Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз

Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg

 Экогид1.jpg  

 


Поляков Григорий Иванович

Поляков Григорий Иванович
Историю отечественной opнитологии конца XIX — начала XX в. трудно представить без яркой и трагической фигуры Григория Ивановича Полякова.   Подвижнические занятия этого человека, посвященные исследованиям птиц, оставили памятный след первоклассной обширной коллекцией, восьмилетним выпуском не имевшего у нас аналогов Орнитологического вестника, изданием сводок по птицам Московской губернии (1910,1924), не утративших значения до наших дней, богатой орнитологической библиотекой. Характерной чертой Г.И. Полякова как ученого было желание объединить на страницах журнала или в деятельности научных и любительских обществ, в совместных экспедициях или музейной работе людей, проявивших интеpec к изучению птиц.

Крайне скудны по причине, изложенной ниже, биографические сведения о Г.И. Полякове. В заметке о птицах Москвы (Орнитологический вестник, № 3~4, 1917) он упоминает, что вел свои наблюдения из дома отца в Лялином переулке. По справочнику «Вся Москва» за этот и предыдущие годы, а также по Адресу-календарю (Общая роспись чинов Российской империи) за ряд лет удалось установить, что в доме 27 по Лялиному переулку проживал коммерции советник Иван Кондратьевич Поляков, потомственный почет¬ный гражданин, член совета ряда мануфактур, государственного банка, страхового союза. Там же жила и его мать, Неонила Карповна Полякова. Сам Григорий Иванович чаще всего упоминается проживающим на станции Обираловка Ниже¬городской железной дороги, в имении Саввино, хотя есть и московские адреса. В 1905—1917 гг. на станции Обираловка проживал также Елисей Иванович Поляков (брат?). На одной из найденных в архивах записок Г.И. Полякова, датированных не позже 1934 г. и не ранее конца 33-го, его рукой сверху написано: «Мне 60 лет».

В архивах Московского общества испытателей природы (МОИП) за 1934 г. сохранилась папка документов, связанных с ходатайством об установлении пенсии Г.И. Полякову. Эти материалы явились основным источником при написании его биографии в дополнение к опубликован¬ным самим Григорием Ивановичем работам. Несколько писем и черновиков Г.И. Полякова удалось найти в архиве МГУ.

О своем детстве и юности Григорий Иванович пишет так: «Будучи с детства страстным охотником и рыболовом, я все свободное время проводил наблюдая природу. С 1900 г. отчасти под влиянием Ф.К. Лоренца приступил к систематическому изучению орнитофауны Московской области с составлением коллекций и ведением дневника биологических наблюдений». Любопытно отметить, что Ф.К. Лоренц также начинал свои натуралистические и охотничьи наблюдения в Богородском уезде, где работал его отец, — не это ли послужило началом знакомства двух любителей птиц? В 1910 г. Поляков пишет о своем учителе: «Но особенно много я обязан лицу, которому уже не могу здесь выразить своей благодарности. Лицо это — ныне покойный, наш добрейший Федор Карлович Лоренц, неутомимо и совершенно бескорыстно старавшийся обогатить мою коллекцию весьма интересными экземплярами птиц и снабжавший меня необходимыми для настоящей работы сочинениями, из которых некоторые представляют в настоящее время библиографическую редкость, и достать их без его помощи я вряд ли бы мог». «Настоящая работа» — это обширная статья «К орнитологической фауне Московской губернии», вышедшая в 1910 г. в «Материалах к познанию фауны и флоры Российской империи». Статья посвящена главным образом водоплавающим и околоводным птицам. Ей предшествовало около двух десятков небольших публикаций по птицам в периодических изданиях «Псовая и ружейная охота», «Семья охотников». Особое внимание уделялось добыче редких видов, гибридов, цветовых вариаций. В обобщающей сводке Г.И. Поляков постарался не только использовать всю доступную ему литературу по Московской губернии и свои данные, но и оценить степень неопределенности при обнаружении (или необнаружении) тех или иных видов птиц, привлекая материалы по перелетам в сопредельных областях, анализируя материалы по зимовкам. Для региональной фаунистики это был новаторский прием, предвосхищавший эру кольцевания.

Параллельно с наблюдениями за птицами Григорий Иванович принимает участие в организации «Правильного охотничьего дела». В 1905 г. он — председатель «Нового общества любителей охоты». Эта сторона его деятельности позже получит дальнейшее развитие. В 1916 г. он был назначен чиновником Департамента земледелия по отделу рыболовства и охоты. Проблемам организации охотничьего дела, вопросам охраны охотничьих птиц посвящена и заключительная часть второй крупной работы Г.И. Полякова по птицам Московской области — «Птицы Богородского уезда», опубликованной в Трудах Богородского научно-педагогического института краеведения в 1924 г.

Сведений о специальном образовании Г.И. Полякова крайне мало. Известно лишь, что в 1909 г. он был зачислен слушателем вечернего курса по разряду естественноисторических наук в Московский городской народный университет им. Шанявского.

Может быть, самой яркой страницей в жизни и орнитологической деятельности Г.И. Полякова следует считать годы издания Орнитологического вестника (1910—1917) — первого русского специального орнитологического журнала. Идейным вдохновителем этого издания был, по-видимому, Ф.К. Лоренц, не доживший до выхода первого номера. Там был помещен некролог, написанный другим учеником Федора Карловича — А.Ф. Котсом. Журнал издавался в основном на средства Григория Ивановича. Он же был главным редактором, выполняя львиную долю издательской работы. Замечательно характеризует душевные качества Г.И. Полякова предисловие редакции, открывающее первый номер: «Приступая с начала 1910 г. к изданию первого в России орнитологического журнала, мы вполне ясно сознаем все трудности этого дела, все жертвы трудом, временем и средствами, которые оно, несомненно, от нас потребует. Да не будет это сочтено неуместной гордостью, но именно сознание этих трудностей было одной из главных причин, заставивших нас отказаться от мысли с самого же начала стать под покровительство какой-либо научной организации.

На первые годы издание журнала обеспечено всем необходимым. Если дело не пойдет дальше — это будет нашей личной неудачей, за которую никто, кроме нас, не будет ответственен. Если же издание твердо станет на ноги, то это будет очевидным доказательством, что, несмотря на наши слабые силы, мы взялись за дело, отвечающее действительно назревшей потребности. Потребность, которую мы главным образом имеем в виду, — объединение сил русских орнитологов, как ученых, так и скромных любителей».

И дальше он пишет: «Наша главная цель — вводить в соприкосновение ученых-специалистов и простых любителей природы, любителей птиц; заинтересовать этих любите¬лей, приохотить их к более точным и обстоятельным наблюдениям, приучить их обмениваться сведениями, помочь им знакомиться с научными требованиями, облегчить им первые шаги к более широкому ознакомлению с пернатым царством и руководить попытками самостоятельных работ». Это актуально до сих пор, хотя начиналось в такие далекие годы. И многое из сказанного действительно удалось.

В журнале постоянно сотрудничали С.Н. Алфераки, В.Л. Бианки, С.А. Бутурлин, Б.М. Житков, Н.А. Зарудный, Д.Н. Кайгородов, А.Ф. Котс, Г.В. Лоудон, С.И. Огнев, Ф.Д. Плеске, Д.М. Россинский, К.А. Сатунин, В.В. Станчинский, П.П. Сушкин, А.Я. Тугаринов и др. Очень активно работал в журнале С.А. Бутурлин, публиковавший много первоописаний (главным образом — подвидового уровня), обзоры орнитологической литературы, хронику. Регулярно печатались заметки любителей птиц, письма в редакцию и ответы.

Более 40 работ опубликовал в Орнитологическом вестнике сам Григорий Иванович. Среди них — большой отчет о собственной экспедиции на озера Зайсан-нор и Марка-куль, результаты обработки сборов А.П. Велижанина (1050 экземпляров 243 видов и подвидов), материалы по птицам Московской области и т.д. До настоящего времени удержались три подвида, впервые описанные Г.И. Поляковым на страницах Орнитологического вестника, — желтой трясогузки, филина и бородатой куропатки. Подвид куропатки назван в честь П.П. Сушкина, неоднократно помогавшего Г.И. Полякову в его орнитологической деятельности, оставшегося верным в дружбе и в несчастье. Любопытно, что в 1925 г. П.П. Сушкин назвал в честь Г.И. Полякова подвид седоголового щегла.

Григорий Иванович вел в журнале разделы хроники, докладов и сообщений, экспедиций, путешествий, экскурсий и командировок, обмена орнитологическим материалом, вопросов и ответов. Занимался обработкой и корректурой всего напечатанного материала, вел всю корреспонденцию, печатал рецензии, некрологи. Краткий отчет о проделанной за четыре года работе приведен в первом номере журнала за 1915 г. Журнал печатал не только результаты, но и планы будущих исследований. Особое внимание уделялось развитию кольцевания, системе фенологических наблюдений, становлению охраны природы. Журнал имел хорошие связи с зарубежными орнитологическими и общезоологическими центрами, шел активный обмен информацией, литературой, расширялась библиотека издательства.

За труды по редактированию и изданию Г.И. Поляков был награжден большой золотой медалью Императорского общества акклиматизации животных и растений, избран в действительные члены.  Кроме этого за время издания Орнитологического вестника Григорий Иванович был избран членом МОИП (1910), Киевского орнитологического общества (1910), Архангельского общества изучения Русского Севера (1911), Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (1911), товарищем председателя Русского орнитологического комитета (1913), членом постоянной природоохранительной комиссии при Русском географическом обществе, став членом самого Общества в 1915 г. В 1916 г. Г.И. Поляков избирается членом Германского орнитологического общества и Британского орнитологического союза. Как эксперт он неоднократно участвовал в выставках сельскохозяйственных, певчих и декоративных птиц, был председателем фаунистической комиссии, разрабатывал анкетный метод сбора данных.

Число постоянных подписчиков, к сожалению, не превышало сотни. Были привлечены дополнительные субсидии от Департамента земледелия, но ухудшающаяся общественно-политическая обстановка, а затем и болезнь Г.И. Полякова привели к тому, что существование журнала оказалось под угрозой. Григорий Иванович обращается за помощью к М.А. Мензбиру, который откликнулся следующим письмом: «Г.И. Поляков вследствие своей болезни и других обстоятельств не счел для себя возможным продолжать издание основанного им Орнитологического вестника и обратился ко мне за советом, что можно сделать, чтобы журнал не прекратился совсем. Хотя я по некоторым причинам не считал для себя удобным быть сотрудником этого журнала, однако не мог не сочувствовать ему, как единственному в России орнитологическому журналу, и поэтому предложил Г.И. Полякову временно взять издание на себя, на что Г.И. Поляков немедленно согласился. Должен сказать, что мои годы и состояние моего здоровья не дают мне надежды удержать журнал в своих руках в течение сколько-нибудь продолжительного времени, но зато я надеюсь обеспечить его издание в будущем в качестве органа одного из наших ученых обществ.

Выпуская №№ 3 и 4 Орнитологического вестника за 1917 г., я не решаюсь открыть подписку на него в 1918 г. ввиду современного состояния у нас типографского дела, создавшихся норм оплаты труда в типографиях, цены на бумагу и т. д. Специальный журнал, назначенный для ограниченного круга подписчиков, ничего подобного выдержать не может. Но если обстоятельства сложатся более благоприятно, я постараюсь со временем издать журнал и за 1918 г. В №№ 3 и 4 Орнитологического вестника за 1917 г. мною помещены статьи, имевшиеся в портфеле Г.И. Полякова; от себя я прибавил лишь несколько строк в последних отделах журнала. Прилагаемый к этому номеру портрет основателя журнала, не сомневаюсь, будет с удовольствием встречен подписчиками, успевшими привыкнуть к Орнитологическому вестнику за его восьмилетнее существование».

К сожалению, обстоятельства сложились неблагоприятно, и журнал больше не выходил. Кроме работ Г.И. Полякова, опубликованных в журнале, заметным событием было написание раздела «Птицы» в издании Календарь Русской природы за 1914 г., к сожалению не имевшем периодического продолжения. В 1948 г. этот Календарь вышел вторым изданием с некоторыми добавлениями П.П. Смолина.

После революции Г.И. Поляков продолжает по мере сил изучение птиц Московской области. В 1921—1922 гг., как он пишет, работает по природоведению в опытно-показательной школе III Интернационала. В отчете МГУ за 1923 г. находим сообщение о передаче в дар Зоологическому музею орнитологической коллекции Г.И. Полякова числом более 7000 экземпляров, что «является весьма крупным обогащением орнитологической коллекции музея. Вместе с коллекцией пожертвованы 37 сундуков специальной конструкции, в которых она хранится» (1924). В более поздних публикациях называется цифра 10 тысяч экземпляров. Почти все поляковские птицы до сих пор сохранились в прекрасном состоянии, точно определены и хорошо этикетированы. В отчете за 1925—1926 гг. Григорий Иванович упоминается в числе зоологов, работавших с коллекцией рядом с С.А. Бутурлиным и П.П. Смолиным.

Как мы уже писали, в 1924 г. вышла вторая крупная сводка Г.И. Полякова по птицам Московской области, главным образом Богородского уезда. Эта работа, на наш взгляд, недостаточно оцененная, при внимательном прочтении содержит много чрезвычайно ценного материала и будет необходима всякому, желающему предпринять ревизию подмосковной орнитофауны. Здесь же можно получить представление о зоогеографических позициях Григория Ивановича, имеется группировка птиц по зонам обитания. Верный своей приверженности к сохранению преемственности в науке о птицах, Г.И. Поляков писал: «В истории авифауны Московской губернии началась новая эра, эра более быстрого, происходящего на наших глазах изменения ее состава и характера. Детально выяснить это предстоит юным орнитологам, которым я посвящаю эту свою статью. Она заключает в себе, главным образом, список всех известных для изучаемой местности птиц с возможно точным обозначением их распространенности и характера пребывания в ней, что, надеюсь, значительно облегчит их дальнейшие исследования».

В 1925 г. Г.И. Поляков по командировке МОИП изучает фауну Курской области. Итогом поездки стала рукопись о птицах этого района (20 листов). Известно, что с этой рукописью работал С.А. Бутурлин. Найти ее пока не удалось. С 1926 по 1927 г. Г.И. Поляков работает во Всероссийском кооперативно-промышленном союзе охотников в качестве секретаря редакции и помощника редактора изданий союза.

Но уже в ноябре 1927 г. Григорий Иванович оказывается на Соловецких островах. И хотя в дальнейшем он пишет, что заведовал биологической станцией Соловецкого общества краеведения с 1927 по 1931 г., а в 1932 г. по поручению Управления звероводческих ферм ОГПУ исследовал вопрос о рациональности вольного содержания кроликов, теперь ясно, что он находился в Соловецком лагере особого назначения с пятилетним сроком. Возможность публикации Трудов Соловецкого общества краеведения, состоящего из заключенных, лишь отчасти смягчала условия существования. Из публикации в этом издании статьи Г.И. Полякова о птицах Соловков видно, что он не обладал возможностью вести собственные наблюдения (свободно перемещаться по островам). Однако поначалу можно было посылать птиц на определение в Зоологический музей Ленинграда. Так, П.П. Сушкин определил знаменитую соловецкую кремлевскую чайку, как подвид серебристой, и откликнулся письмом. Писал Г.И. Поляков и Г.А. Кожевникову, и С.А. Бутурлину.

Общество краеведов вместе со своим изданием про¬существовало недолго. Всего с 1926 г. вышло 23 выпуска, и в 1929 г., после страшной зимы, все прекратилось. Последовало расследование о злоупотреблениях администрации лагеря, и часть заключенных была вывезена с Соловков. Весной 1932 г. Г.И. Поляков оказывается в Вологде. Несколько рукописей, в частности о соловецкой чайке (5 листов), о фауне птиц (20 листов), о гнездовых колониях гаг (3 листа), об охотхозяйствах Соловков и Кемьского района и др., вместе с книгами, которые приходили с материка, и инструментами, остались на Соловецких островах, хотя вряд ли уцелели, учитывая сложную судьбу самого здешнего лагеря.

В письме С.А. Бутурлину, датированном маем 1932 г., Григорий Иванович пишет: «Простите за такое большое промедление с ответом на ваше любезное письмо от 25 апреля. Все это время я чувствовал себя крайне плохо и в физическом, и в моральном отношении. Такого нудного, тоскливого чувства ранее мне еще никогда не приходилось испытывать, а главное — это полнейшая апатия. Даже сосредоточиться на чтении не могу. Где же в таком состоянии написать что-нибудь. Весьма благодарен Вам за обещание содействовать в получении из Университета моей библиотеки, без которой я работать никак не могу. За пять лет с головой моей сделалось что-то неладное, и в памяти моей сохранилось лишь кое-что, очень немногое. В библиотеке же здешнего музея и Общества краеведения почти ничего (из крупных сводок) нет, но, к удивлению моему, Орнитологический вестник оказался представленным довольно богато».

Верный своей любви к птицам, Григорий Иванович не может удержаться от орнитологических наблюдений, отмечает добычу на о. Малая Мурома летом хохлатого жаворонка, гнездо¬вание певчего дрозда на Соловках, появление там же домового воробья, отсутствие тетерева и лишь отдельные залеты галки.

«Много и другого, не менее любопытного, что в коротком письме не перескажешь... Оплачиваемой должности я здесь, в Вологде, никакой не нашел. Чтобы скоротать время, хожу пока в естественноисторический музей. И здесь приходится наталкиваться на интересные неожиданности. В долине р. Вологды гнездится ястребиная славка, нередок зеленый дятел. Вспомнилось высказывание из моей работы о птицах Московской губернии — о нахождении реликтовых южных форм к северу за границей области их теперешнего распространения... Всего Вам наилучшего. Ваш Г. Поляков».

Осталось сказать немногое. В 1933—1934 г. Г.И. Поляков проживал в Подмосковье, на ст. Перловская, Трудовая улица, дом 13 (дом сохранился до сих пор). «Прилагая при сем очерк моей деятельности в области изучения орнитологии СССР и отзыв о ней научных учреждений, прошу об исходатайствовании мне персональной пенсии. В 1933 г. я состоял научным сотрудником Центрального лесного заповедника, но заболев, выехать на место не мог. С того времени здоровье мое все ухудшается, и рассчитывать на возможность работать где-либо мне уже не приходится, источников же дохода я никаких не имею», — писал Г.И. Поляков в прошении о пенсии по линии МОИП. К чести наших ученых, многие поддержали это прошение. От МОИП — Н.Д. Зелинский, от Зоомузея МГУ — С.С. Туров и Г.П. Дементьев, из Ленинграда прислал большое письмо С.А. Бутурлин. Ходатайство было отклонено в связи с непредоставлением справки с места последней работы и сведений об иждивенцах.

Судьбу библиотеки Г.И. Полякова, которую он завещал Зоомузею после смерти (как видно из вологодского письма, она попала туда еще раньше), удалось проследить по упомянутым в публикациях Григория Ивановича раритетам, имевшимся в его распоряжении. Часть их с дарственными надписями или со счищенными экслибрисами Г.И. Полякова обнаружилась в библиотеке Зоомузея МГУ, т.е. в какой-то мере завещание было соблюдено, но как целый корпус библиотека Г.И. Полякова не сохранилась. По некоторым данным, в конце 60-х гг. в Москве проживали родственники Григория Ивановича (сыновья?). Но все поиски наши в этом направлении пока не увенчались успехом. Во всяком случае, после 1934 г. фамилия Г.И. Полякова, как здравствующего автора, нам ни в публикациях, ни в архивных материалах не встретилась.

Мы надеемся, что настоящая статья будет скромной данью памяти этого человека, а ее публикация вызовет отклики, которые помогут прояснить еще во многом неизвестные детали этой трудной и возвышенной судьбы.

В.М. Константинов, В.С. Шишкин

Московские орнитологи. М.: Изд-во МГУ, 1999. 526 с. Ответственные редакторы: д.б.н., профессор В.Е. Флинт и д.б.н. О Л. Россолимо. Редакционный совет: В.Т. Бутьев, В.М. Галушин, М.В. Калякин, В.М. Константинов, В.С. Шишкин.

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media