Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg

 Экогид1.jpg  

 


Мольтрехт Арнольд-Кристиан-Александер

Мольтрехт Арнольд-Кристиан-Александер
Чигринский М. Воспитанник Тартусского  Университета врач А.К. Мольтрехт - исследователь Дальневого Востока// О развитии медицины и физкультуры в Тартуском университете. Вопросы истории Тартуского университета. XV. (Материалы комиссии истории ТГУ и музея истории ТГУ.) На русском и эстонском языках. Изд-во: Тартуского гос.ун-та . ЭССР. Тарту, 1983. С.143-152.

В данном сообщении речь идет о почти забытом исследователе Дальнего Востока, выпускнике медицинского факультета Тартуского университета А.К. Мольтрехте. Будучи окулистом и организатором здравоохранения в Приморье и Приамурье, А.К. Мольтрехт был вместе с тем страстным энтомологом, орнитологом, этнографом, путешественникам. Он объездил и исследовал Дальний Восток от побережья Берингова моря до реки Амур, путешествовал по Китаю, Корее, Японии и стал вторым после эстонца Пауля Ибиса /1/ российским ученым, побывавшим у аборигенов Тайваня. Разумеется, автору настоящей публикации - востоковеду - трудно оценить все значение деятельности А.К. Мольтрехта как медика и естественника. И тем не менее следует попытаться хотя бы кратко остановиться и на этих сторонах его научной биографии.

К сожаление, никаких биографических сведений об А.К. Мольтрехте не сохранилось ни во Владивостоке, ни в архиве Географического общества. Только благодаря любезной помощи директора Центрального государственного исторического архива ЭССР М. Кеэрдо и заведующего отделом Д. Эйнпауля, приславших архивную справку, удалось узнать, что Арнольд (Арнольд-Кристиан-Александер) Мольтрехт родился 15.08.1873 г. /2/ в пасторате Матия Лифляндской губернии. Его отец Карл был местным пастором. Мать, урожденную Мюллер, звали Матильде.
После окончания Биркенруской гимназии А.К. Мольтрехт поступил на медицинскии факультет Тартуского университета, где проучился с 18/1 1893 г. по 20/1 1899 г. Вероятно, он уже тогда интересовался проблемами глазных болезней, ибо в 1897 г. был послан кураторией Петербургского института слепых в составе глазного летучего отряда для оказания оперативной помощи слепым в Уфимскую губернию. До июня 1899 г. А.К. Мольтрехт работал в Петербургской глазной больнице, а затем уехал в Германию и Швейцарию, где совершенствовал свои знания до августа 1900 г. С сентября 1900 г. по май 1901 г. он снова практикует в Петербургской глазной клинике, а в августе 1902 г. назначается руководителем глазного отряда Дальний Восток, где и остается до конца своей жизни.
Наряду с работой в глазных летучих отрядах этой, по его словам, самой эффективной формой организации помощи слепым, которая существовала только в России и высоко ценилась иностранными специалистами /З/, А.К. Мольтрехт занимается офтальмологией в больницах для переселенцев в Никольске - Уссурийском, Хабаровске и Владивостоке, где стал заведующим /4/. В 1915 г. А.К. Мольтрехт становится врачом и заведующим Владивостокским госпиталем /5/. Его деятельность в области здравоохранения получила высокую оценку. В 1913 г. А.К. Мольтрехт был награжден малой серебряной медалью хабаровской выставки, организованной по поводу 300-летия дома Романовых, "за многолетнюю окулистическую деятельность среди переселенцев" /б/.
Наряду с врачебной работой в медицинских учреждениях Попечительства императрица Марии Александровны о слепых, членом которого он состоял с 1906 г. /7/, и на государственной службе, А.К. Мольтрехт с 1906 по 1930 г. занимается частной практикой не только как глазник, но и как невропатолог и терапевт. О его медицинском диапазоне свидетельствует и факт применения радия для лечения невралгии, ревматизма, подагры /8/. Большое внимание А.К. Мольтрехт как член Общества Южно-Уссурийского края уделял улучшению организации здравоохранения на Дальнем Востоке. В 1913 г. он принимал самое активное участие в работе 1-го съезда врачей Приамурья, где выступал с докладом и с резолюцией, содержавшей требование создания в Приморье специальных глазных лечебниц, убежищ и училищ для слепых, где они могли бы получать специальность и образование. Обращаясь к коллегам, А.К. Мольтрехт, как и подобает истинному гуманисту, призывал их улучшить медицинское обслуживание национальных меньшинств /9/. Судя по личному письму дочери известного дальневосточного библиографа З.Н. Матвеева Т.З. Матвеевой к исследовательнице творчества В.К. Арсеньева А.И. Тарасовой, А.К. Мольтрехт и умер как врач, спасая больных от сыпного тифа. "Доктор Мольтрехт, - пишет Т.З. Матвеева, - умер в начале 30-х годов от сыпняка. Лечил больных во время эпидемии, хотя был глазным врачом" /10/. Понятно, что частные и не очень точные сведения требуют еще проверки.

Важной стороной деятельности А.К. Мольтрехта были его естественно - научные изыскания как энтомолога и орнитолога. Наблюдения за жизнью животного мира проводились им как параллельно с лечебной работой, особенно в глазных летучих отрядах, так и в самостоятельных экспедициях. Поскольку специальных сумм на его предприятия частного характера зачастую не отпускалось, А.К. Мольтрехт чаще всего проводил наблюдения, сбор материала и фотосъемки за свой счет /11/.

Вкладом А.К. Мольтрехта в орнитологию стала коллекция и список птиц бассейна реки Анадырь, которые он подарил Зоологическому музею Российской Академии наук. Из-за плохого препарирования коллекция, за исключением 8 экземпляров, погибла, а список был издан B.Л. Бианки /12/. Следующая коллекция птиц, отнесенная директором Зоологического института Н.В. Нансоновым к числу важных и обширных, была отправлена А.К. Мольтрехтом в Петербург в 1910 г. /13/.

Результаты его энтомологических исследований наиболее полно отражены в работе "О географическом распространении чешуекрылых Дальневосточного края с выделением в особую фауну уссурийских "Lepidoptera", которая была издана в 1929 г. Указав на условность причисления всей этномофауны Амурского бассейна к одной зоне "Приамурью", А.К. Мольтрехт подразделил Амурский край на четыре фаунистических провинции, - Даурско-Монгольскую, Амурскую и Сахалинскую, Северо-восточно-сибирскую, Маньчжурскую. Кроме того, в статье дано описание 1372 видов чешуекрылых Дальнего Востока и приложена энтомологическая карта данного региона на русском и немецком языках /14/.

Последнее энтомологическое сочинение А.К. Мольтрехта "Диагнозы новых видов Lepidoptora из Уссурийского края" вышло в 1933 г. на немецком языке /I5/.
Все же наиболее широко известным научным достижением А.К. Мольтрехта является предпринятое им по заданию Географического общества путешествие в Японию, Корею, Китай и на о. Тайвань (Формозу). Никаких упоминаний о пребывании А.К. Мольтрехта в Корее не сохранилось. О его деятельности в Японии сообщается очень лаконично в одном из писем 1910 г., где говорится об экземплярах рыб Японского моря и чучелах змей, предназначенных для Зоологического музея /I6/, о чем будет сказано ниже. Будучи в Китае, А.К. Мольтрехт посетил западную Сычуань, бассейн р. Янцзы, возможно, Юньань. Большую часть времени он провел в провинции Фуцзянь, где пробыл с 10/XII по 1/1 1908 г. (по старому стилю). Во многом остановка в Фуцзяне объяснялась восстанием аборигенов Тайваня и невозможностью попасть на остров. Будучи в Фуцзяне, А.К. Мольтрехт, занимаясь орнитологическими изысканиями, побывал в горных районах, где обратил внимание на тропы, мощенные камнем, и заброшенные террасовые поля. Из этого путешественник сделал вывод о том, что в прошлом Фуцзянь была .густо заселенной, процветающей провинцией /17/.

Удовлетворенный собранной коллекцией редких птиц, А.К. Мольтрехт 1/1 1908 г. прибыл из Фуцзяни в Тамсуй, а оттуда - в Тайхоку (Тайбэй), откуда и начал четырехмесячное путешествие по Тайваню.
Этому путешествию он посвятил доклад, зачитанный 28/VIII 1908 г. на общем собрании Общества изучения Амурского края /18/. Оригинал доклада, кем-то переданный в Географическое общество /19/, до нас не допел. Сохранилась неполная машинописная копия подлинника - 8 листов. Сравнение указанной копии с печатным текстом доклада, изданным в 1916 г. /20/, доказывает, что доклад был отредактирован и несколько сокращен.

Будучи на Тайване, А.К. Мольтрехт решал как естественно¬научные, так и медицинские и этнологические задачи. Он должен был изучать местную палеарктическую фауну, а   также физиологию и медицину аустронезийских аборигенов острова.

Поездка А.К. Мольтрехта на Тайвань обеспечивалась надежным дипломатическим прикрытием. Вице-президент Географиче¬ского обшества П.П. Семенов-Тяньшанский добился через Министерство иностранных дел поддержки и помощи А.К. Мольтрехту со стороны японской администрации и ученых на Тайване. Без этого A.К. Мольтрехт, по его признанию, вред ли мог бы совершить путешествие в условиях труднодоступной горной стра¬ны, покрытой непроходимыми тропическими лесами и населенной воинственными туземными племенами /21/. Часть своего путешествия А.К. Мольтрехт провел вместе с двумя японскими коллек¬торами Кикути и Ямасака, которых характеризует как людей отважных и приспособленных "к жестоким условиям жизни среди дикарей" /22/. С большой симпатией говорит А.К. Мольтрехт о японском натуралисте профессоре Мори и других "влиятельных лицах", оказавших ему поддержку в работе /23/. Сопровождал А.К. Мольтрехта китаец, служивший переводчиком и поваром. Это был, по словам путешественника, "тип интересный", "пожалуй, единственный в своем роде на всем острове". Знавший английский и японский языки, явный вор и мошенник /24/. Не  понимавший ни китайского, ни туземного языков, А.К. Мольтрехт вынужден был терпеть такого провожатого.

Поездки А.К. Мольтрехта в Фуцзянь и особенно на Тайвань, оказались очень результативным!. Путешественник привез 130 турок птиц, 100 видов чешуекрылых, из которых одному виду по инициативе английского консула на Тайване, натуралиста Веймана, было дано название Tajuria Moltrechti   в честь А.К. Мольтрехта /25/. Кроме того, А.К. Мольтрехту удалось собрать редкую коллекцию змей и уникальные препараты - эмбрионы уби¬тых им беременных самок обезьян Macacus cyclopius, считающихся потомками древнейших ископаемых обезьян /26/. Часть перечисленных материалов А.К. Мольтрехт демонстрировал во время доклада. В мае 1910 г. А.К. Мольтрехт отправил кол¬лекцию птиц в Зоологический музей. В дороге она потерялась, но затем была обнаружена и направлена по указанному адресу. Однако в документах Зоологического музея не числится /27/. Коллекцию змей Тайваня и Японии и некоторые образцы рыб Японского моря А.К. Мольтрехт решил отвезти лично в Петербург, куда хотел выехать 1/ХП 1910 г. Судьбы этих экспона¬тов также неизвестны. Они нигде не зафиксированы. Анализ по¬лученного материала привел ученого к выводу о сходстве палеарктической фауны Тайваня, Северной Бирмы, Филиппин, китай¬ской провинции Юньань и Западной Сычуани. Он также указал на контраст картин животного мира Тайваня и соседней провинции Фуцзянь, но не смог дать объяснения этому явлению.

А.К. Мольтрехт побывал в ботаническом саду, созданном по указанию японского генерал-губернатора Тайваня, и познакомился с работой японских коллег. Все это произвело на него наилучшее впечатление.

Как уже говорилось, доклад А.К. Мольтрехта содержал цен¬ную и до сих пор актуальную этнографическую информацию. Он дал краткую характеристику аустронезийских племен аборигенов Тайваня, дав их названия в японской транскрипции /28/, упомянул о причисляемом к тайваньцам племени ями, проживавшем на острове Кошото (Ланьюс - Богель Тобаго), выделив его в от¬дельную группу /29/, докладчик показал аудитории историче¬ский снимок - прибытие японской экспедиции к ями. Почти все члены этой экспедиции были убиты туземцами /30/. Судьба снимка неизвестна.

Самое большое внимание он уделил широко распространенному среди аборигенов Тайваня обычаю охоты за го¬ловами. Обычай этот связан с особенностями первобытного мышления. Туземцы считают, что отрубив голову они получат благосклонность духов предков. Кстати, среди некоторых племен существует поверье о том,  что лучший охотник за головами обеспечит себе самое хорошее место в потустороннем мире. Юноша, убивший врага, проходит тем самым обряд инициации. Кроме того, охота за черепами связана с кровной местью, вы¬яснением правоты в споре, получением разрешения на брак. А.К. Мольтрехт обратил внимание на этот обычай, как на акт медицинской магии. Он подчеркивал, что подобный способ защи¬ты от эпидемий чреват опасностью для самих туземцев, ибо водруженные на шестах головы разлагались, отравляя воздух. Он отмечал, что охота за черепами дорого обходилась аборигенам, ибо численность мужчин резко сокращалась /31/. А.К. Мольтрехт подчеркивал, что ответные действия китайцев и особенно японцев заставляли туземцев постепенно отказываться от охоты на людей и заменять человеческие черепа черепами животных.
Будучи тонким наблюдателем А.К. Мольтрехт собирал сведения обо всех сторонах жизни аборигенов: о различных формах похоронных и свадебных обрядов, о запрещении мужчинам касаться женских вещей и наоборот, подобную табуацию для муж¬чин он объяснял тем, что молодые не должны были касаться "женского туалета, дабы избегнуть изнеженности... и укрепить в них мужество и отвагу" /32/. А.К. Мольтрехт - один из не¬многих свидетелей обычая побратимства кровью убитого врага у племени атайял. Более того он, вероятно, единственный фото¬граф, которому удалось это заснять. Вообще фотографировать туземцев, видевших в фотоаппарате орудие вредоносной магии /ЗЗ/. было очень трудно. Однажды путешественник познакомился с вождем племени вонум (бунун) - умным, волевым человеком, однако, сниматься тот не желал, А.К. Мольтрехт все же сфотографировал его, но снимок не получился /34/.

С симпатией и уважением говорил A.К. Мольтрехт об абори¬генах как смелых, ловких, исключительно выносливых охотниках, приспособленных к жизни в горах и тропиках. Вместе с тем он отмечал, что они как я все горцы, склонны к базедовой болезни и оказывал им медицинскую помощь, чем завоевал уважение туземцев.
О его отношении к своим носильщикам свидетельствует упоминание о том, что ему приходилось при переходах делить с ними груз "пополам" /35/.
Доклад А.К. Мольтрехта написан ярким остроумным языком. Вот, например, встреча с местными собаками, похожими на ша¬калов, которые, "подошедши совсем близко с выражением пол¬ного недоумения отвернулись и чихнули, видимо культуры никогда не сдыхали''. Или: "всякий любитель природы, который достиг этого и стоит на вериие Ран-ай-сан, получит настоль¬ко сильное впечатление, окруженный тысячелистными криптоме¬риями и кипарисами из породы Chamal cuparis и прочим хвойным лесом, что он не будет в состоянии забыть их или даже сравнивать с чудесами природы Кавказа, Швейцарии, Италии" /36/.
Вернувшись в Россию после пребывания на Тайване, А.К. Мольтpexт думал о новой экспедиции в Китай. В письме от 11/Х 1910 г. натуралисту Б.А. Федченко он писал о планах своей поездки в Ганьсу, Сычуань, Юньань, хотя ему и была ясна вся проблематичность подобных замыслов /37/. He сумев вновь по¬сетить Китай, А.К. Мольтрехт продолжал свои энтомологические и орнитологические исследования Приморья и Приамурья. В письме от 20/1 1930 г. в Зоологический институт он благодарил за содействие в организации его экспедиции в Буреинские отроги Яблонового хребта с энтомологическими  целями. Говоря о своей готовности к экспедиции, он писал: "Пока ста¬рый piedestal серце и легкие для карабкания по горем еще годятся, хотя, конечно, уже не то, что, например, 1908 (Фopмоза)". Здесь же А.К. Мольтрехт упоминает об   остатках его "основной коллекции в Риге", но о какой конкретно - неясно /38/.
Кроме непосредственной научной и лечебной работы, А.К. Мольтрехт с 1906 по 1929 г. являлся членом совета Общества по изучению Амурского края. Он был его казначеем с 1913 по 1914 г., а с 20/XI 1914 г. по 1929 г. - заведующим музеем и ученым секретарем общества, преподавателем Государственного Дальневосточного университета, научным сотрудником секции охраны живой природы Краеведческого научно-исследовательско¬го института при Государственном Дальневосточном универси¬тете, преподавателем этого же университета первого разряда, членом энтомологического и Приморского лесного общеста и общества врачей Южно-Уссурийского края /39/.
В своем выступлении, посвященном 25-летию музея, он призвал присутствующих спасти "от неминуемой гибели, пока не поздно, уссурийскую природу" /40/ и предложил в качестве од¬ной из таких мер устройство биостанций. Это предложение он вновь повторил в 1922 г. /41/. Однако о реальных результатах этой инициативы источники не сообщают.
Таковы относительно краткие сведения об одном из выпускников Тартуского университета. сыгравшем важную роль в изучении Дальнего Востока и исследовании народов Тихого океана.

1. Тsigrinski М. Paul Ibise rannakud ja keeleuuringud Taivanil. - Keel ja Kirjandus, 1982, nr. 11, lt.569-572.
2. Eesti NSV Riikliku Ajaloo Keskarhiivi. Arhiiviteatis, nr. 1-39/6, 1983, 02, 02; Личный состав Императорского Юрьевского университета к 15 ноября 1893 года. Юрьев, 1893, с. 25, В Бюллетене Краеведческого Научно-исследовательского института" при ГДУ, ” I, Владивосток, 1925, с. 21 сказано, что А.К. Мольтрехт родился в 1874 г., что не совсем точно - Н.Ч.
3. Мольтрехт А.К. К вопросу о нуждах Приамурья в специ¬альных глазных лечебницах, убежищах и училищах для слепых. - Труды 1-го съезда врачей Приамурского края 23-28 августа 1913 года в г. Хабаровске. Материалы по изучению Приамурско¬го края. Вып. ХX. Хабаровск, 1914, с. 323.
4. Ивашкевич Б.А. Писатели, ученые и журналисты на Даль¬нем Востоке за I9I8-I922 гг. Владивосток, 1922, с. 46; Российский медицинский список 1910. Спб; 1910, с. 270.
5. ЛОА АН СССР, ф. 55, on. I, ед.хр. 143, лл. I05-I07.
6. Приамурье (Хабаровск), 1913, 4 ноября, № 2140, с. 3.
7. Дальний Восток (Владивосток), 1906, 22 августа № 179, с. 2.
8. Владивосток в кармане. Карманный справочник - путеводитель. Владивосток, 1915, о. 71; Красное знамя (Владивосток), 1930, 8 февраля  № 31, с. 4.
9. Мольтрехт А.К. К вопросу о нуждах Приамурья в специ¬альных глазных лечебницах, убежищах а училищах для слепых. - Материалы по изучению Приамурского края,  вып. ХХ. Владивосток. 1914, о. 323-335, с. 418, с. 426.
10. Из письма Татьяны Зотиковны Матвеевой А.И.Тарасовой. 1/Х 1982 г. л. 2.
11. ЛОА АН СССР, ф. 8110, oп. 3, ед.хр. 686. л. 2-2 об.
12. Бианки В.Д. Список птиц, собранных г. А. Мольтрехтом в бассейне реки Анадыря. - Ежегодник  Зоологического музея Императорской Академии Наук, 1908, т. Х6, № 3-4. с. XXXIII - XXXV; Книга поступления Отделения орнитологии Зоологического Музея Императорской Академии наук, 1907,  № 164 от 9/Х 1907.
13. Отчет по Зоологическому музею Императорской Академии наук за 1910 год. Составлен директором музея академиком Н.В. Насоновым. - Ежегодник Зоологического музея Императорской Академии наук, 1910, с. 2-3.
14. Мольтрехт А.К. О географическом распространении чешуекрылых Дальневосточного края с выделением в особую фауну уссурийских Lepidoptera. - Записки Владивостокского Государственного русского Географического общества (Общества изучения Амурского края). Том III /ХХ/, вып. II, Владивосток, 1929, с. 5-70.
15. Мольтрехт А.К. Диагнозы новых видов Lepidoptera   из Уссурийского края. - Энтомологическое обозрение (продолжение "Русского энтомологического обозрения") т. XXV, 1933, №№ 1-2, с. I82-I83.
16. ЛОА АН СССР. ф. 55, oп. I, ед.хр. 143, л. 106.
17. Архив ВГО, р. 87, oп. I, ед.хр. 17, л. 2.
18. Отчет за 1908 год Общества Изучения Амурского края (Филиальное отделение Приамурского Отдела ИРГО). Владивосток 1910, с. 3.
19. Отчет ИРГО за 1915 г. Пг., 1916, с. 16, 99.
20. Мольтрехт А.К. Четыре месяца зоологической и энтомологической работы среди дикарей Центральной и Южной Формозы (Доложено в Обществе Изучения Амурского края в августе 190 года). Известия ИРГО, т. II, 1916, вып. I, с. 59-70.
21. Архив ВГО, р. 87. oп. I, ед.хр. 17, л. I, л. 3.
22. Там же, л. I.
23. Там же, л. 3
24. Это выражение в копии текста зачеркнуто. См. Архив ВГО. р. 87, on. I, ед.хр. 17, л. 3.
25. Мольтрехт А.К. Четыре месяца зоологической и энтомологической работы среди дикарей Центральной и Южной Формозы. Известия ИРГО, т. II. 1916, вып. I, с. 56-57.
26. Масkау G.L. From Far Formosa. Edinburgh and London 1900, р. 76.
27. Архив ЛО АН СССР, ф. 55, oп. I. ед.хр. 143, л. 106.
26. Китайские авторы, приводя иероглифическое написание племенных названий, обычно приводят для большей точности латинскую, а иногда и японскую транскрипцию. Хэ Лянькуй, Bэй Хуйлинь. Тайвань фэн тучжи (Описание местных обычаев на Тай¬ване), Тайбэй, 1966, ч. II, с. I-II.
29. Об этих племенах, называемых китайцами гаошань (горцы), см. Итс Р.Ф. Архаические формы    социально-производственных отношений тайваньских горцев. - В кн.: Охотники, со¬биратели, рыболовы. М., 1972, с. 134.
30. Архив ВГО,  p. 87, oп. I, ед. хр. 17, л. 5.
31. Архив ВГО. р. 87, оп. I, ед.хр. 17, л. 6. Еще в 70-х гг. XX в. отмечалась случаи .охоты за головами. - М. Ч.
32. Архив ВГО, р. 87, oп. 1, ед.хр. 17, д.8. Обычай этот сохраняется и поныне. - М. Ч.
33. П. Ибис отмечал, что тайваньцы по той же  причине боялась кронциркуля. Чигринский Н.Ф. Путешествие Пауля Ибиса на Тайвань. Советская этнография, 1982, № 2, с. 62.
34. Архив ВГО, р. 87, oп. I, ед.хр. 17, д. 5.
35. Архив ВГО, р. 87, oп. I, ед.хр. 17, д. 5.
36. Архив ВГО, р. 87, оп. I, ед.хр. 17, л. 5.
37. ЛОА АН СССР, ф. 810, оп. 3. ед.хр. 686. лл. 1-2.
38. ЛОА АН СССР, ф. 55, оп. 1. ед.хр. 412. лл. 1-2.
39. Отчет Общества Изучения Амурского ярая за 1915 г. Владивосток, 1917. с. 33; ЛОА АН СССР, ф. 55, on. I, ед. хр. 143, с. 105-107; Бюллетень Краеведческого научно-исследовательского института при ГДУ № I, Владивосток, 1925, с. 21.
40. Юбилейный сборник XXV. Музей Обвества изучения Амурского края за 25 лет своего существования.   Владивосток, 1916, с. 45.
41. Известия Южно - Уccypийского отделения Приморского От¬дела Русского Географического общества, № 4, апрель 1922 г., с. 70.

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media