Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

Систематическая галерея
baner_Sturman.gif
agrol.jpg

 Экогид1.jpg  

 


Халафов Константин Константинович

Константин Константинович Халафов (1902-1969) – поэт, музыкант и орнитолог

Евгений Шергалин, zoolit@hotmail.com, zoolit@mail.ru

Константин Константинович Халафов в 1960-ые годы за фортепьяно (фотографии из семейного архива Халафовых, Мельбурн, Австралия)

Константин Константинович (Кириллович) Халафов (1902-1969)

Большинство людей, серьезно интересующихся птицами, начинают испытывать эту страсть еще в самом раннем детстве. Но есть и такие, кто влюбляется в пернатых уже в зрелом возрасте. Одним из них был Константин Константинович Халафов – инженер, поэт, музыкант и орнитолог – очень талантливый человек с тяжелой и непростой судьбой.

Он родился 2 апреля 1902 года в Москве в семье либеральных русских интеллигентов Константина и Марии Халафовых и был их единственным ребенком (непонятно почему, но в одном некрологе его отчество указано как Кириллович, а инициалы на всех публикациях на английском языке выглядят так - K.C.Halafoff). Оба родителя происходили из Санкт-Петербурга и мы не располагаем сведениями о них. К сожалению, мальчик очень рано потерял свою мать. Еще в детстве Константин брал частные уроки музыки, мечтая стать концертирующим пианистом и композитором и совсем юным начал писать стихи. Костя получил отличное домашнее начальное воспитание, но дальнейшее образование стало невозможным из-за начавшейся Гражданской войны. Величайшая смута привела 17-летнего К.К.Халафова в Белое движение и, вероятно, из Крыма вместе с остатками армии генерала П.Н.Врангеля на одном из 130 судов британского или французского флота почти достигший совершеннолетия молодой человек в 1920-м году эвакуировался в Константинополь, навсегда покинув Россию.

Из города своего имени он в том же 1920 году перебрался в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, где, наконец, смог продолжить свою учебу в разных учебных заведениях, пока, наконец, не поступил в Белградский университет. В студенческие годы учебы Константин встретил Ирину Владимировну Комарову, родившуюся 26 июля 1908 года - дочь Натальи Дудишкиной - родственницы Энгельгартов и также потомка белых эмигрантов. Они поженились. После окончания университета в 1931 году Константин стал гражданским инженером, а его супруга Ирина – архитектором. Он остался при университете, получив звание ассистента профессора. 17 июня 1935 года в Белграде родился их единственный сын Сергей (1935-2003).

Константин Константинович всю свою жизнь, работая инженером, параллельно был также концертирующим пианистом, композитором и поэтом. С 1928 года он являлся членом белградского филиала парижского литературного объединения «Перекресток», которое ориентировалoсь на творчество В.Ходасевича и неоклассицизм в поэзии, а с 1934 года – членом кружка «Литературная среда» в Белграде. Публиковал стихи в русских журналах «Возрождение» (Париж), «Грани» (Мюнхен), газете «Возрождение» (Париж). К.К.Халафов - участник литературных сборников «Мосты» (Мюнхен 1958-1970), «Перекресток» (Париж 1930), «Сборник стихов» (Париж 1929), «Содружество» (Вашингтон 1966), «Якорь» (Берлин 1936). Его стихи напечатаны и в сборнике, посвященным кровавым событиям - восстанию в Будапеште в 1956-м году. Позже К.К.Халафов писал также на английском языке. Во время своего европейского периода жизни Константин Константинович не проявлял интереса к птицам, да и было, честно говоря, не до них.

Они покинули Югославию по политическим причинам. Константин трудился на железной дороге и после потери работы искал другие возможности найма. В 1944 г. он уехал в Австрию, а оттуда в Германию (Кассель). В конце войны вся семья оказалась в лагере для перемещенных лиц (DP) на территории Германии, в котором они вынуждены были решиться на отъезд в Австралию, поскольку эта страна была одна из немногих, принимавших в то время более пожилых людей, а они переезжали из страны в страну вместе с пожилой мамой Ирины Владимировны. В марте 1949 года Халафовы в составе 4-ых человек итальянским пароходом «Мозаффари» из Неаполя прибыли в австралийский порт Перт. Глава семьи, владея английским языком и не желая быть посланным в удаленную часть Австралии на низкооплачиваемую работу, смог оформиться на биржу труда в Мельбурне. Поскольку он специализировался на строительстве мостов, то вначале был принят на работу простым чертежником - требовалось время для демонстрации навыков и возможностей. К счастью, в ту же компанию и тоже чертежницей была зачислена также и Ирина Владимировна. Сначала семья проживала в районе Мельбурна Челси, что на берегу океана, а потом они смогли купить дом в Фернтрее Гулли (в переводе - Овраге Папоротников) в восточной части разросшегося Мельбурна.

Как-то раз, проводя во второй половине 1950-ых годов отпуск в Белгравии, что находится к западу от Сиднея в Новом Южном Уэльсе, Константин Константинович встретил женщину, которая дружила с птицами-лирами. Их встреча и стала «роковой», определив страсть Константина Константиновича на все последние годы его жизни. Но не к этой женщине, а к орнитологии ! Эндемичный для Австралии род птиц-лир (Menuridae), состоящий всего из двух видов, славится своим пересмешничеством и способностью имитировать любые другие звуки. Главным интересом Константина был музыкальный, поскольку он считал, что птицы-лиры способны сочинять музыку своей песни, а не составлять ее вразнобой из услышанных в разное время и в разном месте каких-то компонентов, то есть каждая из птиц-лир – в своем роде композитор. До этого Константин написал статью по изучению музыки стихов Бориса Пастернака и поэтому его интерес как композитора к песням птиц совершенно не случаен. Он начинает очень серьезно заниматься этим вопросом и собирать литературу о пении разных видов птиц. Кроме того, наполовину ручные птицы–лиры жили в Шербрукском лесу, который находился совсем недалеко от его дома и наблюдать за ними ему было несложно.

Кормление с рук одного из новых ручных друзей

Константин Константинович был разносторонне талантливым и очень романтичным человеком и в этой связи нам кажется здесь уместным привести живой и образный отрывок из некролога, написанного его другом Р.Сазоновым и опубликованного в газете «Новое Русское Слово» (Russian Daily) 1.10.1969.

«Новый этап – Австралия, куда К.К.Халафов приезжает уже с солидным знанием английского языка и сразу попадает на государственную службу в Департамент дорог и мостов, где в короткий срок достигает очень хорошего положения.Там им написано капитальное «Руководство по расчету подвесных мостов» - работа, окончательно утвердившая его служебную позицию. Жизненные вехи определились, а новая страна с совершенно новой природой вызвала и новые интересы. Знакомство с тропическими лесами, а особенно посещение Шербрукского лесного заповедника с его редкостным обитателем – «птицей-лирой» - дает К.К.Халафову толчок для новых исканий. Сначала просто наблюдение за жизнью этих, единственных по красоте оперения, птиц и успешные попытки приручить их, носят чисто пантеистический характер – птица – лира, душа тропического леса.

Позже интерес этот переходит в другую фазу – на смену поэту приходит натуралист; и этот «натуралистический интерес» приносит К.К.Халафову известность среди орнитологов, далеко вышедшую за пределы Австралии. Им были сняты два фильма из жизни птицы-лиры, работа над которыми, требовавшая невероятного терпения и осторожности, заняла несколько лет. Но когда эти фильмы, в сопровождении доклада, были показаны в одном из университетов Австралии, сразу стало ясно, что труд, на это затраченный, не пропал даром.

Но автор фильмов на этом не останавливается: сходство между песнями птиц-лир и музыкой Стравинского дает ему идею серъезно заняться изучением птичьей музыки. Снова несколько лет уходят на эту новую работу – записи на звуковые ленты, разложение птичьих звуков на ноты, кропотливый труд над анализом структуры песен, определение их характера и т.д. и т.п. По этим вопросам К.К.Халафов пишет несколько статей для орнитологичекских журналов и выпускает несколько звуковых записей на пластинках. Исследования идут все глубже и глубже – ими заинтересованы не только австралийские специалисты – начинается переписка с учеными Англии и Америки, среди которых имеются орнитологи с мировыми именами. Лаборатория в Штатном университете Охайо, США, переснимает записи песен птиц-лир на графикон, после чего один из выдающихся американских орнитологов Д.Т.Боррор предлагает К.К.Халафову свое сотрудничество. С этим периодом совпадает выпуск в печать нескольких научных работ – резюме всего, К.Халафовым сделанного. Из них самой важной является “Survey of Bird Music” с анализом композиций песен птиц-лир, и сравнение этих композиций с человеческим творчеством; вместе с Д.Т.Боррор написана статья для «Джорнал оф Ссайенс» (при Унив. Охайо), которая должна выйти в свет в сентябре т.г. Но как бы в отместку за успехи, болезнь все больше и больше дает себя знать, все труднее и труднее становится заниматься любимыми делами и все меньше остается надежды довести до конца начатое… Посещение лесов делаются все реже и реже, и постепенно круг занятий ограничивается домом. Наряду с этим – страдания, доктора, лекарства…

Зная о своем близком конце и сильно мучаясь физически, К. Халафов проявляет необычайную стойкость и силу духа. В последний раз вернувшись домой из больницы, где он провел несколько недель и зная от доктора о том, что жить ему осталось считанное время, он все же не теряет своего живого интереса к окружающему; буквально за минуты до смерти в кругу своей семьи – жена, сын и невестка – говорит о своей работе, об искусстве, о музыке, о литературе – о чем угодно, только не о своем состоянии. Конец наступил гораздо раньше предсказанного докторами – мгновенно, как удар… К.К.Халафов перешел в другой мир так же, как и жил – полный интереса к жизни.»

«В полях», хотя здесь буквально и точнее – в лесах…

За последние 10 лет своего пути он успел опубликовать 14 статей по биоакустике пения птиц. Последние 2 работы уже вышли после его смерти. Почти все они опубликованы в двух журналах: научно-популярном региональном издании провинции Виктории «Натуралист Виктории» (11 статей) и научном журнале Австралийского орнитологического союза «Эму» (3 работы). Предпоследняя работа, увидевшая свет через месяц после смерти автора, была опубликована в Американском орнитологическом журнале «Вильсоновский Бюллетень». В основном, он изучал пение птиц-лир, но есть также обстоятельная статья про структуру песни земляного дрозда-отшельника (Myadestestownsendi) и одна заметка про черных дроздов (Turdus merula), завезенных в Австралию европейцами.

Константин Константинович всю жизнь был заядлым курильщиком и именно это увлечение, к сожалению, и погубило его - он скончался в возрасте всего 67 лет от эмфиземы легких 29 мая 1969 года в госпитале Фернтри Гулли и похоронен на близлежащем кладбище (Ferntree Gully Cemetery) рядом с тропическим лесом и птицами-лирами, которых так сильно полюбил на далеком зеленом континенте.

Он не успел опубликовать свои мемуары, но семья бережно сохраняет его архив со всеми публикациями, полевыми дневниками, фотографиями, слайдами и фильмами. Идут переговоры о передаче его научного наследия Австралийскому орнитологическому союзу. Созданные Халафовым фильмы о птицах-лирах хранятся в архивах США.

Единственный сын Константина Константиновича Сергей пошел по стопам отца и тоже стал архитектором. Он был заядлым фотографом и также интересовался японской культурой, поскольку был чемпионом страны по борьбе дзюдо в 1960-ые годы. Сергей свободно говорил по-японски и прошел обучение в Японии, добившись черного пояса в этой борьбе. В юности Сергей помогал отцу добираться до мест в горах, куда Константину Константиновичу по состоянию здоровья уже было тяжело проникнуть в одиночку. Сергей женился на Ирине Георгиевне Клопотовской, также русской эмигрантке, преподавательнице русского и немецкого языков в Мельбурне в 1965 году. У них родились и выросли две дочери: Анна в 1970-м и Кира в 1971 году.

Автор искренне благодарен вдове Константина Константиновича – Ирине Владимировне Халафовой (Комаровой), пару лет назад разменявшей вторую сотню лет, его невестке Ирине Георгиевне Халафовой (Клопотовской) и старшей внучке Доктору Анне Сергеевне Халафовой за все предоставленные научные публикации нашего героя и за всестороннюю помощь в написании статьи.

Приятно сознавать, что хоть и через 40 лет после смерти, но все-таки его имя, наконец, возвращается к нам.

Основные публикации К.К.Халафова по орнитологии:

1958 – Lyrebirds of Sherbrooke. Victorian Naturalist 74(11): 157-63.

1958 – Sherbrooke Diary. Victorian Naturalist 75(7): 105-112.

1959 – A Lyrebird dancing in a pool. Emu 59: 220.

1959 – Musical analysis of the lyrebird's song. Victorian Naturalist 75: 169-78.

1959 – The range of the lyrebird's song. Victorian Naturalist 76: 121.

1961 – Writing down a lyrebird's song. Victorian Naturalist 77: 335-338, 359-363.

1961 – Notes on the lyrebird's song. Victorian Naturalist 78: 79-81.

1962 – Notes on Lyrebirds. Victorian Naturalist 78: 339-340.

1962 – The Local Dialect of Gippsland Lyrebirds. Victorian Naturalist 79: 137-138.

1962 – A strange duet. Emu 62: 62.

1964 – Audiospectrographic analysis of the lyrebird's song. Victorian Naturalist 80: 304-12.

1965 – Some Comments on Bird Music. Victorian Naturalist 82: 78-86.

1966 – Hi-Fi in the Forest. Roadlines. June: 5-6.

1968 – A survey of birds’ music. Emu 68: 21-40.

1969 – Notes on song structure in the Townsend’s Solitaire (in co-authorship with Donald J.Borror). Wilson Bulletin. June. Vol.81. Nr.2. Pp.163-168.

1970 – Notes of Lyrebird dialects. Victorian Naturalist 78: 1.

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media