Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

 Экогид1.jpg  

 


Исполатов Евгений Иванович

Исполатов Евгений Иванович

Н.Ф. Левин, А.В. Филимонов

Е.И. Исполатов – лесничий, ботаник, орнитолог и краевед

Дед Евгения Ивановича Исполатова по материнской линии – отставной полковник Евгений Петрович Назимов родился в Пскове 25 августа 1785 г., а детские годы провел в родовом селе Преображенском Псковского уезда вместе с девятью сестрами и братьями. Его двоюродным братом был декабрист Михаил Александрович Назимов. Евгений Петрович геройски сражался во время похода в Финляндию в 1808 г. и войн против Наполеона (например, под Аустерлицем), а после увольнения в 1818 г. из армии служил при столичном обер-полицмейстере, управляющим удельной конторой в Архангельске, в Министерстве финансов, новгородским полицмейстером. С 1847 г. он проживал в Пскове, служил совестным судьей, членом губернского попечительного комитета о тюрьмах, избирался церковным старостой Ново-Успенской церкви. Напротив этой церкви, на углу Великолуцкой и Георгиевской улиц он с 1851 г. проживал, приобретя здесь полукаменный двухэтажный дом с каменным флигелем. Е.П.Назимов скончался 24 апреля 1868 г. и был похоронен на Дмитриевском кладбище Пскова. Собственницей домовладения стала его дочь Александра Евгеньевна Филатова, рожденная вне брака. Отец успел позаботиться о воспитании дочери, определив 9-летнюю Александру в январе 1866 г. (за два года до своей кончины) в Мариинскую женскую гимназию.

Дед Е.И.Исполатова по отцовской линии – Николай Исполатов был дьяконом столичной Смоленской кладбищенской православной церкви. Его сыновья получили достойное образование: Михаил стал священником Петербургско-Александровской мануфактуры, Павел служил секретарем в Петербургском окружном суде, а Ивана приняли в своекоштные студенты Императорской Медико-Хирургической (будущей Военно-медицинской) академии. Звание лекаря Ивану Исполатову присвоили в 1873 г., обязав за полученную стипендию отслужить в войсках не менее четырех лет. По диплому о высшем образовании он получил и чин титулярного советника.

С апреля 1873 г. Ивану Николаевичу четыре раза меняли место службы, а 12 января 1874 г. назначили, наконец, младшим врачом 146-го пехотного Царицынского полка. Этот полк всего лишь за пять месяцев до того был переведен в Псков и размещен в казармах на Кахановском бульваре. Не прошло и девяти месяцев после приезда в Псков, а 25-летний Иван Исполатов женился на 17-летней Александре Филатовой. Бракосочетание состоялось 4 октября 1874 г. в псковской Ново-Успенской церкви, а 11 июня 1876 г. в семье родился первенец, нареченный Евгением. 26 мая 1882 г. появилась на свет дочь Ольга. В сентябре 1892 г. Царицынский полк выбыл из Пскова, и И.Н.Исполатову пришлось покинуть город. Правда, ненадолго: вскоре в казармах разместился 93-й Иркутский пехотный полк, и в январе 1893 г. он вернулся на освободившееся здесь место старшего врача. В ноябре 1896 г. Дворянское собрание внесло семью Исполатовых в дворянскую родословную книгу Псковской губернии. Затем И.Н.Исполатов короткое время служил в Астрахани, а потом опять вернулся в Псков, вел здесь активную общественную деятельность. Еще в Астрахани он стал чувствовать повторяющиеся параксизмы перемежной лихорадки, 4 декабря 1898 г. его освидетельствовали в столичном Николаевском госпитале, а 18 декабря того же года в Пскове он написал прошение об отставке. 28 февраля 1899 г. он был уволен «по болезни с награждением мундиром и пенсионом полного оклада».1

Благодаря службе Ивана Николаевича в армии, его сын Евгений с августа 1887 г. учился в Псковском кадетском корпусе «на казенном содержании». По научным предметам он имел высокие оценки и был среди лучших воспитанников, а по военным дисциплинам (фронт, фехтование, гимнастика, уставы) еле успевал. Склонности к военной службе у него явно не было, но аттестат об успешном окончании корпуса был все же получен. Явно пол влиянием известного учёного и путешественника Н. А. Зарудного, преподававшего в корпусе, Евгений Исполатов увлёкся естествознанием. 12 сентября 1894 г. Совет Петербургского лесного института принял его в число слушателей, а 6 июня 1898 г. он получил диплом об окончании этого вуза со званием ученого лесовода I-го разряда. После этого началась его служба по лесному ведомству (таксатором, а затем лесничим), протекавшая в различных губерниях и местностях России. Он получил гражданский чин надворного советника.

Но Е.И.Исполатов не просто выполнял обязанности лесничего, а уже с конца XIX в. активно изучал различные природные явления, проводил ботанико-географические и флористические исследования, систематически вел фенологические наблюдения над растительным и животным миром, собирал народные предания и песни. Деятельность его, таким образом, охватывала весьма широкий круг вопросов. Результаты исследований, содержащие общие ботанико-географические очерки посещенных мест, списки растений, упоминания о флористических новинках, публиковались в различных научных изданиях: «Трудах Ботанического сада Юрьевского университета», «Бюллетене Харьковского общества любителей природы», «Трудах С.-Петербургского Императорского общества естествоиспытателей», «Ботаническом журнале», «Записках Уральского общества любителей естествознания», «Орнитологическом вестнике» и др. В результате список его дореволюционных трудов получился очень внушительным, насчитывающим более 80 названий.2 Они построены на материалах всех губерний, где пришлось работать или бывать Е.И.Исполатову, и именно этим он оставил свой главный жизненный след.

Еще будучи студентом и находясь на каникулах, Е.И.Исполатов вел ботанические поиски в Порховском и Псковском уездах, в частности, в окрестностях Изборска, и в 1898 г. в «Трудах С.-Петербургского общества естествоиспытателей» (№ 3) была опубликована его первая статья – «Новые местонахождения некоторых растений в Псковской губернии и новости для Псковской флоры за 1897 г.». В тех же «Трудах…» за 1899 г. (№ 3) появились его «Ботанико-географические очерки в Псковской губернии за лето 1898 года», составленные по результатам исследований, проведенных после получения диплома, но до поступления на службу.

30 августа 1898 г. Евгения Ивановича направили в распоряжение Петербургско-Псковского управления государственных имуществ и определили помощником Подборовского лесничего Фелициана Плавского.3 Лесничество располагалось вблизи Пскова, и Е.И.Исполатова 17 мая 1899 г. назначили там младшим таксатором. Об обнаруженных во время разъездов по лесничеству новых и редких растениях он сообщал для публикации в «Ученых записках Юрьевского университета» и включения в обменный гербарий, издававшийся Ботаническим садом университета. За 1899-1901 гг. известны восемь сообщений такого рода, принадлежавших Исполатову.

Тогда же Е.И.Исполатова стали приглашать в экспедиции по изучению природы других регионов России. Отчеты о ботанических экскурсиях 1899-1901 гг. в Повенецком уезде Олонецкой губернии печатались в «Трудах С.-Петербургского общества» за 1901 г. (№ 1) и в «Трудах Ботанического сада Юрьевского университета» за 1902 г. (№ 1), а его очерки «Страна карелов, его природа и жители» и «По горам и озерам Повенецкого уезда» издал в 1900 и 1902 гг. журнал «Естествознание и география». Через много лет, в 1916 г., «Орнитологический вечтник» в № 1 напечатал его «Некоторые наблюдения над птицами Повенецкого уезда Олонецкой губернии».

В 1900 году в северной части Таврической губернии Исполатов изучал крымские пески и их растительность, а его обзоры Симферопольской весны за 1901-1902 гг. публиковал журнал «Естествознание и география». В 1902 г. он исследовал флору Белозерского, Тихвинского и Устюженского уездов на востоке Новгородской губернии, о чем отчитался на заседании столичного общества естествоиспытателей и рассказал в его «Трудах», а журнал «Естествознание и география» в № 5 за 1903 г. издал составленный им «Список некоторых птиц Новгородской губернии», а в №№ 2 и 3 за 1904 г. напечатал очерк «В Новгородской глуши». (В расширенном варианте эти материалы перепечатывались в журнале «Лесной дух» за 1912 г.). Журнал «Естествознание и география» охотно публиковал и его научно-популярные статьи общего характера, не связанные с какой-либо определенной местностью: «Забота птиц о потомстве» (1898 г., № 6), «Пища птиц и ее добывание» (1900 г., № 3), «Осторожность птиц» (1901 г., № 7), «Фенологические наблюдения» (1902 г., № 6), «К вопросу о влиянии человека на растительность» (1903 г., № 9). Таким образом, четыре с половиной года службы под Псковом были для Е.И.Исполатова очень плодотворными.

Повышением по службе стал его перевод с 17 марта 1903 г. лесничим 2-го разряда в Спасовщинское лесничество, находившееся в южной части Гдовского уезда Петербургской губернии (в 9 км севернее Середки, правее Гдовского шоссе). Ко времени работы здесь относятся написанные Е.И.Исполатовым шесть статей о флоре этой местности и о результатах фенологических наблюдений. А в сентябре 1911 г. в журнале «Естествознание и география» была опубликована статья «Вдовщина», которую Исполатов позднее попытался переиздать в расширенном виде. Об этом свидетельствует сообщение в 12-м выпуске «Трудов Псковского археологического общества» за 1915-16 гг.»: «Вследствие чрезвычайного вздорожания бумаги и типографской работы, оказалось невозможным напечатать весь матерьял, заготовленный для этого выпуска «Трудов». Между прочим, пришлось отложить печатанием обширную статью Е.И.Исполатова «Вдовщина» (Гдовский уезд)».4 Опубликованная же в 1911 г., статья вместилась всего лишь в семь страниц небольшого формата и содержала описание природы юго-западной части Гдовского уезда. Его интерес к орнитологии отразился в статьях, напечатанных в 1907 году: «О некоторых птицах С.-Петербургской губернии» (Любитель природы» № 8-9); «О влиянии человека на расселение птиц» («Естествознание и география» № 8); «Как искать гнёзда птиц» (№ 1 того же журнала, повторённая «Охотничьей газетой» в № 12).

Вклад Е.И.Исполатова в изучение уезда подчеркивало через много лет, в 1920-е гг., Ленинградское общество изучения местного края: «В период 1903-1906 гг. исполняющий обязанности лесничего в Спасовщинском лесничестве Е.И.Исполатов производил интересные исследования в южной части уезда, одновременно публикуя как находки, так и описания растительности, впервые посвященные Гдовскому уезду… Кроме того, велись фенологические наблюдения. (Исполатов Е.И. Фенологические наблюдения в Гдовском уезде //Естествознание и география № 3-1905 г.; Ботанический журнал № 6-1906 г. и № 7/8-1907г.; Труды С.-Петербургского общества естествоиспытателей.1906 г.). Наиболее интересными являются «Некоторые сведения о растительности южной части Гдовского уезда» (Труды С.-Петербургского общества естествоиспытателей. 1903. Сс.233-235) и там же - список растений, собранных в 1903 г. (СС.236-240), а также «Исследование фауны Гдовского уезда за 1904-1905 гг. (Труды Ботанического сада Юрьевского университета. 1906. С.1-7). 5

Поддерживал Е.И.Исполатов связи и с другими научно-просветительскими обществами, причем не только естественно-научного направления. В период работы в Гдовском уезде он сотрудничал с Псковским археологическим обществом, и в мае 1906 г. у деревни Сельцо им были произведены раскопки небольшого кургана (1/2 аршин высоты и 2 саж. в диаметре), в котором на глубине около метра был обнаружен костяк захоронения и трупосожжение, а также ряд вещей: бусы, обломки проволочного височного кольца, железный нож, пластинчатый перстень, разбитый горшок и др. Все находки были переданы им в музей ПАО.6

28 января 1904 г. Евгений Иванович венчался в Изборской церкви Рождества Богородицы с Ольгой Антоновной Гаршнек, дочерью латыша, изборского купца 2-й гильдии Отто Гаршнека (отчество Ольги в быту произносилось на русский манер). Она родилась 27 августа 1881 г. и поступила в 1-й класс Мариинской женской гимназии Пскова в 1892 г., вместе с сестрой Евгения Ивановича Ольгой. Девочки дружили и одновременно, 3 июня 1900 г., окончили 8-й, педагогический класс.7 Так что подругу и тезку сестры, ставшую его женой, Евгений знал с детства. 12 января 1906 г. у супругов родился первый ребенок – дочь Татьяна.

16 марта 1907 г. Евгения Ивановича перевели лесничим в Сосновско-Архангельское лесничество Бугурусланского уезда Самарской губернии. Там, как всегда, он продолжал изучать местную растительность и публиковать результаты своих поисков. Так, в «Трудах Ботанического сада Юрьевского университета» были изданы его статьи «Новые сведения о растительности Самарской губернии» (№ 10-1909 г.), «Важнейшие результаты исследования флоры Бугурусланского уезда Самарской губернии» за 1909 и 1910 гг. (№ 12-1911 г.), «Наблюдения над расцветанием растений в Бугурусланском уезде Самарской губернии в 1908 г.» (№ 13-1912 го.). Журнал «Любитель природы» в 1911 г. напечатал его исследование «Жизнь птиц в селеньях Бугурусланского уезда», а «Орнитологический вестник» в 1911 г. (№ 3-4) и в 1912 г. (№ 1) – «Наблюдения над птицами Бугурусланского уезда Самарской губернии за три года (с 1907 г. до 1910 г.». Уже после отъезда оттуда в журнале «Естествознание и география» (№№ 2-3 за 1915 г.) появилась обобщающая публикация – «Природа Бугурусланского уезда».

25 сентября 1908 г. в семье Исполатовых родилась вторая дочь – Вера. В период отпуска 1909 г. по приглашению Уральского общества любителей естествознания Е.И.Исполатов побывал в Екатеринбургской губернии, где занимался изучением окрестностей Уральских озер (в 100 км южнее Екатеринбурга). Оно отразилось в статьях «Исследование растительности Уральских озёр» (см. «Записки» этого общества за 1910 г.) и «Поездка на Урал летом 1909 г.» («Естествознание и география» № 4-1911 г.), а он был избран действительным членом общества. Так установились его связи с этим авторитетным научным центром и с его председателем А.Е.Клером. Е.И.Исполатов в 1910 г. активно переписывался, а «Труды» общества получал вплоть до 1914-1915 гг., когда они перестали выходить, после чего связь прервалась.8

Ближе к родным местам, в Подгороднее лесничество Опочецкого уезда Исполатова перевели 23 сентября 1910 г. Супруги прибыли сюда с двумя маленькими дочками, а опочецкий период службы стал самым продолжительным и длился 12 лет. В эти годы особенно проявился интерес Е.И.Исполатова к краеведению, археологии, местной топонимике. Вместе с Л.И.Софийским, автором капитального труда «Город Опочка и его уезд в прошлом и настоящем (1414-1914 гг.)» они объездили весь опочецкий край, занимались и раскопками. Ознакомившись в 10-м выпуске «Трудов ПАО» за 1913-1914 гг. с обширными «Материалами для археологической карты Псковской губернии», составленными и изданными Н.Ф.Окулич-Казариным, Исполатов прислал некоторые уточнения и новые сведения. В следующем выпуске «Трудов» за 1914-1915 гг. они были включены автором в «Дополнения и поправки к «Материалам…».

В опочецкие годы Евгений Иванович опубликовал и несколько разнообразных статей по проблемам изучения природы: «О памятниках природы и старины» (журнал «Лесной дух». 1912. № 5), «Новые сведения о флоре Псковской губернии» (Труды Тифлисского ботанического сада. 1913. № 2), «Три новых для Псковской флоры вида» (Труды Ботанического сада Юрьевского университета. 1913 г.), «Ботанический сад в г.Пскове» (Бюллетень Харьковского общества любителей природы. 1915. № 1), «Загадочное явление в жизни птиц» (в том же Бюллетени за 1914 г. № 2), «Интересные находки в Псковской губернии» («Орнитологический вестник. 1911 г. № 3-4), «Заметки о некоторых птицах Псковской губернии» (в тот же Вестнике. 1917. № ¾), .

Занимали Е.И.Исполатова и вопросы топонимики: происхождения названий рек, озер, деревень, урочищ и др. В 1917 г. первый опыт исследования ряда географических названий был обобщен им в статье «О происхождении некоторых географических названий Псковской губернии», помещенной в вышедшем тогда единственном сборнике Псковской губернской ученой архивной комиссии.9 «Изучение географических названий пока мало развито в России, - писал он. – До сих пор ученые специалисты не могут столковаться по многим вопросам, относящимся к этой области. Все это весьма досадно, т.к. исследования в этой области могут дать немало весьма ценных сведений, которые не сыщешь ни в исторических документах и источниках, ни в древних памятниках». Исполатов при этом утверждал, что наиболее древними являются названия рек, озер, гор, и лишь позднее они стали даваться селениям, обратив внимание на такие исторические названия речек в Гдовском уезде, как Еглинка, Свояченка, селений Духова Гора и Тарасова Гора в Опочецком уезде, д.Секрицы в Новоржевском уезде, сходные названия деревень в ряде уездов и волостей: д.Бабинино в Глубоковской волости, Бабиницы – в Петровской волости, Бабье – Еженской волости одного и того же Опочецкого уезда и т.п., попытавшись объяснить, откуда они пошли.

Иногда Евгения Ивановича тянуло и к литературному труду, о чем свидетельствует небольшая зарисовка «Дума лесничего», появившаяся в одной из петроградских газет в январе 1917 г. В ней переданы его переживания по дороге домой перед разговором с женой о задержанном жалованье. Автор воспользовался псевдонимом «Независимый».

В Опочке семья Исполатовых пережила и наиболее бурные и драматические годы революции и Гражданской войны. Оставаясь на должности лесничего, Евгений Иванович с мая 1918 г. одновременно возглавил лесной подотдел Опочецкого уездного земельного управления. 25 мая он участвовал в работе губернского съезда лесоводов, проходившего в Великих Луках. Е.И.Исполатов был избран секретарем съезда, а съезд дал ему поручение разработать «Наказ лесной стражи», что вскоре и было сделано. «Наказ» определял задачи лесной стражи, призванной обеспечивать охрану лесов от расхищения м пожаров.10 Должность заведующего подотделом Е.И.Исполатов занимал до августа 1920 г., после чего вновь сосредоточился на работе в Подгороднем лесничестве. Супруга его, бывшая до революции домохозяйкой, с 1918 г. служила счетоводом и делопроизводителем в райсоюзе, военкомате, лесничестве.11

События Гражданской войны разбросали родственников семьи Исполатовых сначала по разные стороны «баррикад», а затем и разделили их государственной границей. Отец – И.Н.Исполатов в 1919 г. уехал к знакомому врачу в Юрьев, а вскоре Псков был занят войсками Красной Армии, и в родной город он больше не вернулся, а поселился у сватов в Изборске, где и скончался в 1922 г.12 Сестра Евгения Ивановича – Ольга Ивановна Телепнева осталась в Пскове, проживая вместе с матерью в родительском доме, но муж ее – Василий Васильевич Телепнев, до революции служивший судебным следователем при Псковском окружном суде и имевший чин коллежского асессора (8-й класс), после революции уехал в Эстонию. Там же, в Изборске, проживали и мать, брат, сестра Ольги Антоновны, с которыми она переписывалась. Брат Василия Телепнева – Сергей Васильевич, также служивший до революции членом Псковского окружного суда, бывший секретарем и гласным Псковской городской думы, а с 1910 г. – секретарем Петербургской судебной палаты, затем – почетным мировым судьей Опочецкого уезда, после революции проживал в Опочке, неподалеку от которой владел небольшим имением. Близкая знакомая семьи Исполатовых Е.М.Эссен, имевшая племянников в Ревеле и переписывавшаяся с ними, была арестована Особым отделом и выслана из Пскова.13 Все эти обстоятельства, как оказалось, имели серьезные последствия для Евгения Ивановича и Ольги Антоновны.

Мать Евгения Ивановича Александра Евгеньевна, проживавшая в Пскове, сама управлялась с домом и хозяйством. При прополке огорода она поранила палец, рука заболела, от ампутации Александра Евгеньевна отказалась и 12 августа 1922 г. скончалась. Ее похоронили на Дмитриевском кладбище рядом с отцом Евгением Петровичем Назимовым. По настоянию сестры Евгений Иванович 23 октября оставил службу в Опочке и переехал в Псков. 14 ноября 1922 г. он был принят ученым лесоводом губернского лесного отдела губЗУ. Последнее при этом запросило заключение ОГПУ – «имеются ли препятствия к приему его на службу в губземуправление», на что «компетентная» организация ответила: «препятствий нет».14 Постановлением губисполкома от 26 сентября 1923 г. все имущество родителей, оцененное отделом управления в 8500 руб. золотом (размер, не превышавший установленный Декретом СНК от 27 апреля 1918 г. – 10 тыс.), было передано в собственность детей.15 Е.И.Исполатов поселился с семьей в родном доме, с ним осталась проживать и сестра О.И.Телепнева.

Е.И.Исполатов оказался в Пскове в то время, когда в городе уже было создано и начало действовать общество краеведения, и он вскоре стал одним из его активных членов, а в начале 1923 г. – и секретарем общества.16 На общем собрании общества 24 мая 1924 г. были произведены перевыборы Правления, в состав которого вошел теперь и Е.И.Исполатов.17 Он регулярно посещал собрания общества, на которых, как и в секциях, нередко выступал с докладами и сообщениями по естественно-научной тематике, но особенно по проблеме, которая заинтересовала его еще до революции: о происхождении географических названий. 12 марта 1923 г., например, он выступал на собрании членов общества с докладом «Собирание материалов для составления словаря местных географических названий». Через две недели (29 марта) по этой же теме Исполатов выступал на собрании гуманитарной секции общества.18 Теме происхождения некоторых названий посвящалась и опубликованная в 1-м выпуске сборника «Познай свой край» статья «Три псковских легенды». «Пытливый человеческий ум… старался дать свое объяснение относительно происхождения того или иного названия – таким образом возникли легенды», - писал он. Далее Е.И.Исполатов подверг разбору три таких легенды, связанных с происхождением псковских названий: часовни Красный Крест, Ропатная лавица, Гремячая башня, погост Выбуты.19 В марте 1924 г. Е.И.Исполатов выступал с докладом «Влияние гор и озер на распределение растений Псковской губернии»,20 не забывая, таким образом, заниматься и естественно-научными темами.

5 апреля 1924 г. Е.И.Исполатов на собрании общества сделал доклад «Дедушка псковской флористики», в котором «воссоздал образ скончавшегося в 1922 г. скромного научного работника В.Д.Андреева, много потрудившегося в деле исследования местной флоры».21 «В нынешнем году, - сказал он, - исполнилось 40 лет, как появился в печати первый список растений, собранных в Псковской губернии. Труд носил название «Материалы для флоры Псковской губернии» и заключал в себе свыше 600 видов. Список был составлен директором С.-Петербургского Ботанического сада А.Ф.Баталиным на основе материалов, собранных в Псковском и Опочецком уездах главным образом А.А.Щетинским и В.Д.Андреевым. Это были два любителя местной природы, посвятившие свою жизнь исследованию местной флоры и фауны…».22

Изложение доклада было оформлено в виде статьи, с большой теплотой осветившей биографию и деятельность, бытовые подробности жизни В.Д.Андреева и опубликованной во 2-м выпуске сборника «Познай свой край».2324 Назвал он имена и других исследователей псковской природы – А.И.Кондратьева, С.М.Чистовского, Н.И.Пуринга. Последний, например, будучи студентом Лесного института и командированный в 1896 г. Петербургским обществом естествоиспытателей, пользовался материалами В.Д.Андреева, а впоследствии и самого Е.И.Исполатова.25 Иначе и быть не могло, т.к. Е.И.Исполатов был хорошо знаком с В.Д.Андреевым, ими был написан даже ряд совместных трудов.

Краеведческая деятельность Е.И.Исполатова в Пскове продолжалась, однако, недолго: менее двух лет. 1 августа 1924 г. он был уволен из губЗУ по сокращению штатов, предлагаемая ему новая работа в одном из лесничеств не устраивала, и Исполатов собрался покинуть Псков. Пришли телеграммы с приглашением на работу в Карелию, но для выезда туда не оказалось средств. Ленинград приглашал на службу в уже известный ему Гдовский уезд, но, поскольку тот являлся пограничным, требовались поручительства двух членов РКП(б). Их изъявили готовность дать работник губполитпросвета В.В.Лебедев и член общества краеведения Л.Г.Гершанович,26 но договоренности удалось достичь далеко не сразу, поэтому Е.И.Исполатов в Пскове задержался и числился какое-то время безработным. В то же время члены общества краеведения В.К.Гринкевич, А.К.Янсон и Л.Г.Гершанович предприняли все же попытку оставить Исполатова в Пскове. 12 августа 1924 г. они направили в губисполком письмо, где писали, что «Исполатов – высококвалифицированный лесничий с 26-летним стажем, из коих 13 лет отдано на работу псковским лесам», имеет 37 печатных трудов, «проявил несомненную научную деятельность в изучении местной флоры, лесного хозяйства и фольклора местного края», является активным работником по «изучению местного края» и состоит членом Правления общества краеведения. «Изучение местного края теряет в нем видного работника, который в другой местности не сумеет так себя проявить», - продолжали они и просили изыскать возможность устроить Е.И.Исполатова на какую-либо работу в губернии.27

К этому ходатайству был приложен список печатных трудов, составленный самим Е.И.Исполатовым, который, по его признанию, не является полным, т.к. в него не были «включены многие мелкие статьи и заметки, помещенные в различных журналах и газетах»,28а также не приводились названия послереволюционных работ. (К сожалению, в списке не указывались точные выходные данные работ, а перечислялись лишь названия журналов, в которых они публиковались).

Но губисполком на это письмо краеведов запросил мнение ОГПУ, откуда в сентябре 1924 г. поступил ответ: «Бывший служащий ГЛО гр.Исполатов пользуется большой популярностью не только среди специалистов в лесном деле Псковской губернии, но и в центре, особенно среди людей, посвятивших себя ученой деятельности в области лесоводства. Ученый лесовод Исполатов обладает большими теоретическими знаниями в области своей специальности и имеет печатные труды по лесоводству, до последнего времени исполнял работу в Псковском гублесотделе. Будучи только лишь кабинетным работником с негодными административными и организаторскими способностями, он был уволен из ГЛО по сокращению штатов, и кроме того, потому, что его большие теоретические познания в области лесного дела не могли быть по его плану использованными в Псковской губернии за недостаточностью средств в гублесотделе.

С точки зрения политической физиономия гр-на Исполатова самая бесцветная, причем, будучи беспартийным, он совершенно не интересуется общественно-политической жизнью страны и весь отдался изучению и разработке вопросов, связанных с лесным хозяйством…».29

А менее чем через месяц, 15 октября 1924 г. губотдел ОГПУ выписал ордер для обыска в квартире Е.И.Исполатова и его ареста. Явившиеся для этого сотрудники самого Евгения Ивановича дома не застали, т.к. он уехал в Ленинград и должен был вернуться лишь 17 октября. Обыск же никаких компрометирующих материалов не дал: были найдены фотографии, краеведческая записка о Псковской губернии, разного рода переписка, в том числе с родственниками в Эстонии, которая и стала наиболее «весомым доказательством» вины Е.И.Исполатова, как и обнаруженная карта Европы, изданная «Союзом русского народа», а также «царский орден, медали и значки – 7 штук». От супруги Ольги Антоновны взяли расписку с обязательством сообщить о возвращении мужа, а в квартире была оставлена засада в лице одного красноармейца.30

28 октября 1924 г. Е.И.Исполатов был арестован, а на следующий день от супруги была взята подписка о невыезде из Пскова.31

Е.И.Исполатова обвинили в поддержании связи с Уральским обществом любителей естествознания, президент которого обвинялся в «экономическом шпионаже». Но Евгений Иванович разъяснил, что всякие связи с этим обществом прерваны уже около десяти лет назад, а ранее являлись сугубо научными, что никаких «шпионских» данных в Пскове он не собирал, а сведения по губернии собраны «исключительно с научной целью», своих родственников у него за границей нет, в Изборске проживают родственники жены, с которыми ранее велась переписка, но теперь она прервана. Таким образом, ни по одному пункту обвинений он виновным себя не признал.

Более серьезные обвинения были предъявлены его супруге, которая, оказывается, летом 1923 г. нелегально ходила в Изборск с целью повидаться с родственниками. По дороге к границе она встретила группу контрабандистов, которые подсказали, как и где можно было перейти границу. С ними же она и перешла ее у д.Тешевицы. В Изборске она пробыла не более четырех часов, смогла увидеться лишь с сестрой, т.к. других не оказалось дома, и тем же путем вернулась в Псков. Супруг об этом ничего не знал, как и 17-летняя дочь Татьяна, студентка педтехникума, находившаяся в то время на практике в Елизарове.32 15 ноября 1924 г. Е.И.Исполатов был освобожден из-под ареста, но от него взяли подписку о невыезде из Пскова.33

Однако, «принимая во внимание, что обвиняемые Исполатовы политически неблагонадежны и могут быть использованы зарубежными разведывательными органами», губотдел ОГПУ направил их «дело» в ПП ОГПУ в ЛенВО и ОСО при комитете ОГПУ с ходатайством о выселении их из пределов пограничной Псковской губернии сроком на 3 года.34 Принятым 2 января 1925 г. постановлением ОСО Исполатовы были лишены права проживать в пограничной полосе, а также в шести центральных городах (Москва, Ленинград, Харьков, Киев, Одесса, Ростов-на-Дону) в течение трех лет.35 Составленным заключением Е.И.Исполатов обвинялся «в поддержании нелегальной связи с зарубежной эмиграцией» и в том, что «является лицом подозрительным по шпионажу», а О.А.Исполатова – «в двукратном нелегальном переходе госграницы и поддержании тесной связи с лицами, заподозренными в шпионаже». Учитывая это, ОСО считало «удовлетворение ходатайства об изменении меры социальной защиты» в случае подачи такового нежелательным.36

При высылке супруги Исполатовы избрали местом проживания Вологодскую губернию, богатую лесами. Перед отъездом из Пскова Евгений Иванович успел передать свой большой гербарий, коллекции насекомых, чучел птиц и птичьи гнезда приехавшим из Ленинграда ученым Ботанического института. В Вологодской губернии он получил место таксатора близ Кинешмы. С ними был и малолетний сын Иван, родившийся в 1917 г., а дочери остались в Пскове доучиваться в педагогическом техникуме. В апреле 1927 г. Вологодский губотдел ОГПУ сообщил, что в порядке амнистии на основе Постановления Президиума ЦИК СССР от 30 марта 1927 г. они от высылки освобождены,37 но остались проживать на Вологодчине. Иногда их навещали дочери, приезжавшие из Пскова, но в августе 1929 г. старшей дочери Татьяны не стало: она уже училась на филологическом факультете Ленинградского университета, много печаталась в газетах, летом была направлена на практику в Бухару, заболела там брюшным тифом и скончалась.

Е.И.Исполатов продолжал краеведческую деятельность, состоял членом Вологодского общества изучения Северного края, а в «Бюллетене Ассоциации по изучению производительных сил Севера при Архангельском губплане и Архангельском обществе краеведения» напечатал сообщение «Ладога и Онега с точки зрения исторической географии» (1927, № 1). В статьях 1928-1930 гг. он настойчиво пропагандировал значение фенологических наблюдений: «Фенология и сельское хозяйство», «Фенологическая особенность растений полярного происхождения», «Интересное совпадение». Позднее в «Известиях Ботанического сада Академии наук СССР» за 1932 г. была напечатана его статья «Кустарниковая пихта Удорского края», в которой по вымиранию ее северного вида прослеживалось ухудшение климата на берегах Вычегды и Мезени.

В 1930 г. семья выехала на юг, и пять лет, до 29 июля 1935 г. Е.И.Исполатов работал заведующим дендросектором, а жена – техником в отделе новых культур Кубанской опытной станции Всесоюзного института растениеводства. Она находилась в станице Отрада Кубанская Азово-Черноморского края. В «Трудах прикладной ботаники, генетики и селекции» (1935, № 2) появилось его сообщение об «Опыте разведения некоторых экзотов на Северном Кавказе». В связи с переходом на пенсию он уволился оттуда, и Исполатовы переехали в Ленинград, где жила дочь Вера с семьей. С конца 1935 г. Евгений Иванович в Ботаническом институте выполнял отдельные поручения Б.А.Федченко, а 5 марта 1938 г. его приняли на должность препаратора в Ботанический кабинет биологического факультета Ленинградского университета. Автореферат его доклада «Степные посадки, как средство для привлечения птиц» поместили в «Известия Государственного географического общества» (1938, № 6), на заседании которого он был прочитан. Заметку «Гигантские можжевельники» напечатал журнал «Природа» (1939, № 2). Однако ему так и не удалось получить ученую степень кандидата биологических наук без защиты диссертации.

Начавшаяся в 1941 г. война разметала и уничтожила почти всю семью. Восьмилетнюю дочь Веры Евгеньевны Таню эвакуировали с детским лагерем Литфонда в Молотовскую область. А Ольга Антоновна в своем дневнике записала: «1 января 1942 г. в 12 час. дня тихо уснул навеки мой Евгений Иванович. Похудел страшно, как скелет стал». Вместе с дочкой Верой они зашили тело в ватное одеяло и на саночках отвезли в больницу Эрисмана. Там уже лежала гора тел для захоронения в братских могилах. Сын Иван ушел в ополчение, и 12 апреля пришло извещение о его смерти от ран. Истощенную Ольгу Антоновну в начале 1943 г. вывезли из Ленинграда по «Дороге жизни». Она с трудом добралась до деревни Черной, где в интернате находилась внучка Таня, но вскоре, в марте, умерла от воспаления легких…

«Дело» Исполатовых (1924 г.) было пересмотрено только в 1998 г. Учитывая, что «участие их в контрреволюционной организации не доказано», а «основанием для применения к ним репрессивных мер послужила их принадлежность к дворянскому сословию», Евгений Иванович и Ольга Антоновна Исполатовы 27 ноября 1998 г. были реабилитированы.38

Примечания

1 Подробнее о предках Е.И.Исполатова см.: Левин Н.Ф. Краевед Е.И.Исполатов и его предки //Псков. 2010. № 32. Сс.52-56; РГВИА. Ф.546. оп.2. д.1711.

2 ГАПО. Ф.590. оп.2. д.105. л.398; Русские ботаники. Биографо-библиографический словарь. Т.3. М.,1950. С.486; Библиографический указатель «Птицы СССР. 1881-1917», Л-д, 1971, №№ 939-958

3 Памятная книжка Псковской губернии на 1899 г. Псков.1899. С.70

4 Труды Псковского археологического общества. Вып.12. 1915-1916 гг. Псков.1916. С.2

5 Труды Ленинградского общества изучения местного края. Т.1. Л.,1927. С.43

6 Путеводитель по музею Псковского археологического общества. Псков.1908. С.49

7 ГАПО. Ф.7. оп.1. д.49. лл.49,57

8 Архив УФСБ РФ по ПО. Д.АА-2036. лл.13.16.23

9 Исполатов Е.И. О происхождении некоторых географических названий Псковской губернии //Сборник Псковской губернской ученой архивной комиссии. Вып.1. Псков.1917. Сс.139-146

10 ГАПО. Ф.590. оп.1. д.35. л.2; д.67. лл.18-19,23-25

11 Архив УФСБ РФ по ПО. Д.АА-2036. лл.13,16

12 Там же. Л.14

13 Там же. Л.3

14 ГАПО. Ф.203. оп.2. д.14. лл.12-15; Архив УФСБ РФ по ПО. Д.АА-2036. лл.3,13

15 ГАПО. Ф.590. оп.1. д.1175. л.12

16 Познай свой край: Сборник Псковского общества краеведения. Вып.1. Псков.1924. С.77; ГАПО. Ф.590. оп.2. д.70. л.8

17 Познай свой край. Вып.1. С.69

18 Псковский набат. 1923. 9 и 27 марта

19 Исполатов Е.И. Три псковских легенды //Познай свой край. Вып.1. Сс.45-47

20 Псковский набат. 1924. 28 марта

21 Познай свой край. Вып.2. Псков.1925. С.96

22 Там же. С.99

23 Исполатов Е.И. Дедушка псковской флористики (Памяти В.Д.Андреева) //Познай свой край. Вып.2. Сс.99-100. О нём же - упомянутая статья «Ботанический сад в Пскове»

24 Например: Андреев В.Д., Исполатов Е.И. Дополнения к флоре Псковской губернии за время с 1899 по 1907 гг //Труды Ботанического сада Юрьевского университета. 1909. № 9. Сс.3-4

25 Пуринг Н.И. Исследование флоры Псковской губернии за 1899 и 1900 гг. по отчетам и материалам гг.Андреева, Исполатова и собственным //Труды Императорского С.-Петербургского общества естествоиспытателей. № ХХХ. Вып.3

26 Архив УФСБ РФ по ПО. Д.АА-2036. л.14

27 ГАПО. Ф.590. оп.2. д.105. л.397

28 Там же. Л.398. В действительности список научных трудов Е.И.Исполатова насчитывает более 80 названий.

29 ГАПО. Ф.590. оп.2. д.105. л.393

30 Архив УФСБ РФ по ПО. Д.АА-2036. лл.4-7,16

31 Там же. Лл.11,19

32 Там же. Лл.16-17, 21,23

33 Там же. Л.15

34 Там же. Л.17

35 Там же. Л.30

36 Там же. Лл.1-2

37 Там же. Л.32

38 Там же. Л.1; Не предать забвению. Книга Памяти жертв политических репрессий. Псковская область. Т.9. Псков.2000. С.189

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media