Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

 Экогид1.jpg  

 


Шестакова Гали Сергеевна

Шестакова  Гали Сергеевна
Профессор Гали Сергеевна Шестакова — одна из ярких представительниц весьма не­многочисленного отряда рос­сийских женщин-орнитологов, специализировавшихся в обла­сти академической науки. Ее исследовательская деятельность была тесно связана с двумя ведущими научными центрами нашей страны — Московским университетом и Академией наук, а формирование как уче­ного совпало с интенсивными занятиями сравнительной мор­фологией. Со временем круг разрабатывавшихся ею вопро­сов неуклонно расширялся: от классической сравнительной анатомии позвоночных на первых этапах деятельности к экологической, а затем и к функциональной морфологии. Своего рода вершиной здесь стали ее исследования такой комплексной проблемы, как механизмы полета птиц.

Гали Сергеевна Шестакова родилась в 1891 г. в г. Москве в семье архитектора — «служащего из дворян», как прихо­дилось писать позже в анкетах. Окончив с золотой медалью гимназию, Гали Сергеевна поступила на Московские Выс­шие женские курсы. После событий 1917 г. курсы рас­формировали, а слушательниц зачислили в Московский университет. Университетский курс Гали Сергеевна закон­чила по естественному отделению физико-математического

факультета. Найти работу по специальности в те трудные времена было нелегко, так что на службу устраиваться приходилось в такие учреждения, названия которых звучат сейчас несколько экзотично, но в какой-то мере передают дух эпохи. Так, Гали Сергеевна трудилась в качестве старшего лаборанта в Центральной комиссии водоохранения при ВСНХ, поработала она и на кафедре питательных веществ МВТУ. Но в 1922 г. и жизнь, и судьба Гали Сергеевны счастливо и кардинально изменяются: ее зачисляют старшим ассистентом на кафедру сравнительной анатомии и зоогеогра­фии Московского университета, где она становится помощни­ком крупнейшего ученого и выдающегося орнитолога — М.А. Мензбира, ученицей которого она, кстати, была еще на Высших женских курсах.

Постоянное и тесное общение с такой мощной и яркой личностью, какой был М.А. Мензбир, безусловно, оказало определяющее влияние на формирование научных интересов Гали Сергеевны, на тематику и стиль ее исследований. Да и вообще работа с М.А. Мензбиром оказалась для нее отличной, хотя и вовсе не легкой школой. Михаил Александрович поручал ей не только практические занятия со студентами (она вела большой практикум по сравнительной анатомии), но и чтение лекционных курсов. Так, в 1931—1933 гг. Гали Сергеевна читала курс биологии промысловых птиц; она числилась в это время научным сотрудником первого разряда НИИ зоологии МГУ. В Московском обществе испытателей природы, плодотворная научная деятельность которого во многом была обязана усилиям его президента — М. А. Мензбира, Гали Сергеевна также проводит в эти годы большую работу. В МОИП она была в разные годы не только ученым секретарем, членом совета, но выполняла также обязанности казначея, была даже — в духе времени — секретарем «комиссии по соцсоревнованию».

И в это же самое время Гали Сергеевна интенсивно ведет собственные научные исследования. Тематика их разнооб­разна и часто полностью или частично выходит за пределы орнитологии. К ним относятся опубликованные в Бюлле­тене МОИП в 1924 г. работы о происхождении легких из последней пары жаберных щелей и об анатомии и развитии языка хамелеонов. Тогда же было положено начало серии ее известных работ о гомологии слуховых косточек у позвоночных; в частности, аналитический очерк эволюцион­ного развития звукопроводящего аппарата у птиц появился в 1934 г. (также в Бюллетене МОИП). Но, быть может, особенно значимыми во многих отношениях, в том числе и с точки зрения формирования дальнейших научных интере­сов Гали Сергеевны, были две ее крупные работы, посвящен­ные проблеме онтогенеза птичьего крыла. Есть все основа­ния назвать эти исследования классическими: выполненные с большой тщательностью, они существенно прояснили детали развития крыла птицы и ряд тонких особенностей его морфологии. Одна из работ — о развитии крыла южноаме­риканского страуса нанду — вышла из печати в 1925 г., вторая — об онтогенетическом формировании дистальной мускулатуры птичьего крыла — в 1928 г. Обе работы были опубликованы в Бюллетене МОИП на немецком языке и поэтому быстро принесли Гали Сергеевне международную известность. Ссылки на эти ее исследования и сейчас встречаются в крупных руководствах по анатомии птиц. Материалы же последней из названных работ составили содержание реферата-доклада, представленного ею в каче­стве успешно защищенной в марте 1935 г. докторской диссертации, развернутые положительные отзывы на кото­рую дали Б.С. Матвеев, В.В. Васнецов и А.Н. Северцов.

В октябре 1935 г. скончался M.А. Мензбир. Это печальное событие ознаменовало значительный поворот в судьбе Гали Сергеевны. В соответствии с распоряжением Президиума АН СССР осуществляется ее перевод из университета в недавно созданный академический Институт эволюционной морфологии и палеозоологии (ИЭМП). Впоследствии институт неоднократно подвергался структур­ным изменениям, но Гали Сергеевна — уже до конца своей жизни — оставалась связанной с наиболее «зоологической» (неизменно наследовавшей имя А.Н. Северцова) частью этого учреждения - - ИЭМ, ИМЖ, ИЭМЭЖ АН СССР, а ныне — ИПЭЭ РАН. Этот период научной деятельности Гали Сергеевны отмечен резко доминирующим интересом к проблеме полета птиц, причем в самом широком смысле.

Действительно, углубленное изучение тонких особенно­стей анатомии крыла птицы постепенно подводило к более широкому кругу вопросов: какова связь морфологии крыльев разных птиц с особенностями их экологии и типом полета, как функционируют крылья птиц в полете, каковы физичес­кие механизмы полета. Конечно, в начале академического периода своей деятельности Гали Сергеевна занималась не только проблемой полета — она продолжает исследование гомологии слуховых косточек позвоночных, в широко изве­стном сборнике памяти M .А. Мензбира (1937) публикует большую работу о систематике и генетических взаимоотно­шениях овсянок. И все же вопросы, связанные с полетом, все больше привлекают ее внимание. К 1941 г. она подготавли­вает рукопись «Полет птиц» объемом около 8 печатных листов, которую, однако, по условиям военного времени опубликовать не представилось возможным.

В ходе одной из внутренних реорганизаций в структуре института в 1947 г. была создана орнитологическая группа, которой Гали Сергеевна руководила до своего выхода на пенсию в конце 1959 г. Изучение полета птиц становится ведущей тематикой в работах орнитологической группы. В составе группы постепенно появляются сотрудники, специ­ализирующиеся в области исследования различных аспектов полета (Т.Л. Бородулина, В.Э. Якоби, Н.В. Кокшайский). На Болшевской биологической станции Гали Сергеевна организует киносъемки полета и ставит ряд экспериментов на птицах разных видов, выращенных на биостанции и по большей части прирученных для такого рода исследований. Расширяются контакты с коллегами, интересующимися полетом птиц, — как с биологами (Гали Сергеевна была, в частности, оппонентом на защите докторской диссертации Н.А. Гладкова), так и с представителями технических наук, среди которых были и такие личности, как один из органи­заторов ЦАГИ В.П. Ветчинкин, крупный специалист в области аэромеханики профессор В.В. Голубев, создатель ракетной техники М.К. Тихонравов. Это и понятно: машу­щий полет птиц воплощает решение проблемы, необычайно трудной для технической реализации, не слишком ясной теоретически, а потому и весьма привлекательной с той точки зрения, которую позже стали называть бионической.

Более подробные сведения о полученных Гали Сергеев­ной и ее сотрудниками результатах в области изучения полета и об их соотношениях с результатами других исследователей можно найти в специальной публикации (Зоологический журнал. 1982. 61, 7. С.1971—1987). Здесь же хотелось бы выделить следующие моменты. Несомненная и важнейшая заслуга Гали Сергеевны заключается в том, что от традиционных работ, выполнявшихся в эколого-морфоло-гическом плане, она сумела перейти к исследованиям биоме­ханики полета. Организованный ею анализ материалов киносъемок полета, осуществление простейших эксперимен­тов на птицах были первыми систематически проводивши­мися в нашей стране.

Крыло птицы в отличие от крыла самолета не сплошное и в той или иной степени проницаемо для воздуха. Опыты с заклейкой тонкой бумагой разных частей крыла показали, что его проницаемость, вызванная наличием щелей между перьями, имеет существенное значение для полета. Большое внимание уделяла Гали Сергеевна также исследованию рельефа поверхности птичьих крыльев и его возможной роли в аэродинамике— вопрос крайне сложный и до сих пор во многом еще загадочный. Для понимания экологических аспектов полета большое значение имели выполненные Гали Сергеевной и ее сотрудниками исследования приспособле­ний к полету в пределах естественных групп птиц. Наиболее важные ее работы этого периода были опубликованы в Трудах ИМЖ (1953. Вып.9), большое число работ Г.С. Шестаковой и ее сотрудников публиковалось в различных сборниках и научной периодике. Обобщение же важнейших результатов этих исследований и подробная библиография даны Гали Сергеевной в ее небольшой монографии «Стро­ение крыльев и механика полета птиц» (1971).

И в заключение — несколько слов о чисто человеческих качествах Гали Сергеевны. Всех, кому приходилось иметь с ней дело, поражали ее необыкновенная доброжелательность, внимание, исключительный такт. И уж конечно, эти качества Гали Сергеевны полнее всего могли оценить ее ученики и сотрудники, всегда ощущавшие мягкое и доброе отношение к себе, постоянную поддержку, ненавязчивую заботливость, проявлявшиеся и в большом, и в малом. Замечательно гармонично сочетались в облике Гали Сергеевны высокая порядочность, чувство собственного достоинства и исключи­тельная личная скромность, подчас даже вызывавшая удив­ление. И в самом деле: классические исследования Гали Сергеевны сделали ее имя хорошо известным многим иностранным коллегам, в числе ее корреспондентов были виднейшие ученые, существовали зарубежные публикации с очень лестными отзывами о деятельности Гали Сергеевны, но узнать от нее об этих отзывах было невозможно, и они становились известны лишь стороной и случайно.

Таким рисуется в памяти образ Г. С. Шестаковой — одаренного и трудолюбивого исследователя, глубоко привле­кательного человека.

Н.В. Кокшайский, В.Э. Якоби



Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media