Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз



BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


 



Путешествие в "райский уголок"

Путешествие в "райский уголок"

Самолет, пробив слой облаков, резко снизился. Под нами замелькали «барашки» волн Индийского океана. Ещё пару секунд, и колеса нашего «Боинга» коснулись взлетно-посадочной полосы аэропорта имени Бандаранаике, что в столице социалистической демократической республики Шри Ланка Коломбо. Утомительный восьмичасовой перелет из Москвы закончился. Мне предстояло провести неделю в этом «райском уголке»,  как этот остров определил великий А.П. Чехов.
«Летишь на Цейлон! Обязательно привези чаю!» - напутствовали меня многие друзья и родственники, в воспоминаниях которых Шри Ланка прежде всего ассоциировалась с цейлонским чаем, выдаваемым в спецпайках по большим праздникам в кубических упаковках с изображением слона. Многие так его и называли «Чай со слоном».
Что ещё вспомнит средний советский человек моего поколения об этом далеком острове? Просмотр соответствующих статей в Большой советской энциклопедии и в книге серии «Страны и народы» дал немного. Основа валютных поступлений этой страны — экспорт чая, промышленность создана при помощи СССР и стран социалистического содружества. Шри Ланка являлась одно время лидером Движения Неприсоединения. Борьба с остатками колониализма. Непоследовательная политика Н. Бандаранаике. Ну, в общем — то, и все...  
Ещё меньше дали статьи в википедии, где к весьма ограниченным сведениям по истории и географии страны добавлялась информация о тяжелой тридцатилетней гражданской войне между правительством страны и «Тиграми освобождения Тамил Илама», длившейся с 1983 по 2009 годы. Этим сведениям сопутствовал список действующих на острове интернет-провайдеров и компаний сотовой связи. В качестве «вишенки на торте» приводилась цитата А.П. Чехова, посетившего Цейлон во время своего путешествия на Сахалин: «Цейлон — место, где был рай. Здесь, в раю, я сделал больше ста верст по железной дороге и по самое горло насытился пальмовыми лесами и бронзовыми женщинами. Когда у меня будут дети, то я не без гордости скажу им: «Сукины дети, я на своем веку имел сношение с черноглазой индуской… и где же? в кокосовом лесу, в лунную ночь»».
В справочнике «Охраняемые природные территории мира» я нашел следующую информацию. «70 % территории страны покрыто древесной и кустарниковой растительностью. Имеются четыре полных заповедника, куда доступ посетителей закрыт, пять национальных парков, более тридцати различного рода заказников общей площадью 160 000 га.» Это составляет 5,87 % площади страны. Для сравнения тот же показатель для Индии составляет 0,77 %, для Бангладеш — 0,48 %, для Пакистана — 0,54 %.
Когда автобус наконец-то собрал всех туристов, которым предстояло проводить отпуска в отелях г. Калутара, мы тронулись в неблизкий путь. За окном замелькали пейзажи «райского острова». В глаза прежде всего бросились невысокие (в 3 — 4 этажа) здания отелей, офисов, жилые дома, чистота на улицах (по сравнению с другими известными мне азиатскими странами). Затем мы выехали на автобан, и за окнами автобусов замелькали самые настоящие джунгли, перемежающиеся небольшими рисовыми полями. Несколько раз мы пересекали по мостам реки и железную дорогу. Среди рисовых полей и на склонах невысоких поросших джунглями гор периодически попадались светлые жилые постройки местных фермеров.  
На реках и рисовых полях бросались в глаза обилие птиц: цапель (автор различил большую, среднюю и малую белых, белокрылую и египетскую), пеликанов, бакланов, змеешеек, аистов — разинь. Пару раз нам попадались плантации гевеи.
Через час мы опять въехали в населенный пункт. С этого момента небольшие приморские городки уже не прерывались, пока мы не доехали до нашего отеля. В Шри Ланке все населенные пункты сосредоточены вдоль дорог и практически переходят друг в друга без разрывов.
Наспех разместившись в номере отеля, я первым делом отправился на пляж. К сожалению, сильно штормило, на пляже болтался красный флаг, означающий полный запрет на купание. Так что пришлось довольствоваться бассейном.
Время до ужина мне скрасили многочисленные на внутренней территории отеля египетские цапли, блестящие вороны и пальмовые белки, в изобилии обитавшие здесь и прогуливающиеся между телами загоравших туристов безо всякой опаски.
После сытного ужина я вышел на берег океана подышать во благе свежим воздухом. Шторм ещё больше усилился! В небе, словно лампада горел «лежащий» рогами вверх тропический месяц.  

* * *

Следующий день выдался насыщенным. Едва успев позавтракать, мы втиснулись в микроавтобус, который понес нас вдоль побережья через многочисленные городки, перемежающиеся песчаными пляжами и рощами кокосовых пальм. Нас для начала ждала небольшая экскурсия на моторном катере по реке Маду, что протекает на самом юге острова.
Сама река небольшая (длина всего 30 км) и протекает среди джунглей и мангровых зарослей. В то же время район этот далеко не безлюден. Нам часто попадаются расположенные прямо на воде у берега навесы, к которым ведут тропинки от расположенных прямо в джунглях небольших отелей. Места эти выглядят весьма идиллически!
Первым попавшимся представителем фауны джунглей и мангровых зарослей стал полосатый, или водяной, варан красивой ковровой расцветки и длиной чуть больше метра. Варан отдыхал на склоненном в воду древесном стволе и на наше приближение не отреагировал от слова «никак». Внимание к своей особе и фотографирование он явно воспринимал как должное.
На Шри Ланке этот варан считается полезным животным, так как помимо всякой другой добычи (а питается он всем, с чем может справиться — от насекомых и рыбы до мелких птиц и молодых обезьян и небольших крокодилов) часто ловит ядовитых змей.
Уже вернувшись домой я раскрыл том А. Брема «Жизнь животных», где прочитал, что  полосатые вараны участвовали в приготовлении сложного яда, называемого «карабатель». В его состав входили мышьяк и кровь ядовитых змей. Действующими веществами яда были мышьяк и змеиные яды, а вараны играли роль таинственных животных в процессе его приготовления. Яд варился в человеческом черепе. Несчастных животных при этом привязывали перед огнём с трёх сторон и били. Раздражённые ящерицы шипели, словно раздувая огонь, а вытекающую из пастей варанов слюну собирали и добавляли в яд.
В течение экскурсии вараны нам попадались ещё несколько раз, но другие экземпляры были явно помельче. На туристов все они не обращали абсолютно никакого внимания. Похоже, в этих краях между человеком и варанами заключен своеобразный взаимовыгодный мир.
Следующим представителем фауны мангровых зарослей стала группа обезьян краснолицых лангуров, эндемиков Шри Ланки, встретившая нас радостными криками и сразу спустившимися пониже. Правда, потом они все же держались на почтительном расстоянии и старались не подходить близко, не смотря на протягиваемые им куски бананов. Нам осталось только оставить бананы и продолжить свой путь.
Буквально метров через пятьдесят от того места, где мы встретили обезьян, нам попалась небольшая лягушка светлого окраса, сидевшая (точнее будет сказать, висевшая) на листе, свисающем с дерева почти вертикально. С воды было тяжело определить её вид, но лично мне показалось, что мы встретили представителя веслоногих лягушек. Эти древесные  амфибии имеют хорошо развитые конечности с присосками. Для размножения они строят пенные гнезда, которые закрепляют между ветками.
Далее русло реки резко сузилось, и нашему рулевого пришлось проявлять немалую ловкость в управлении нашим «дредноутом», чтобы избежать столкновения с низко висящими над водой ветками и плавающими в воде стволами. Крик рулевого идущего впереди катера заставил нас насторожиться. Наш гид что-то ответил ему. Рулевой указывал рукой на один из прибрежных кустов. «Там крокодил!» - перевел нам гид крики рулевого.
Мы осторожно приблизились к кусту. В воде, хоть и не сразу, нам удалось разобрать очертания головы и передней части туловища молодого крокодила, относящегося к виду болотный крокодил, или магер. Он считается довольно опасным, хотя и менее опасным, чем его сородич гребнистый крокодил, также обитающий на Цейлоне. Вообще-то следует заметить, что купающихся я на той реке не видел. Крокодилов мы встретили ещё раз … в руках пожилого цейлонца. Это был маленький крокодильчик, которого старик демонстрировал туристам за несколько рупий. На мой вопрос, разрешен ли отлов крокодилов на Цейлоне, гид ответил, что этому субъекту разрешен отлов только одного детеныша по специальному разрешению. По достижении крокодильчиком возраста одного года его следует отпустить на волю.
Последним представителем фауны мангровых джунглей, встреченным нами, была цапля голиаф — самый крупный представитель семейства цапель. Внешне этот вид чем-то похож на нашу рыжую цаплю, но в отличие от наших серых, больших белых и рыжих цапель никогда не селится колониями, ведя сугубо одиночный образ жизни. Цапля подождала, пока мы проплыли мимо буквально в пяти метрах от неё, не удостоив нас даже взглядом. Вообще поражаешься непуганности здешних обитателей в этом далеко не безлюдном краю. Или здесь люди и животные заключили между собой какой-то взаимовыгодный договор? Здесь есть над чем задуматься.
Наша лодка развернулась и дальше, двигаясь уже другими рукавами этой маленькой речки, мы достигли её устья, где полюбовались прибоем, за которым расстилалась бирюзовая гладь Индийского океана. Вернувшись на пристань, мы пополнили наши запасы воды и продолжили свой путь.

* * *

Нашим следующим пунктом стала ферма по выращиванию морских черепах. О проблеме сохранения многих видов черепах мне как экологу известно было давно. Хищнический промысел черепах на мясо, торговля их яйцами и панцирями начались ещё в эпоху Великих географических открытий. Уже в наше время к вышесказанному добавилось загрязнение океана нефтью и пластиком. Тысячи черепашат гибнут, не успев достигнуть моря, в зубах расплодившихся собак, кошек и обезьян. Сказывается также стремительное освоение и застройка приморских пляжей, на которых черепахи много веков подряд откладывали свои яйца.
Всего на Шри Ланке обитает пять видов морских черепах: зеленая, логгерхед, бисса, оливковая и кожистая. Многие тропические государства взяли черепах под строгую охрану. К ним присоединились тысячи частных лиц, добровольцев и энтузиастов. Принятые меры имели результат: примерно половина зарегистрированных в мире популяций морских черепах имеет положительную динамику численности. Из семи видов морских черепах, обитающих на нашей планете только один ещё находится под угрозой исчезновения и статус одного вида неизвестен. Остальные виды предпринятыми усилиями удалось «отпихнуть от критической черты».
Ферма, которую нам предстоит посетить, расположена в поселке Косгода. Она также является частным предприятием, финансируемым за счет туризма, пожертвований и использующая труд волонтеров. Таких ферм только на юго-западном побережье Шри Ланки шесть.
У входа на ферму нас приветствует местный гид, также являющийся волонтером фермы. Для начала он показывает нам черепашьи яйца, внешне и на ощупь здорово напоминающие мячи для пинг-понга.
Затем нас подводят к нескольким бассейнам. Гид объясняет нам, что в сезон размножения волонтеры выходят на пляж каждую ночь, собирают там только что отложенные черепашьи яйца и переносят их в инкубатор. Инкубатор представляет собой огороженный участок песчаного пляжа. Места, где закапываются яйца, обозначены табличками с указанием вида и времени кладки.
В бассейнах содержатся маленькие черепашата в соответствии с их возрастом. Однодневные черепашата с ещё не заросшей пуповиной содержатся отдельно. Их брать в руки запрещено. Черепашат в возрасте от двух до пяти дней (потом их всех выпускают в природу) в руки брать уже можно.
В соседних бассейнах содержалось несколько взрослых черепах. Гид объяснил нам, что это раненые и травмированные в результате несчастных случаев черепахи (в основном попавшие под гребные винты или запутавшиеся в рыболовных сетях), находящиеся здесь на реабилитации. В зависимости от степени выздоровления их либо выпустят в природу, либо оставят доживать свой век на ферме. Здесь же содержалась черепаха альбинос. Её брать в руки категорически запрещается, так как мягкий панцирь и отсутствие пигментов делают такую черепаху весьма чувствительной к любой инфекции.
Я покидал черепашью ферму с невольным чувством восхищения работой энтузиастов, не жалеющих своих сил и времени на спасение морских черепах. Есть надежда, что их усилия не пропадут даром.
Уже вернувшись домой, я прочитал в интернете о реабилитационном центре морских черепах в Дубае, который принадлежит холдингу, пользующемуся поддержкой эмира Дубая. Его Высочество шейх Мухаммед ибн Рашид аль-Мактум, которому регион обязан своим стремительным экономическим ростом, хочет, чтобы его город стал образцовым ещё и с точки зрения охраны окружающей среды. Это, как говорится, к слову.

* * *

Перед обедом нам предстояло посетить шахту по добыче драгоценных камней. Своими драгоценными камнями Шри Ланка была знаменита издревле. Мировой известностью пользуются её рубины, сапфиры, топазы, турмалины, аметисты, лунный камень.
Во времена Синдбада Морехода, дважды посещавшему Шри Ланку в сказаниях  «1000 и 1 ночи», остров носил имя Серендип или остров драгоценных камней.  Известный путешественник Марко Поло видел рубин, толщиной в человеческую руку, украшавший Руванвели дагоба в Анурадхапуре и якобы добытый на Шри Ланке. Знаменитый синий сапфир «Голубая Красавица» величиной в 400 каратов, украшающий английскую корону, а так же сапфир «Звезда Индии» в 536 каратов, выставленный в музее Нью-Йорка, также родом из Шри Ланки.
Сколько всего на Шри Ланке шахт, занимающихся добычей драгоценных камней, мне так и не удалось выяснить. В провинции Галле, которую мы посетили, их три. Это со слов нашего гида. Как говорится, за что купил, за то и продаю.
Сам процесс добычи камней остался неизменным с древнейших времен. Это по-прежнему целиком ручной труд. Шахты роют с помощью кирки и лопаты, обычно недалеко от берега реки. Стены шахты закрепляют бревнами из специальных пород деревьев, впитывающих влагу. Саму породу поднимают наверх в корзинах или ведрах с помощью лебедок, а затем промывают под струей воды. Затем приступают к работе специалисты,  разыскивающие в горсти камней драгоценности.
Посещенное нами предприятие включало в себя шахту, гранильную и ювелирную мастерскую. Здесь можно было пронаблюдать весь процесс, начиная от добычи породы и заканчивая изготовлением ювелирных изделий. Со слов местного гида, данное предприятие является семейным, т. е. на нем работают люди, занимающиеся добычей о обработкой драгоценных камней на протяжении многих поколений.
При нас из шахты была поднята корзина, наполненная чем-то напоминающим речную гальку. Корзину опустили в бассейн, устроенный рядом с шахтой, и её содержимое засияло блесками самых различных цветов и оттенков. Затем содержимое корзины разложили в соответствии и типом минерала по обычным пластмассовым тазам и залили водой.
Основную массу добытой породы составили различные кварциты, идущие на изготовление дешевых камней. В маленьких тазиках лежали добытые за последние несколько дней рубины, сапфиры и лунные камни. Кстати, несмотря на довольно большое количество находящихся одновременно на предприятии драгоценных камней и ювелирных изделий, я не заметил никаких признаков вооруженной охраны. Да и само предприятие кишело посторонними людьми: туристами, гидами, шоферами и т. д.
Прямо под одной крышей находились гранильная и ювелирная мастерские. В первой промытые камни обрабатывались с помощью довольно примитивного приспособления, состоящего из деревянного круга и приводящего его в движение электромотора.
В ювелирной мастерской господствовала исключительно ручная работа. Здесь ограненные камни превращались в ювелирные украшения: цепочки, кулоны, браслеты, серьги и т. д. и т. п.
На предприятии находился ювелирный магазин и небольшой музей, где были выставлены редкие образцы добытой породы. Это были в том числе и неограненные сапфиры, рубины и лунные камни, из которых некоторые были весьма внушительных размеров. И опять я не заметил никакой охраны!
При входе в ювелирный магазин глаза женской части нашей группы сразу как-то подозрительно заблестели и заискрились, а лица мужей стали какими-то постными и скучными. Вероятно, благоверные мужья уже мысленно подсчитывали убытки, которые будут нанесены семейному бюджету в результате посещения данного объекта. Но на этом мы тему добычи и обработки драгоценных камней закроем!

* * *

Микроавтобус несет нас дальше по стране. Вскоре нашему взору предстает статуя Будды. Гид нам поведал, что это — памятник жертвам цунами 2004 года, и высота статуи составляет 7 метров, что соответствует высоте волны. Мне подумалось, что при такой волне из нашего отеля, расположенного у самой кромки океана, никто бы не вышел.
После обеда и купания в Индийском океане мы направляемся в город Галле — третий по величине город Шри Ланки, основанный португальскими колонизаторами ещё в XVI веке.  В старой части города архитектура явно носит пиренейские черты и напомнила мне архитектуру старых кварталов Севильи и Кордовы.
Мы посетили местный музей мореплавания, где собраны экспонаты с заходивших в порт Галле в разное историческое время кораблей. Во дворе здания музея есть колодец XVI века, функционирующий и по сей день. Среди экспонатов музея выделялась витрина с денежными купюрами, среди которых попалось несколько советских достоинством в три и десять рублей.
После посещения музея мы направились на набережную, бордюры которой сложены из кораллов. Делаем несколько фото на фоне океана и продолжаем свой путь. По дороге встречаем памятник ланкийским солдатам, погибшим на фронтах второй мировой войны.
К слову сказать, Шри Ланка имеет многочисленную полумиллионную армию (на 22 миллиона населения страны), вооруженную преимущественно российским оружием (мы сами видели в руках солдат «калаши») и набираемую исключительно на контрактной основе. Такая армия является следствием активной внешней политики страны. Её армейские части регулярно входят в состав миротворческих сил ООН и принимают участие в различных вооруженных конфликтах по всей планете.
Тропическое солнце уже заметно склонилось к западу, приобретя алый цвет, когда мы выехали на автобан, опоясывающий остров по всему периметру. Дорога проходила через джунгли, перемежающиеся небольшими рисовыми полями. Закончился мой первый день в «райском уголке».

* * *

Настоящим туристам не сидится на месте, и рассвет следующего дня застает нас в маленьком придорожном кафе города Колоннава. Встали мы ещё до рассвета, и сейчас жадно поглощаем наши завтраки, выданные в отелях сухим пайком, и запиваем его свежезаваренным кофе, принесенным нашим внимательным гидом Хашой. На этот раз наш путь лежит вглубь острова в провинцию Канди с её чайными плантациями, аюрведическими садами, слоновыми питомниками и прочими достопримечательностями.
Первым на нашем пути лежит слоновый питомник. Впрочем, питомником это назвать сложно. Просто для показа и катания туристов на небольшой частной ферме держат несколько слонов. Сейчас, в отличие от времени около пятидесяти лет назад, домашние индийские слоны отнюдь не отягощены хозяйственным трудом. Практически везде их вытеснила техника. Несколько сотен домашних слонов на Шри Ланка держат на нескольких государственных и частных фермах для привлечения туристов и при храмах для совершения ряда религиозных обрядов. В армии слонов также уже не осталось.
В диком виде на Шри Ланка обитает порядка шести тысяч слонов, обитающих преимущественно на особо охраняемых природных территориях. Слоны эти порой бывают весьма агрессивны, так что встреча с ними в лесу нежелательна.
От катания на слонах наша группа (в которой практически все побывали ранее в других азиатских странах) дружно отказывается, а вот покормить животных … почему бы и нет… Мы заглядываем также в музей «слоноводства», где моё внимание привлек стенд, посвященный взаимоотношениям диких слонов и человека. Даже считаю нужным его сфотографировать!
Замечаю на ферме группу молодых людей явно европейского вида, с энтузиазмом выкашивающих траву и складывающих её в специальные снопы. Слышалась русская, английская, французская и немецкая речь. Потом собранные снопы слоны переносили в какой-то сарай. Хаша (напомню, это наш гид) объяснил нам, что это волонтеры, приехавшие на Шри Ланку по специальной программе. Они посещают различные питомники и особо охраняемые природные территории, там работают за жилье, питание и возможность ознакомиться с природой «райского уголка». По сути, оплачивают они только дорогу до Шри Ланка и обратно. Данную информацию я считаю нужным донести до своих студентов и выпускников. Пусть это будет, так сказать, информация к размышлению...    

* * *

Следующим пунктом нашей поездки стал т. н. аюрведический сад. Для непосвященных позволю себе уточнить, что так называется сад, где выращиваются растения, используемые в традиционной индийской медицине.
Сад расположен на довольно крутом горном склоне. У калитки нас встречает молодой человек явно «докторского» вида. Он представляется, назвавшись Рошаном, выпускником медицинского факультета университета Коломбо, а также основателем Центра аюрведической медицины в Казани. Кроме того, Рошан нам поведал, что в России планируется открытие ещё нескольких таких центров, в том числе и в Воронеже.
Из коллекции аюрведического сада нам продемонстрировали кардамон, используемый при лечении астмы, бронхитов, простуде и кашле. Также считается, что кардамон очищает желудочно-кишечный тракт, поэтому его включают во многие сборы, призванные улучшить пищеварение. Используется он также для очищения полости рта и дыхания, ибо эффективно нейтрализует патогенную флору.  
Также нам показали имбирь, порошок которого применяется при заболеваниях суставов (артрит, артроз), морской болезни, при язвенной болезни желудка, для повышения аппетита и улучшения пищеварения, атеросклерозе, нарушении жирового обмена, для нормализации состояния кровеносных сосудов. Отвар имбиря с мёдом и лимоном часто используют при простудных заболеваниях. Компрессы с имбирем применяют для снятия головных болей, болей в спине и при хроническом ревматизме. Имбирное масло широко используется в ароматерапии для лечения психоэмоциональных расстройств, заболеваний опорно-двигательного аппарата, простудных и вирусных заболеваний.
Всеобщее внимание привлек сантал белый (не путайте с сандаловым деревом). Это дерево, считающееся в Индии священным. Его корни содержат большое количество эфирного масла, входящего в состав мазей, используемых для речения артритов, ревматизма, болей в суставах и мышцах. Измельчённая в виде пудры, древесина сантала служит для курения фимиама в различных религиозных церемониях и похоронных ритуалах.
Гвоздичное дерево, также выращиваемое в данном саду, является весьма эффективным глистогонным средством, а также воздействует на дифтерийную палочку, возбудителя сибирской язвы, стафилококки, бациллы паратифа, дизентерийные бактерии, бациллы холеры и чумы, а также вируса гриппа. Сильное действие оказывают препараты растения на виды грибков, вызывающих заболевание кожи. В китайской медицине гвоздику применяют как ароматическое средство, способствующее пищеварению при плохом аппетите; как болеутоляющее направленного действия при заболевания желудочно-кишечного тракта, как глистогонное, при диспепсии, рвоте, отрыжке, вздутиях живота и при женских заболеваниях простудного характера. Бутоны растения входят в состав «спасительного напитка» при раке. Наружно настой цветков используют при ревматизме. Гвоздичное масло назначают также в качестве антисептика при некоторых заболеваниях кожи и слизистых оболочек и при стригущем лишае.
Из других растений следуем упомянуть куркуму длинную, родственницу имбиря, порошок из высушенного корневища которой используются в качестве противовоспалительного, ранозаживляющего, обезболивающего средства, а также при сосудистых и кожных заболеваниях.
Мое внимание привлекла эрва шерстистая, травянистое растение из семейства амарантовых. Её используют как гипоазотемическое и диуретическое средство при заболеваниях мочевыделительной системы: пиелонефритах, циститах, уретритах, мочекаменной болезни, подагре.
Склоны в саду были закреплены террасами, сложенными … использованными кокосовыми орехами. Более оригинального материала для этих целей подобрать было трудно. В качестве заключительного аккорда нам показали кофейное дерево, плоды которого были сильно погрызены вездесущими пальмовыми белками.
Я покидал этот замечательный сад, не скрывая своего восхищения. С Рошаном мы обменялись телефонами и выразили надежду на встречу в Воронеже. А вот большинство моих товарищей по путешествию остались, по-моему, довольно равнодушными. Прошло то время, когда слово «тропики» вызывало у среднего гражданина СССР представление о чем-то необычном и уже поэтому притягательном. Современного российского гражданина тропиками не удивишь!

* * *

Дорога, извиваясь серпантинами, забирает все выше. Вдоль неё все также тянутся бесконечные городки и поселки. Но на расстоянии километра от дороги маячат темной зеленью джунгли, в гуще которых время от времени мелькают белые строения местных фермерских усадеб. Справа от дороги  видна плоская вершина пика Адама, второй по высоте вершины Шри Ланка.
В одном месте мы останавливаемся, чтобы покормить местных цейлонских макак. Цейлонские макаки — довольно нахальные создания. Их здесь часто держат вместо собак. Гид предупреждает, чтобы мы их не дразнили! Разозленная макака запросто может укусить!
Покормив обезьянок, продолжаем свой путь… Нашим следующим пунктом является чайная фабрика. Ещё в начале этого очерка я писал, что Шри Ланка многими нашими соотечественниками воспринимается как страна чая. Это отчасти верно, так как эта страна занимает трете место в мире (после Индии и Китая) по экспорту чая.
И вот мы, наконец, прибыли в самое сердце «страны чая». Нас встречает симпатичная девушка сингалка, которая проводит нас по цехам фабрики, рассказывая о всех таинствах производства чая. На фабрике установлено современное оборудование китайского производства. Правда, сушильня отапливается по старинке — дровами. Вообще я заметил, что представление о технике безопасности на данном производстве весьма своеобразное. Впрочем, это касается, как я заметил ранее, не только Шри Ланки, но и других азиатских стран. Восточные народы, как я заметил, вообще фаталисты!
На наших глазах происходят все таинства изготовления самого популярного в России напитка: измельчение, сушка, сортировка, ферментирование. Под конец экскурсии для нас была устроена презентация различных сортов чая. Думаю, излишне говорить, что автор этих строк покинул чайную фабрику, нагруженный коробками, в которые были упакованы различные сорта чая. Подобных небольших чайных фабрик, расположенных прямо посреди чайных плантаций, в этой части страны немало.  
После фабрики мы заехали на чайную плантацию, расположенную на довольно крутом склоне. Вдоволь нафотографировав и наделав селфи, покидаем плантацию. Внизу нам попадается на глаза старинный двухэтажный лондонский автобус. Таких автобусов в Лондоне уже не встретишь, а здесь они ещё довольно бодро бегают по горным дорогам и узким улицам местных городков.

* * *

После обеда нас ждет посещение Королевского ботанического сада Перадения в  Канди, втором по величине городе Шри Ланки. Основание сада относится аж к XIV веку в период правления короля Викрамабаху III. В 1821 году на месте королевского сада британским ученым Александром Муном был заложен сад для выращивания кофе и корицы. Официальным годом рождения современного ботанического сада как научного учреждения считается 1843. Значительный вклад в развитие ботанического сада внес английский ботаник Д. Гарднер. В настоящее время коллекция сада составляет более 4 000 видов плюс ещё богатый гербарий. Сад подчинен отделу ботанических садов Департамента сельского хозяйства Шри Ланки.
Сад посетили такие личности как король Великобритании Георг V, российский цесаревич Николай (будущий император Николай II), Юрий Гагарин и маршал Иосиф Броз Тито. Каждый из них отметил свое посещение посадкой дерева. Во время Второй мировой войны именно на территории сада находился штаб командования британских войск Юго-Восточной Азии.
Посещение ботанического сада лично на меня произвело немалое впечатление. Я словно бы бродил по страницам любимых в детстве романов М. Рида, Л. Буссенара, А. Конан Дойла или погрузился в сказки «1000 и 1 ночи». Как будто все тропики оказались собранными в одном месте, чтобы продемонстрировать нам свои яркие краски. Но позволю себе описать эту экскурсию несколько подробней.
Первым растением, которое мы встретили, была сарака тайпинская — довольно высокое дерево, представитель семейства бобовых с мелкими цветками яркого желтого цвета.  
Следующим экземпляром, нам продемонстрированным, стала представитель южноамериканской флоры стал геликония ростральная, названная за специфическую форму своего цветка «клешней краба», или «клешней лобстера». Её цветки имеют удивительную форму и необыкновенно яркую окраску, представляющую собой сочетание ярко-красного, желтого и зеленого.
В оранжерее орхидей я увидел немало своих старых знакомых, включая фаленопсис и пуансеттию («рождественскую звезду»). Но как раз орхидеями нас последнее время и не удивишь. Они заняли своё прочное место в оранжереях любителей и на прилавках цветочных магазинов.
Иное дело — деревья. Вот полиалтия доиннолистная, представитель семейства магнолиевых, называемое ещё деревом Будды, а также мачтовым деревом или индийский елью. Его длинные листья используются для декоративного оформления во время религиозных праздников.
А вот курупита гвианская — дерево южноамериканского происхождения, которое за форму плодов называют «деревом пушечных ядер». Говорят, что его плоды, созрев, падают на землю с оглушительным шумом, но нам в этом убедиться не пришлось.    
Производит впечатление огромное дерево под названием яванское яблоко из семейства миртовых, ствол которого выглядит как будто отлитым из бетона. Его зеленоватые плоды используют для приготовления соусов, а также в вареном виде как гарнир к мясу, а цветки могут использоваться для борьбы с кишечными расстройствами.
Не уступает размерами двукрылоплодник цейлонский — дерево, произрастающее только на Цейлоне и больше нигде. Его прочная и красивая светло-розовая или темно-коричневая древесина шла на изготовление железнодорожных шпал, стропил, столбов электропередачи, но сейчас вырубка этих ставшими весьма редкими деревьев строго запрещена.
Очень многие тропические деревья смотрятся гигантами по сравнению с деревьями нашей средней полосы. Не составляет исключения и легендарное дерево бибхитаки. Оно упоминается в «1000 и 1 ночи», как растение дающее общий омолаживающий и тонизирующий эффект. И действительно, его плоды богаты сапонинами и фитостероидами, являющимися хорошими антиоксидантами, защищающими организм от вреда, наносимыми химически активными свободными радикалами. Кроме того настой из его плодов препятствует застойным явлениям в органах пищеварения, позитивно влияет на память и зрение, лечит болезни легких, укрепляет общий иммунитет. Мази, приготовленные на основе плодов бибхитаки, входят в состав природных косметических средств. Они укрепляют корни волос, лечат грибковые кожные заболевания, различные высыпания на коже, останавливают кровотечения.
Растущее чуть в стороне от аллеи гондурасское махагони родом из Центральной Америки славится красивой красно-коричневой древесиной, легко поддающейся обработке и очень устойчивой к гниению. Большая часть первоклассной мебели, сделанной в американских колониях начиная с XVII века, была изготовлена из махагони. Махагони до сих пор используют при изготовлении ударных инструментов из-за его способности производить очень приятный низкий звук. Знаменитый звук ансамбля «Битлз» создавался барабанами “Ludwig Drums” с махагониевыми корпусами. Используется махагони и в производстве электрогитар, начало чему положила фирма «Gibson».
Айлант высочайший родом из Китая производит впечатление своим величественным видом даже на фоне своих гигантских соседей. Это дерево отличается весьма быстрым ростом, за что на родине он называется «дерево небес». В Китае он издавна использовался для разведения айлантового шелкопряда. Эссенция из молодых побегов, цветков и коры айланта применяется в гомеопатии и тибетской медицине. Уже дома, перелистывая соответствующую литературу, я с некоторым удивлением узнал, что айлант хорошо себя чувствует в Ростовской области и в Краснодарском крае, а в Крыму он даже занесен в список карантинных видов, так как не имея здесь естественных врагов, создает обширные заросли, вытесняя местные виды.
Пройдя аллею из кокосовых пальм, растущих ровно, словно солдаты в парадном строю, мы встретили знаменитую сейшельскую пальму, которую на Цейлоне называют «мужским деревом». Его огромные плоды издавна шли на изготовление мужских амулетов и разных сувениров. Стоимость такого «ореха» доходила в XVIII веке до 4 000 флоринов, а в России за него расплачивались золотом и соболями. Тогда считалось, что такой «орех», или морской кокос - незаменимое средство против ядов, колик, паралича, эпилепсии, многочисленных нервных заболеваний, болезней кишечника, тошноты. Сейчас на родине сейшельской пальмы её выращивают на специальных плантациях, каждый плод нумеруется и приобрести его можно только у официальных продавцов. Стоимость одного такого «ореха» достигает 200 — 300 долларов.
Возле огромной сейбы, или хлопкового дерева, я простоял, словно зачарованный несколько минут. Мне казалось, что я встретил друга своей юности, когда зачитывался приключенческими романами М. Рида, в которых главные герои неизменно назначали свидания своим возлюбленным именно под сейбой. Сейба родом из Латинской Америки, но широко культивируется в Юго-Восточной Азии для получения масла, которое идет на производство мыла или как удобрение.
Вскоре мы вышли на довольно обширную и живописную поляну с искусственными прудами, обрамленную какими-то кустарниками, цветущими ярко-розовыми цветками, чем напомнили наш миндаль. Над этой поляной явно потрудились специалисты в области устройства парковых территорий (не люблю популярный сейчас термин «ландшафтный дизайн»).
На этой поляне сажали деревья различные знаменитости. Первым нам попался экземпляр цейлонского железного дерева, посаженный будущим императором Николаем II во время путешествия, которое он совершил ещё будучи цесаревичем.  
Возле сараки тайпинской, посаженной Юрием Гагариным вскоре после своего полета, мы не могли не сфотографироваться. Говорят, что в год гибели первого космонавта планеты дерево серьезно заболело, но потом все-таки одолело болезнь и сейчас выглядит вполне здоровым.
Помимо экзотических для нас деревьев сад весьма изобиловал птицами и другой живностью. Нам неоднократно попадались ожереловые попугаи Крамера (в последние годы буквально оккупировавшие Лондон, Барселону, Кордову, Севилью и ряд других городов Европы), майны, сероголовые скворцы и украшенные чибисы. Повсюду прыгали уже привычные нам пальмовые белки, и один раз нам дорогу перебежала мангуста.
По окончании экскурсии мы направились за нашим гидом, который обещал нам показать дерево, на котором собираются на дневку летучие лисицы. Вскоре мы их увидели. На высоком дереве висело не менее двух десятков этих диковинных для нас животных. Их вид вызывал невольные ассоциации не то с какими-то странными плодами, не то с невестами Дракулы, решившими отдохнуть перед очередным вампирским налетом. Впрочем, последнее сравнение для этих вегетарианцев едва ли справедливо.
Последним пунктом нашей экскурсии в этот день стал недавно построенный храм Золотого Будды в Дамбулле. Храм, как явный новодел, особого впечатления не произвел, несмотря на обилие позолоченных скульптур, обозначающих различные перевоплощения Будды, а также фигуры каких-то птиц. По случаю предстоящего Дня независимости храм был украшен государственными флагами и вымпелами. С главной площадки храма открывался чудесный вид на начинающие утопать в вечерней дымке покрытые джунглями горы Думбара Митьяватха.  
В тот день мы вернулись в отель довольно поздно. Ужин уже закончился. Правда, наш заботливый Хаша заказал для меня ужин, который мне принесли прямо в номер. Он включал в себя жареную картошку с соусом, омлет, фрукты и чай. Сытно поужинав, я завалился на кровать и почти моментально заснул.

* * *

Следующий день я отдыхал в отеле, набираясь сил перед последней экскурсией, которую я подробно опишу чуть ниже. А пока, сидя на веранде своего номера, просматривая дневниковые записи, потягивая прохладительные коктейли и периодически отлучаясь покачаться на волнах Индийского океана, я позволю себе предаться размышлениям о Шри Ланке и её жителях.
С самого начала сингальцы произвели на меня впечатление своим весьма отчетливо проступающим достоинством. Нет, они при случае не откажутся от чаевых и всегда готовы услужить туристам, но в их поведении напрочь отсутствуют любые элементы заискивания и подобострастия, столь нередко присутствующие в поведении других восточных народов. Даже стройная девушка, утром почтительно со словами «Good morning, sir!” открывающая передо мной двери ресторана, делала это прямо держа голову и гордо выпрямив стан. Даже её поклоны исключали какую-либо приниженность и вызывали невольное желание поклониться в ответ.
Для сингальцев также была характерна точность и обязательность, далеко не всегда свойственная восточным народам (а в последнее время и не только им). Не было случая, чтобы гид, дав обещание, не выполнил его. Не наблюдалось и каких-либо задержек и опозданий.
Просматривая в интернете материалы о Шри Ланке, я выяснил, что здесь уровень грамотности взрослого населения составляет 94 %. Для сравнения в соседней Индии этот показатель составляет 66 % (в сельских районах — 40 %), в Пакистане и Бангладеш — по 54 %. Разница, как говорится, налицо!
Я уже писал о том, что Шри Ланка по сравнению с другими известными мне азиатскими странами — весьма чистая страна! На улицах городов и в аэропорту я даже встретил контейнеры для раздельного сбора мусора с надписью “Recycling”. Значит, и переработка вторсырья имеется!
Уровень жизни населения Шри Ланки также повыше, чем в соседних странах. Об этом говорят проценты автомобилизации, компьютеризации, моторизации и т.д., превосходящие таковые показатели для Индии, Пакистана и Бангладеш.
На Шри Ланке существует обязательное начальное образование до 7 лет, а также имеются 12 различных университетов. И это на население в 22 миллиона человек! Невольно задумаешься, может все перечисленные мною выше моменты между собой связаны?
Все эти выводы мною были сделаны за те несколько дней, что я провел в поездках по стране. Но главный вопрос, который я задавал себе с момента моего первого пути из аэропорта в отель, ещё ждал ответа. Но об этом чуть позже!

* * *

Глубокая ночь! На часах в Москве, Воронеже и Павловске половина второго, и друзья, наверно, уже видят не первый сон. А ваш покорный слуга сидит на «рецепшене» своего отеля в ожидании очередной поездки. На этот раз меня ждут (ни много, ни мало) киты! Да-да, те самые киты, которым посвящены многие серии «Одиссеи команды Кусто» и сериала ВВС «Живая природа». Мне предстоит увидеть этих морских гигантов впервые в жизни, и я испытываю невольное волнение!
Машина приходит, как всегда, минута в минуту, и мы несемся по темным улицам приморских городков. Кстати, несмотря на поздний (а точнее сказать, ранний!) час замечаю стоящих на автобусных остановках людей, да и сами автобусы едут явно не пустыми. Возле входов в магазины и офисы также наблюдается оживление. В тропиках встают и начинают работать рано!
К шести часам утра мы подъезжаем к причалу, на котором нас ожидают несколько двухпалубных судов. Нам предлагают пройти на верхнюю палубу, но там уже разместилась толпа китайских туристов в почти одинаковой одежде (наверно, школьники) и с медицинскими повязками на лицах. Поэтому решаем остаться внизу, тем более, что отсюда есть прямой выход на нос нашего «дредноута».
Отчаливаем ровно в шесть и устремляемся вперед вдоль живописных покрытых зеленью берегов Шри Ланки. Вместе с нами в море устремляется не менее двух десятков подобных судов и моторных катеров. Уже достаточно рассвело. В небе кружатся чайки, крачки и буревестники. Замечаю несколько олуш, бросающихся в воду пикирующим полетом с большой высоты, словно ракеты.
Мы выходим из бухты в открытое море. Про себя отмечаю, что никакая видеосъемка не в состоянии передать того ощущения простора, которое испытываешь в открытом океане! Начинает ощущаться волнение океана. Рассекаемые нашим судном волны разбиваются на мелкие брызги, окатывая нос и полубак. По судну перемещаться можно только короткими перебежками, хватаясь за поручни. Половина туристов страдает от качки. К счастью, команда судна явно подготовлена к подобным эксцессам. В ход идут таблетки от тошноты и нашатырный спирт, и через некоторое время горе — моряки приходят в себя и даже берутся за сэндвичи и кофе, которые заботливая команда выложила на столе прямо посреди палубы.
Проходит около двух часов. Мы заходим в пролив, где ветер стихает и волнение немного успокаивается. Замечаю нескольких летучих раб. Метрах в пятидесяти слева по борту из глубины океана выплывает гигантский скат манта, легко узнаваемый по характерным очертаниям. Туристы хватаются за фотоаппараты и видеокамеры, но … манта явно не собирается нам позировать и моментально исчезает в лазурных водах Индийского океана. По судну проносится дружный вздох разочарования!
Наконец, мы пришли на «китовое пастбище», где собирается вся наша «эскадра». В небе появляется гидросамолет. Судно стопорит машины и ложится в дрейф. Все замерли в напряженном ожидании! Замечаю, что команда судна, заняв места в углах палубы, внимательно наблюдает по всем румбам! Наконец, доносится крик «Вэйл!». Примерно на расстоянии трех кабельтовых над водой появляется белое облако. Сомнений нет! «Вижу фонтан!» С такого крика начиналась охота на китов в прошлом и позапрошлом веках. Вся наша эскадра бросается в погоню! Минут через десять машины снова стопорятся, и опять потекли минуты напряженного ожидания!
Наконец, в полукабельтове от нас из воды вырывается струя фонтана. Происходящее дальше длилось буквально секунды! Я затрудняюсь описать происходящее словами! Создалось впечатление, словно открылась гигантская дверь океана, и нашим глазам предстал Он — Царь океана! Над водой появилась синяя спина, затем хвост! Не оставалось никаких сомнений! Перед нами — синий кит, крупнейшее из когда-либо обитавших на планете животных, занесенный во все мыслимые Красные книги! Хвост кита несколько секунд держался над поверхностью океана, а затем исчез! По судну пронесся вздох восхищения!
«Я не нажала на видео!» - в отчаянии восклицает стоящая справа от меня молодая женщина. И тут же, ещё не отойдя от переживаний, обращается ко мне: «А Вы засняли на видео? Можно у Вас будет попросить?» Можно, чего уж там!
Возвращались мы, когда тропическое солнце пригревало уже не-детски! Хотя все встали затемно, усталости никто не чувствовал! «Мы видели живого кита!» - неустанно твердила молодая женщина, так и не снявшая видео. Свой электронный адрес она, видать в волнении, сообщить мне так и забыла.

* * *

Рассвет следующего утра я встречал уже в аэропорту Коломбо в ожидании самолета на  Москву. Прогуливаясь по зоне “Duty free” я наблюдал любопытную картину. Возле входа в ювелирный бутик остановилась молодая пара. «Милый, а у тебя «бабки» остались?» - льстиво пыталась заглянуть в глаза мужу молодая женщина. Муж делал вид, что не слышит, пытаясь смотреть в другую сторону!

Общие выводы о поездке:

Шри Ланка осталась для меня страной загадкой. Я до сих пор не понял, как этой стране с 22 — миллионным населением и площадью чуть больше Воронежской области удалось сохранить свою природу. Ведь 70 % территории Шри Ланки до сих пор покрыто деревьями и кустарниками. В стране более 40 заповедников, национальных парков и заказников. А ведь по нынешним временам охрана природы — недешевое удовольствие! Ответа на этот вопрос я ни в литературе, ни в интернете пока не нашел!CNiOQJXK6ws.jpg 15-2sLCJ8xo.jpg 6jP2k-OBEZ8.jpg _mG8UHQZcNE.jpg D5b9kxGaDyg.jpg LtI9ylkJOZQ.jpg hNxrhBqqWAw.jpg psPOJeE832E.jpg RLQsbwyhS1s.jpg uqp0OD7Mtus.jpg




© 2003-2020 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media