Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз

Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg

 Экогид1.jpg  

 


Попытка охраны гнезд и выводков кулика-лопатня на северной Чукотке

Кулик-лопатень – гнездовой эндемик северо-востока Азии. Это один из самых редких куликов мира, занесенный в Красные книги России и МСОП со статусом «critically endangered». В настоящее время численность мировой популяции лопатня оценивается не более чем в 500 особей.

До недавнего времени были известны два основных района гнездования лопатня. Один находится на побережье Чукотского моря на севере Колючинской губы - на косе Беляка. Второй расположен на побережье Берингова моря, на стыке южной Чукотки и Корякии - в р-не пос. Мейныпыльгино.

Биология размножения кулика-лопатня была хорошо изучена на косе Беляка экспедициями 1973-74 (Кондратьев), 1986-88 (Томкович), 2002 (Томкович), 2005 (Талденков). Все экспедиции, последовавшие за 70-ми годами, отмечали неуклонное снижение численности лопатня, от 50 и 95 гнездившихся пар соответственно в 1973 и 1974 годы, до 16 пар в 2005. Результаты экспедиций, работавших на косе Беляка, позволили сделать вывод о том, что главные причины катастрофического падения численности лопатня следует искать на местах его зимовок и (или) на путях миграции.

Несмотря на очевидную тревожную тенденцию, никаких практических мер по восстановлению численности вымирающей популяции принято не было.

Автору выпала невеселая миссия стать провозвестником катастрофы. В ходе моих работ на косе Беляка с конца мая 2009 г. по середину августа, лопатень не был зарегистрирован ни единого раза, несмотря на проведенные в начале июня специальные учеты, и последующее тщательное обследование участков тундры с оптимальными для лопатня гнездовыми биотопами. Правда, «экспедиция» состояла всего из одного человека, поэтому оставалась небольшая вероятность того, что малочисленные гнездившиеся лопатни были пропущены. Также оставалась вероятность того, что на косу Беляка вернутся для гнездования молодые птицы, достигшие 2-хлетнего возраста. Учитывая два последних обстоятельства, мы не стали спешить ставить точку на гнездовой популяции косы Беляка, и решили в случае обнаружения хотя бы одного гнезда предпринять отчаянную попытку ее восстановления путем непосредственной охраны гнезд лопатня от хищников.

Основными хищниками, опасными для гнезд куликов и их выводков, на косе Беляка являются песец и поморники. Потенциальными хищниками являются одичавшие собаки, бурый медведь, крупные чайки, канадский журавль. В последние годы коса Беляка не посещается оленеводами, и антропогенный пресс в период размножения птиц практически отсутствует.

Наш проект был поддержан Rufford Small Grant Foundation (единственный природоохранный фонд, поддержавший нашу инициативу). Финансирование позволяло провести полевые работы силами максимум двух людей, приехавших с «материка»: одного орнитолога (автора) и одного полевого ассистента, оба были участниками экспедиции 2005 г. Чтобы как-то вписаться в бюджет, мы решили привлечь к работе молодых чукчей-охотников из национального поселка Нутепельмен – ближайшего поселения к косе Беляка. Проработав три сезона (2005-08-09) на косе Беляка и на близлежащем о-ве Колючин, мы были лично знакомы со всеми охотниками поселка. Двое из них уже работали с нами на учетах сибирской гаги летом 2005 г, поэтому мы заранее знали наиболее надежных кандидатов.

Экспедиция прибыла на косу Беляка 21 мая, когда тундра почти на 100% была покрыта снегом. С 22 мая мы ежедневно проводили пешие экскурсии на западной оконечности косы Беляка на участке, где в 1970-х, 1980-х и 2000-х годах отмечена наиболее высокая плотность гнездования кулика-лопатня. В 2010 г. прилет куликов начался 27 мая. 29 мая началось активное снеготаяние, в этот же день первый раз в сезоне была отмечена высокая брачная активность у нескольких видов куликов. 31 мая началось похолодание, а вечером 2-го июня началась пурга, продолжавшаяся до утра 4-го июня. Без сомнения, двухдневная пурга могла негативно сказаться на количестве загнездившихся птиц, но вряд ли сильно повлияла на успех размножения куликов, поскольку она случилась раньше начала инициации кладок.

Трое молодых чукчей-охотников прибыли на косу Беляка 4 июня. Двое из них до 14 июня занимались поиском обитаемых нор песцов, совершая объезды косы и прилежащих территорий на своих собачьих упряжках. Ни одной жилой норы обнаружено не было, этот результат впоследствии подтвердился: в течение сезона размножения птиц песцы присутствовали на косе в очень большом количестве, но не размножались. Скорее всего, это было связано с полным отсутствием мышевидных грызунов.

10 июня мы провели учет на о-ве Южный, а 22 июня – вдоль северного берега косы Беляка. В ходе этого учета было найдено первое и, как выяснилось в дальнейшем (увы!), единственное гнездо кулика-лопатня. Обе птицы имели индивидуальные комбинации цветных колец, по которым мы определили, что они гнездились на косе в 2005 г., когда и были помечены И. Талденковым. В 2005 г. птицы принадлежали к разным парам. После находки гнезда мы немедленно приступили к его круглосуточной охране. При находке гнезда 22 июня яйца были слегка насижены, поэтому до 8 июля мы всячески старались не подходить к гнезду ближе 100 м, чтобы не оставлять запаховый след, по которому гнездо могло быть найдено наземными хищниками.

Один наблюдатель непрерывно находился в 150-180 м от гнезда и наблюдал за тундрой. Как выяснилось, в подавляющем большинстве случаев одного лишь присутствия человека хватало, чтобы наземные хищники – песцы и медведи обходили гнездо на почтительном расстоянии. Исключение составляли дни, когда с моря наползал густой туман, именно в такие дни случились подходы медведей на опасно близкое расстояние к гнезду. Звери были обстреляны сигнальными ракетами, что повергло их в паническое бегство. Немногочисленных песцов, охотившихся вблизи гнезда, и не обращавших внимания на человека, удавалось прогонять, выбегая им навстречу. После этого звери бросались наутек и не возвращались. Двух наиболее настырных песцов, несколько раз возвращавшихся после того, как мы их отгоняли, пришлось отстрелять.

Значительно хуже обстояло дело с охраной гнезда от пернатых хищников. С конца июня до конца июля на косе Беляка держались кочующие стаи длиннохвостых поморников. Мы пытались отгонять приближавшиеся к гнезду стаи, отстреливая птиц, но эта мера оказалась совершенно не эффективной: стаи почти не реагировали на звуки выстрелов и на выбиваемых птиц. Единственной относительно эффективной мерой оказалось выбегать навстречу стае, размахивая шестом, на который был привязан развевающийся плащ, но и этот метод не давал 100% результата. Отпугивание стай и одиночных поморников явилось наиболее трудной и энергоемкой задачей в процессе охраны гнезда. Следует признать, что эта задача полностью решена не была.

Вылупление произошло 11 июля. Первые пять дней выводок держался на удалении не более 50 м от гнезда, поэтому охрана его от песцов почти не отличалась от охраны собственно гнезда. Значительно хуже обстояло дело с поморниками, поскольку возникала серьезная опасность растоптать затаившегося птенца, бегая по тундре с развевающимся полотнищем. 17 июля выводок начал перемещаться на большие расстояния, и его эффективная защита от поморников стала практически невозможна.

Мы продолжали круглосуточную охрану выводка до 26 июля. Один раз в 3-4 часа наблюдатель-охранник находил беспокоящуюся при выводке пару лопатней, отходил на 100 м от места ее обнаружения, чтобы не вызывать беспокойства птиц, и своим присутствием отпугивал песцов. Судя по тому, что лопатни не пытались отвести выводок на значительное расстояние от наблюдателя, 100-метровой дистанции было достаточно, чтобы не вызывать беспокойства птиц-родителей. 26 июля мы впервые не обнаружили выводок, его поиски не дали результатов, и точно судьба выводка осталась неизвестной.

Несмотря на это, мы считаем нашу попытку охраны гнезда и выводка лопатня важным шагом. Мы убедились в высокой эффективности подобной охраны от наземных хищников. Выводок достоверно дожил до 15-дневного возраста, т.е. почти до подъема на крыло. Этот результат весьма значителен, поскольку смертность птенцов куликов особенно высока в первые дни их жизни. Мы убедились в возможности избирательно привлекать к подобной работе чукчей-охотников. Такую возможность, разумеется, нельзя рассматривать, как панацею, и ни в коем случае не стоит надеяться, что охрану лопатня удастся организовать силами одного лишь коренного населения.

На сегодняшний день перспективы охраны лопатня на гнездовых территориях рисуются в весьма мрачных тонах. Высокая стоимость экспедиций на Чукотку отсекает возможность помощи со стороны малоимущих энтузиастов. Остаются, правда, не совсем малоимущие энтузиасты, ведь съездить на Чукотку и поработать на благое дело всего лишь вдвое дороже, чем съездить отдохнуть в Таиланд…

Многие фонды не спешат финансировать масштабные экспедиции, предпочитая выделять средства на раскачивание волны беспокойства о судьбах исчезающей птички. Эколого-просветительская деятельность, бесспорно, необходима, но есть опасение, что пока эта волна вырастет до необходимой высоты, лопатня удастся увидеть лишь в музейных экспозициях и на фотографиях.

Предложение сконцентрировать усилия на охране известных гнезд может показаться абсурдным, но при существующей ситуации не нереальным. Летом 2010 г. были известны всего 14 гнезд кулика-лопатня: 1 гнездо на косе Беляка и 13 в р-не пос. Мейныпыльгино. В последнем пункте 6 гнезд лопатня были просто разорены хищниками – непростительная роскошь! Очевидно, что к каждому гнезду следует относиться, как к сокровищу, а каждого птенца, которого удастся охранить до его подъема на крыло рассматривать, как лучик надежды на то, что орнитологи следующих поколений июньским днем услышат над чукотскими берегами журчащие трели токующих лопатней.

А.Г. Дондуа, Н.Ф. Вартанян, Санкт-Петербург

"Мир птиц"  в печати

Подробнее о проекте (англ.)



Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media