Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз


solovei-2019.jpg


Обыкновенная горлица - птица года 2019

BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg


 



Наши горлицы

Горлица, или по-народному горлинка – древнее русское название небольших голубей, широко распространенное также во всех славянских языках: украинском, болгарском, сербском, чешском, польском… Исконное значение этого названия доподлинно неизвестно. По предположению Макса Фасмера, оно произошло от слова «горло», очевидно из-за большого зоба («горла») этих птиц, но есть также мнение, что это звукоподражательное название, связанное с особым, горловым воркованием – брачным пением горлиц.

Наша обыкновенная горлица, воркуя на дереве, как бы мурлычет про себя: «турр-туррр, турр-туррр, …» или «гурр-гуррр, гурр-гуррр, …», отчего ей в народе дали еще одно характерное имя – «турлушка». Да и в научном латинском названии, присвоенном этому виду в 1758 году Карлом Линнеем, горлица значится как Streptopelia turtur. При ворковании у горлиц сильно раздувается горло, служащее своеобразным резонатором, усилителем звуков, почему, возможно, и возникло славянское название этих птиц. А для того, чтобы быть еще более заметными для соседей, самцы горлиц совершают еще и характерные токовые полёты. Время от времени прерывая воркование, они, хлопая крыльями, взлетают с вершины дерева высоко вверх, а затем медленно планируют вниз.

Интересно также латинское родовое название, данное горлицам в 1855 году французским орнитологом Шарлем-Люсьеном Бонапартом, племянником императора Наполеона, – Streptopelia, т.е. ожереловый голубь, от древнегреческого «στρεπτο» (ожерелье). Действительно, у большинства горлиц на шее хорошо видно характерное «украшение» – темные пятна по бокам или черное полуколечко на зашейке. Отсюда возникло известное многим из нас название другого вида – «кольчатой горлицы», а также экзотической филиппинской «двукольчатой горлицы».

У обыкновенной горлицы сбоку на шее выделяется пестрое, черно-белое пятно – как бы висящая на цепочке иконка, которая дала повод христианам причислить горлицу к святым птицам, к символу Святого Духа. А позже, в 1949 году, Пабло Пикассо возвел голубя с оливковой ветвью в клюве в известную сейчас всем «Птицу Мира». Но еще древние греки полагали, что из-за отсутствия желчного пузыря голуби вовсе лишены злого нрава, а у язычников Древнего Рима голубка, свившая гнездо в опрокинутом шлеме Марса, стала считаться символом мира.

Горлицы – впрочем, как и все остальные голуби, – исключительно растительноядные, зерноядные виды, беззащитные перед различными хищниками. Поэтому, быть может, они и стали олицетворением мирной птицы. Однако между собой голуби достаточно сварливые, и отстаивая права на территорию, корм или другие ресурсы, они могут драться друг с другом, используя, правда, единственное имеющееся у них «грозное оружие» – крылья.

Еще одна характерная привычка голубей – трогательные «поцелуи», связанные с особенностями кормления птенцов полупереваренной пищей – зобным, или птичьим молочком. Для того, чтобы вызвать инстинктивное выделение этого «молока», птенцам нужно пощипать мягкую восковицу в основании клюва голубей. Вот поэтому самец и самка при спаривании и «целуются», проверяя жизненно важные способности партнера при будущем выкармливании потомства.

Обыкновенная горлица, которой в России посвящен 2019-й год, еще недавно была обычнейшей птицей, широко распространенной в умеренных широтах Евразии к востоку до Западной Сибири и Средней Азии. Возвращаясь в конце апреля – начале мая с африканских зимовок, горлицы заселяли мозаичные леса и перелески вдоль рек и в предгорьях, лесополосы среди полей, иногда селились в сельских и городских садах и парках. И с этого времени до середины лета воздух буквально наполнялся мягким, миротворным воркованием многочисленных горлиц. На Руси это был сигнал к началу поздних полевых работ: «Как горлица заворкует, пора коноплю сеять!».

В конце лета, перед отлетом на зимовку, горлицы собирались в стаи, кочуя по убранным полям и собирая на жнивье осыпавшееся зерно, а днем улетая к ручьям и прудам на отдых и водопой, крайне необходимый зерноядным птицам. В это время открывалась охота на «полевую дичь», к которой относили также и горлиц, и охотники когда-то в массе добывали заплывших жиром птиц, готовившихся к дальнему перелету.

О численности горлиц и масштабах охоты на них в прошлом свидетельствуют некоторые известные в России цифры. В Северной Евразии, на территории бывшего СССР, например, по оценке С.Г. Приклонского, в ХХ веке гнездилось ориентировочно 1,9-2,7 миллиона пар, всего же в пределах ареала обитало 4-5 миллионов пар, а к концу лета численность птиц увеличивалась до 15-20 миллионов особей. Только в Ираке в полосе около 100 км шириной осенью из Средней Азии в Африку пролетало не менее 3 миллионов горлиц. На Мальте же в Средиземном море весной за день пролета регистрировали около 20 тысяч горлиц, а их ежегодная добыча составляла там 100 тысяч особей.

В Грузии в середине ХХ века ежегодно добывали от 19 до 60 тысяч горлиц, на Украине – в среднем 218 тысяч, а в России – более 250 тысяч птиц в год. А в ХIХ веке в степях Приазовья, по свидетельству С.Н. Алфераки, спрятавшись под деревом у реки, охотники стреляли иногда до 60 горлиц за утро.

Но в конце ХХ – начале ХХI века практически все популяции нашей горлицы охватила глубочайшая депрессия. Так, по словам А.В. Давыгоры, в Оренбургской области он не встречал этих птиц уже около 10 лет. Судя по письмам из Казахстана, горлицы совершенно не видны там сейчас даже на миграциях. На Ставрополье в 1980-е годы гнездилось 200 тыс. пар, а к концу лета численность горлиц достигала 0,8-1,0 млн. особей, однако в начале ХХI века популяция этих птиц оценивалась там уже лишь в 3,5-4,5 тыс. особей, сократившись за 20 лет почти в 100 раз.

В предгорьях Северного Кавказа в конце ХIХ века, по данным Н.Я. Динника – охотника и натуралиста, известнейшего знатока природы Кавказа, – горлиц было «несметное количество», и их можно было видеть «по несколько штук почти на каждом кусте и на каждом стоге сена», а на деревьях они сидели «целыми табунами». Но в начале ХХI века в степях по Лабе, Урупу, Зеленчуку и Кубани мною было учтено всего лишь 5 токовавших горлиц на пеших маршрутах общей протяженностью более 350 км, т.е. не более 5 пар/100 кв. км, что на 2-3 порядка ниже, чем было известно там в середине ХХ века.

Не менее серьезное падение численности обыкновенной горлицы отмечено в Поволжье, в Прибалтике, на Верхнем Дону и во многих других регионах. Ее общая численность в Европейской России в 2016 году оценена в 7-15 тыс. пар, что более чем в 100 раз ниже, чем было здесь в конце XX века (1,0-2,5 млн. пар). За последние 16 лет на 30-50% сократилась и вся европейская популяция этого вида.

Причины такой быстрой и глубокой депрессии остаются не до конца понятными, поскольку внимание на нее обращали обычно уже лишь после исчезновения птиц, и проследить ее в динамике, выявить лимитирующие факторы не удавалось. Я, к примеру, сначала грешил в этом на хищников – ястребов и куниц, особенно сильно размножившихся в наших лесах в конце ХХ века. Некоторые исследователи объясняли исчезновение горлицы химизацией сельского хозяйства, иногда обвиняли наших охотников…

Однако падение численности этих птиц было связано, скорее всего, с какими-то причинами, повлиявшими на них в местах зимовки в Африканском Сахеле, где горлицы проводят около полугода своей жизни, возможно – с усилившимися там засухами.

К сожалению, объективных, реальных сведений о ситуации в глубинной Африке к нам поступает очень мало. Тем не менее, судя по косвенным данным можно полагать, что горлиц вместе с другими зимующими там птицами могли в массе вылавливать местные жители с помощью появившихся в конце ХХ века прочных, дешевых капроновых сетей, а также крючьев. Они значительно повысили результативность охоты, особенно у водоёмов, куда горлицы ежедневно летали на водопой. Поэтому из многочисленных стай горлиц, улетавших осенью в Африку, весной на Ставрополье, как недавно писал В.Н. Федосов, возвращались лишь единичные птицы.

В связи с резким сокращением численности обыкновенной горлицы в России встал вопрос о необходимости включения ее в Красную книгу РФ, о запрете охоты на нее, чтобы сохранить у нас хотя бы то небольшое поголовье взрослых птиц, которые со временем, при ликвидации негативных факторов, смогут размножиться и восстановить былые популяции. Однако некоторые охотники, не видевшие прежнего обилия горлиц в наших лесах и степях, встретив сейчас 3-4 птицы за день, по-прежнему считают этот вид обычным и требуют продолжения охоты на горлиц.

Горлицы гнездятся на деревьях, иногда на кустах, устраивая из крошечной кучки тонких сухих прутиков небольшое, рыхлое, плоское гнездо среди ветвей, через дно которого в просветы иногда можно разглядеть 2 блестяще-белых округлых яйца, характерных и для всех других голубей. Птенцов горлицы выводят у нас 1-2 раза за лето, причем среди орнитологов долгое время шла дискуссия, могут ли эти птицы делать в России по две кладки за сезон. Ответ на возникший вопрос мне дал «господин случай», когда в начале августа 1964 г. в Полесье на севере Украины были найдены 2 свежих яйца, отложенные в гнездо, из которого недавно вылетели птенцы первого выводка, оставившие на бортах лотка валик свежего помёта.

Много беззащитных гнезд горлицы в лесах погибает от хищников, непогоды и других причин, и успешность размножения этих птиц составляет обычно не более 40-70%, т.е. из гнезд вылетает в среднем примерно 1 птенец на пару. Но даже при этой, в общем-то, очень невысокой плодовитости горлицы долгое время поддерживали свою значительную численность, несмотря на интенсивную охоту на этих птиц осенью во время миграций. Это объяснялось, вероятно, их слабой уязвимостью для природных хищников благодаря очень быстрому, стремительному, маневренному полёту, позволяющему горлицам избегать когтей различных ястребов, соколов и других орнитофагов.

Так, по данным С.Г. Приклонского, в гнездах ястреба-тетеревятника в Окском заповеднике в середине ХХ века среди остатков 188 добытых хищниками птиц оказались всего 6 горлиц, у перепелятника – из 108 птиц обнаружили лишь 4 горлиц, а у канюка – из 459 птиц только 13 горлиц, причем, по всей видимости, – молодых, поскольку взрослую горлицу канюк вряд ли словит.

Кроме обыкновенной горлицы, в России обитает еще 3 вида горлиц: большая, малая и кольчатая, а из Китая в Приморье изредка залетает пятый вид – короткохвостая горлица. Большая горлица внешне очень похожа на обыкновенную, только слегка крупнее. Сходны эти виды и экологически. Распространена большая горлица в Сибири и юго-восточной Азии, и в конце ХХ века, как и обыкновенная горлица, она испытала очень резкую депрессию численности, тоже связанную, вероятно, в основном с массовым выловом птиц сетями на зимовках в южной Азии. Но в последнее время, по сведениям В.В. Рябицева из Прибайкалья, популяция большой горлицы начала там восстанавливаться, что связано, по-видимому, с законодательным ограничением браконьерского лова птиц в Китае.

Другой вид – кольчатая горлица – хорошо известен, наверное, во всём мире как символическая птица ХХ века, которой были посвящены сотни и тысячи газетных и журнальных публикаций и книг, описывавших ход ее расселения в Европе. Ей посвящена также древняя, любопытная историческая легенда, связанная с казнью Иисуса Христа и появлением этой птицы на Ближнем Востоке, в Палестине в начале новой эры.

Рассказывают, что когда Иисуса вели на Голгофу с тяжким крестом на плечах, на обочине дороги встретилась торговка, которая в ответ на просьбу налить кружку молока потребовала у Иисуса 18 монет. А после его распятия жадная женщина превратилась в птицу, которая до сих пор летает, повторяя «Восемнадцать, восемнадцать, восемнадцать, …». А еще позже этой птице дали и латинское название Streptopelia decaocto, т.е. в переводе «Ожереловый голубь - восемнадцать». Слово «decaocto» слышалось, вероятно, римлянам – завоевателям Палестины в ворковании этой горлицы. При определенной доле фантазии его и сейчас можно разобрать в ее пении, хотя для нас оно больше воспринимается как приглушенное кукование: «ку-кууууу-куу, ку-кууууу-куу, …». И жители Южной России, впервые увидевшие в конце ХХ века эту незнакомую птицу, иногда называли ее «кукушкой», а некоторым слышалась в ее крике просьба-требование: «че-куууш-ку…».

Прославилась же кольчатая горлица своим неожиданным, необычайно стремительным и не до конца объяснённым спуртом – расширением гнездового ареала, широкой экспансией в Европе. До начала ХХ века она обитала на Ближнем Востоке и Балканах, но в 1930-е годы начала быстро расселяться с Балкан на север, запад и восток, заселив вскоре почти всю Европу к северу до Скандинавии и на восток до Урала и Зауралья. Интересно, что и на Ближний Восток эта горлица проникла, вероятно, в результате такой же быстрой экспансии в начале новой эры из Индостана, где находилась ее метрополия. Именно неожиданное вселение горлицы в Палестину и привело к возникновению легенды, связавшей появление нового вида птиц с казнью Иисуса.

Русское же название кольчатой горлице присвоили за черное полуколечко, хорошо выраженное на зашейке. Общая же ее окраска светло-кофейная, с широкой белой каймой на конце хвоста. Обитает эта горлица, в отличие от обыкновенной, в основном возле человека – в садах, парках и скверах городов и сёл, гнездясь обычно на деревьях, но иногда также на различных строениях.

Непоседой оказался и третий наш вид – малая, или египетская горлица, которая распространена в Африке и на юге Азии, оттуда краем ареала заходит в Среднюю Азию. Но в ХХ веке малые горлицы появились также в Азербайджане, а потом с товарняками, возившими зерно в Армению, они проникли в Ереван, где этих птиц наблюдали, по словам В. Ананяна, вылетающими из прибывавших на станцию вагонов. В конце 1970-х годов малые горлицы начали расселяться из Азербайджана и в Дагестан, на север, заселив за 20 лет всё каспийское побережье вплоть до Махачкалы. А затем их стали замечать и в других регионах Предкавказья: в Северной Осетии, в Ставропольском и Краснодарском крае, в Калмыкии.

Малая горлица, как и кольчатая, живет только рядом с человеком, причем чаще селится не на деревьях и кустах, а на постройках, устраивая из тонких прутиков такое же, как и у других горлиц, рыхлое, примитивное гнездо под карнизами крыш, за наличниками окон, на различных выступах стен домов, сараев и т.п. Малая горлица похожа на кольчатую также своим воркованием и внешним видом, но заметно меньше ее, а вместо черного полукольца у нее по бокам шеи расположено небольшое пестрое пятно, напоминающее «иконку» обыкновенной горлицы.

Исконная родина всех горлиц – Африка и Южная Азия, где обитает еще 13-14 видов, которые внешностью и экологией во многом напоминают наших птиц. Лишь два вида – розовый голубь и мадагаскарская горлица – несколько выделяются своими размерами и строением, и их иногда относят к особому роду. Кроме того, в Африке известна своеобразная смеющаяся горлица (Streptopelia risoria), которая разводится во многих странах как клеточная птица, но в природе не встречается. Поэтому ее обычно считают одомашненной формой дикой смеющейся горлицы (Streptopelia roseogrisea), распространенной в саваннах на севере Африканского континента.

Можно полагать, что некоторые из этих субтропических птиц со временем, в связи с нынешним потеплением климата, проникнут и к нам на север, в Россию, как это происходит сейчас в Приморье с индокитайской короткохвостой горлицей (Streptopelia tranquebarica), или с африканской капской горлицей (Oena capensis), недавно залетевшей в Абхазию, а также встреченной однажды в аэропорту Махачкалы в Дагестане.

 

Виктор Павлович Белик


Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

KOTR_karta.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2019 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media