях отопления. Наскоро пьем чай.
01.00. Завернувшись в спальные мешки, засыпаем как убитые.
05.30. Подъем по сигналу будильника. Наскоро пьем кофе и отправляемся на посты.
06.00. Я вновь на посту. Главная задача утренней смены – быстрей развести костры. Это мне удается не сразу, но уже через полчаса огонь ярко пылает. Слежу за просыпающимся лесом. Первыми слышу пролетающих над деревьями ворон. Затем доносится лихой посвист поползня. Затем вижу других моих вчерашних друзей – синиц, пухляков, ополовников.
08.00. Последняя смена. Отправляюсь на базу, чтобы оттуда идти домой!
Закончилось моё первое предновогоднее дежурство!




© 2003-2020 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media