Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года
   
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

 Экогид1.jpg  

 


Гладков Николай Алексеевич

Гладков Николай Алексеевич

Время властвует над человеком и его памятью, властвует над течением событий, и все же оно не всевластно. Творческая личность способна побеждать время, ибо результаты творчества, будь то научные открытия или свершения в социальной и культурной сферах, продолжают жить, остаются нужными людям или знаменуют собой определенный, заметный этап в развитии научной или общественной мысли. Это в полной мере можно отнести к Николаю Алексеевичу Гладкову, человеку истинно творческой натуры, ученому, педагогу и общественному деятелю, предназначенному самой судьбой служить людям, природоведению и сохранению природы ради людей. Своему предназначению Николай Алексеевич всю жизнь служил преданно, истово, со всей искренностью и энергией отдаваясь научному поиску, воспитанию научной молодежи и борьбе за сохранение природы.

Жизнь Н.А. Гладкова была с юных лет связана с Московским университетом, с биологическим и географическим факультетами, с Зоологическим музеем, где были созданы его основные научные труды в области орнитологии, зоогеографии и теории охраны природы. Он был профессором географического факультета, в разные годы - директором Зоологического музея, деканом географического факультета, заместителем декана биологического факультета, заведующим орнитологическим отделом Зоологического музея, заместителем председателя Всероссийского общества охраны природы, членом Международного орнитологического комитета (в течение 18 лет), членом Международного совета по охране птиц (10 лет), председателем научно-методического совета Общества "Знание" РСФСР, членом многих научных советов и редакций научных и научно-популярных журналов, автором научных монографий, определителя птиц, учебников и увлекательных книг и одним из главных, вместе с профессором Георгием Петровичем Дементьевым, руководителем авторского коллектива, автором и редактором знаменитого шеститомного труда "Птицы Советского Союза", составившего эпоху в отечественной орнитологии и отразившего яркие достижения в познании фауны птиц одной шестой части суши, что с полным правом можно назвать "золотым веком отечественной орнитологии".

И тут следует сказать о необычайной плодотворности творческого объединения, энтузиазма и дружеского взаимопонимания и взаимоподдержки таких выдающихся орнитологов, как Г.П. Дементьев, Н.А. Гладков, Е.С. Птушенко, Е.П. Спангенберг, A.M. Судиловская, привлекших к этой титанической работе И.А. Долгушина, Ю.А. Исакова, И.Б. Волчанецкого, М.Н. Корелова, А.Б. Кистяковского и других видных ученых из разных регионов и республик нашей большой страны. За этот труд основные авторы и руководители коллектива - Г.П. Дементьев, Н.А. Гладков, Е.П. Спангенберг и A.M. Судиловская - были удостоены Государственных премий.

Я решился рассказать о Николае Алексеевиче, поскольку знал его более четверти века, учился у него в студенческие годы и совершил вместе с ним несколько экспедиции на Каспийское море, пустынное побережье Мангышлака и в Заполярную Якутию. Мне кажется, что искреннее взаимопонимание было основой наших отношений, и я благодарен судьбе, пославшей мне доброго, внимательного учителя, умевшего встать на равную ногу с учеником.

Впервые я увидел Николая Алексеевича во время собеседования с деканом биофака Юдинцевым при моем поступлении в Московский университет в 1947 г. и, конечно, не предполагал, что долгие годы буду связан с ним и окажусь свидетелем всего широкого круга его научных интересов, его успехов и огорчений, из его же уст узнаю скупые сведения поучительной биографии.

Николай Алексеевич Гладков родился 20 марта (7 марта по старому стилю) 1905 г. в с. Кульбаки Курской губернии в семье священника. В 1923 г. он окончил среднюю школу в г. Дмитриеве Курской области и в следующем году начал работать на биологической станции Московского общества испытателей природы, поскольку красота российской природы и желание понять ее законы волновали его с юных лет. В 1926 г. он поступил в Московский университет на биологическое отделение физико-математического факультета, который окончил в 1930 г.

Но еще до того, как он стал студентом, Московское общество испытателей природы (МОИП) командировало его в Аральское отделение Всесоюзного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО), где он был назначен начальником Сырдарьинского отряда мальковой экспедиции, которую успешно завершил и даже был премирован. В эти годы ихтиологические интересы у Николая Алексеевича, вероятно, преобладали над прочими. Именно на этой основе возникли его дружба и сотрудничество с молодым тогда ихтиологом Георгием Васильевичем Никольским, ставшим позже крупнейшим специалистом, членом-корреспондентом АН СССР. Николай Алексеевич со смехом вспоминал, как они в паре - необычайно высокий и тощий Никольский (ростом более двух метров) и коротенький Гладков - производили неотразимое впечатление на аральских рыбаков. Оба были энтузиастами своего дела и приветливыми людьми. Их привечали повсюду. А один чабан-туркмен непременно захотел в знак дружбы обменяться с Николаем Алексеевичем шапками и водрузил на его голову шикарный огромный бараний тюльпек.

Николай Алексеевич был активным, открытым и приветливым человеком. Эти качества располагали к нему многих, и тем не менее на его жизненном пути встречались и скептически настроенные, и даже враждебно относившиеся к нему люди. Даже у Гладкова не все бывало гладко. Но до конца своих дней он сохранял оптимистическое восприятие жизни, объективное, ясное видение мира, искренность и высокое чувство долга перед наукой и страной.

Общественная активность была ему свойственна с юных лет. Мне попадались среди его бумаг удостоверения, что с марта 1928 г. он, студент, был фотокорреспондентом газеты "Первый университет", а с 1929 г. - заведующим иллюстрационным отделом той же газеты, часто выступал с докладами, много публиковался.

С Московским обществом испытателей природы Николай Алексеевич был связан с юности крепкими узами. Он работал препаратором и научился превосходно изготовлять коллекционные тушки и чучела птиц и млекопитающих. В 1926 г. президент МОИП профессор М.А. Мензбир поручил ему заведование Старо-Першинской биологической станцией, которой впоследствии заведовал известный орнитолог Е.С. Птушенко, старший товарищ Н.А. Гладкова. Николай Алексеевич активно работал и во Всероссийском обществе охраны природы. В марте 1940 г. праздновалось пятилетие существования Орнитологической секции им. академика Мензбира в составе Общества, и тогда работа ученого секретаря секции Н.А. Гладкова была отмечена почетной грамотой. В Постановлении президиума ВООП от 16 марта 1940 г. говорилось: "Отметить работу председателя Секции профессора Г.П. Дементьева, поднявшего деятельность Секции на большую научную высоту, а также отметить работу ученого секретаря Секции Н.А. Гладкова и членов-активистов Секции профессора В.Ф. Ларионова, А.Н. Промптова, Ю.М. Кафтановского, В.М. Модестова и К.Н. Благосклонова почетными грамотами. Основателю Секции профессору Б.М. Житкову присвоить звание "Почетного члена Общества". Я привел полный текст постановления как документа истории отечественной орнитологии, объединившего имена талантливых ученых, энтузиастов, истинно интеллигентных людей, до конца своих дней служивших нашей науке.

С 1934 г. Н.А. Гладков был уже старшим научным сотрудником Зоологического музея МГУ, а ученая степень кандидата биологических наук ему была присуждена в 1938 г. без защиты диссертации. К 1941 г. им была опубликована 41 работа, в том числе такие значительные, сохраняющие свое значение и по сей день, как "Орнитологические результаты поездки на среднее и нижнее течение Амударьи" (1932), "Опыт экологического анализа озерной орнитофауны Переславского края" (написана совместно с Е.С. Птушенко, 1934), "Рыбохозяйственное обследование Камышлыбашских озер" (совместно с В.М. Рыловым, 1934), " Материалы по биологии и промыслу аральской воблы" (1935 ), "О некоторых аэродинамических свойствах птиц" (1936), "К вопросу о миграциях птиц. 1. Весенний прилет птиц как фенологическое явление" (1936), "Заметки об орнитологической фауне культурных участков Туркестана" (1938), "Инструкция по изучению птиц в заповедниках" (совместно с Г.П. Дементьевым, 1939) и глава "Полет" в фундаментальном труде Г.П. Дементьева "Руководство по зоологии" (1940).

Из этого большого перечня достаточно крупных по объему работ хорошо виден широкий диапазон исследований Н.А. Гладкова. В круг интересов его, еще молодого зоолога, уже входили вопросы, которые выросли в дальнейшем в крупные научные проблемы и целые направления первостепенного научного значения.

Я хотел бы в связи с этим отметить в первую очередь работу о фауне культурных участков Туркестана, положившую начало большой серии исследований самого Николая Алексеевича и разных авторов, изучавших специфику зоокомплек-сов, их формирование и особенности экологии птиц "культурных ландшафтов", логическим продолжением которых в наше время являются конкретные региональные исследования и теория антропогенных воздействий на биосферу. Сам Николай Алексеевич позже, в 50-х и 60-х гг., неоднократно возвращался к этой проблеме, и его исследования этих лет стали важной главой в разработке научной теории охраны природы (см. статьи: "Некоторые вопросы зоогеографии культурного ландшафта", 1958; "О проникновении новых видов птиц в культурный ландшафт", 1960; "Основные проблемы изучения птиц культурных ландшафтов" (совместно с А.К. Рустамовым, 1965) брошюру "Проблемы охраны природы и ее народнохозяйственное значение", 1968; "Особенности окультуривания фауны в экстремальных условиях (тундра, пустыня)", совместно с А.К. Рустамовым, 1969, и многие другие работы).

Другим крупным направлением исследований Н.А. Гладкова, нашедшим последователей, было изучение полета птиц. В 1935-1937 гг. в Бюллетене Московского общества испытателей природы и в Зоологическом журнале была опубликована серия статей Николая Алексеевича об аэродинамических свойствах птиц, об адаптивном значении для полета длины крыла, о механике движения крыла, о связи величины птицы с характером ее полета и о других вопросах адаптации птиц.

Эти исследования были продолжены им в конце 40-х гг. и обобщены в докторской диссертации, защищенной в 1947 г. А в 1949 г. вышла в свет созданная на основе диссертации монография Н.А. Гладкова "Биологические основы полета птиц". Эта книга более тридцати лет оставалась единственным обобщающим фундаментальным трудом в отечественной орнитологической литературе, посвященным такой теоретически и практически важной проблеме, как анализ полета птиц.

Несмотря на большой диапазон, разносторонность и кажущуюся разбросанность научных интересов, целеустремленность, внутренняя дисциплинированность и высокая работоспособность, которые были неотъемлемыми свойствами натуры Николая Алексеевича, позволили ему уже в тридцать с половиной лет стать заметным ученым-орнитологом.

С 1934 г. он занимает должность старшего научного сотрудника Зоологического музея Московского университета, где трудится с увлечением и несомненным успехом. Однако нападение фашистской Германии ввергло нашу страну в кровопролитную войну, поломало судьбы и жизни миллионов людей. В первые дни войны Николай Алексеевич вместе с другими зоологами уходит на фронт. Он сражался в артиллерии командиром оружейного расчета. Судьба распорядилась жестоко - часть, в которой воевал Николай Алексеевич, была окружена, он и его однополчане оказались в плену. Открытие второго фронта союзниками СССР принесло освобождение. Английское командование переправило освобожденных пленных красноармейцев, и в их числе Николая Алексеевича, на корабле через Северное и Баренцево моря в нашу страну.

Жизнь человека, вернувшегося из плена, в те времена складывалась трудно. Николай Алексеевич никогда не жаловался на судьбу, но я знаю, что по возвращении в Москву возобновлению его ученых занятий предшествовала работа в качестве ночного сторожа, которую он сочетал в дневное время с работой над докторской диссертацией.
И вот он вновь в Московском университете - старший научный сотрудник Зоологического музея, а в 1947 г. становится заведующим орнитологическим отделом.

Я помню Николая Алексеевича всегда занятым - то на хорах музея, разбирающим и измеряющим тушки птиц (он особенно любил куликов и дятлов), то в кабинете за пишущей машинкой. Свои труды он писал сразу как бы набело. Вносил небольшие исправления в машинописный текст ручкой - и рукопись готова. Николай Алексеевич был превосходным стилистом и редактором. Ему равно удавались глубоко научный текст и популярное изложение достижений науки, а также беседы о природе, доступные самым широким читательским кругам, даже детям. Свидетельством тому служат статьи в журналах "Вокруг света", "Природа", "Наука и жизнь", "Знание - сила", "Охота и охотничье хозяйство", "Нива", "Сельская новь" и "Юный натуралист", а также в таких популярных изданиях, как Большая советская энциклопедия, Детская энциклопедия, Календарь колхозника, альманах "Земля и люди" (географический календарь) и др.

В своих статьях Николай Алексеевич доступно, живо и вместе с тем строго научно рассказывал читателям о пользе птиц, об их перелетах, о гнездовании и заботе о потомстве, об ископаемых птицах и о вымирании некоторых видов птиц, о пойкилотермности колибри, и особенно много и взволнованно он писал о сохранении природных богатств как всенародном деле, о редких птицах и Красной книге, о заповедниках. Он не упускал случая рассказать людям о своей любимой науке или отстоять права природы с помощью центральных газет: "Правда", "Известия", "Неделя", "Советская культура" или областных: "Волга", "Коммунист", "Волгоград" и обращался к школьникам в газете "Пионерская правда".

Большой известностью и любовью пользуются его научно-популярные и научно-художественные книги: "Полеты в природе" (1948), "Как летают птицы" (1952), "Тише: птицы на гнездах!" (1967). Первая из них была переведена на немецкий, болгарский и польский языки и издана за рубежом, что, безусловно, служило популяризации достижений нашей науки.

Николаем Алексеевичем было опубликовано около 300 работ, в том числе одиннадцать монографий и книг, десять книг, учебников и определителей, изданных в соавторстве, и пять брошюр. Книги и статьи Н.А. Гладкова печатались в Англии, Франции, США, ФРГ, ГДР, в Польше, Болгарии, Чехословакии и Китае (всего более тридцати публикаций). Международную известность Н.А. Гладкова существенно укрепила изданная в Париже в 1960 г. написанная совместно с Г.П. Дементьевым большая книга "Systema avium Rossicarum" (т. 2). Широко используется в нашей стране и практически незаменим "Определитель птиц СССР", созданный коллективом московских орнитологов - Г.П. Дементьевым, Н.А. Гладковым, Е.С. Птушенко и A.M. Судиловской. Первое издание "Определителя" было выпущено в свет издательством "Советская наука" в 1948 г., а второе - в 1964 г. В этом "Определителе" Н.А. Гладковым были написаны разделы: "Кулики", "Веслоногие", "Поганки", "Чистики", "Дроздовые" и "Ласточки".

Подготовка и издание вузовских учебников и учебных пособий были еще одним важным делом, которое Николай Алексеевич считал своей обязанностью. Так, был написан превосходный учебник "География животных" (авторы - Н.А. Бобринский и Н.А. Гладков), изданный Учпедгизом в 1961 г., и учебное пособие "Зоогеография с основами зоологии" (1960), переиздававшееся дважды. В 70-е гг. двумя изданиями вышел учебник "Охрана природы" (с соавторами).Николай Алексеевич был хорошим педагогом. Его любили и уважали студенты, аспиранты и коллеги-сотрудники. Он руководил конференциями научного студенческого общества, был инициатором и научным руководителем первой в нашей стране школы по охране природы. Он не жалел своего времени ни для кого. Многие выпускники геофака и биофака благодарны ему за введение их в настоящую науку. Среди его учеников такие известные зоологи и писатели, как Николай Дроздов и Андрей Калецкий.

Николай Алексеевич обладал выдающейся работоспособностью, целеустремленностью и высоким чувством долга и ответственности. Эти качества вместе с предельной честностью и прямолинейностью были органичными свойствами его натуры. Он был к тому же добрым и отзывчивым человеком. Живость его натуры толкала его то в дальние экспедиции, в пустыни или на Север, то в активную общественную деятельность, особенно в профсоюзную работу. Не все с пониманием относились к тому, с какой серьезностью и даже увлечением Николай Алексеевич занимался общественными делами. У серьезного ученого всегда не хватает времени. Но Николай Алексеевич полагал, что на поприще общественной деятельности он может быть полезен людям.

Параллельно с этой работой Николай Алексеевич много времени и сил уделял работе в научных советах и обществах. В течение многих лет он был заместителем председателя Всероссийского общества охраны природы, председателем научно-технического совета этого общества и больше 15 лет руководил Секцией охраны птиц ВООП. Это время, несомненно, было периодом активизации Общества и его общественного влияния. Кроме того, он был председателем научного совета по природоохранному просвещению Академии педагогических наук, а в Академии наук СССР, контактируя с академиком В.Н. Сукачевым, был в начале 60-х гг. в числе организаторов нового научного совета АН СССР по проблемам биогеоценологии и охраны живой природы, в котором возглавлял секцию охраны природы. В то же время в Обществе "Знание" РСФСР Н.А. Гладков вел большую работу как председатель научно-методического совета по пропаганде охраны природы.
Пропагандировать естественнонаучные знания, и особенно идеи охраны природы, Николай Алексеевич считал своей гражданской обязанностью и потому охотно и с увлечением выступал по центральному радиовещанию и телевидению, а также в Москве (в Политехническом музее и на ВДНХ), в Ашхабаде, Минске, Казани, Перми и других городах. Был заместителем ответственного редактора журнала "Биологические науки", членом редколлегии журналов "Биология в школе" и "Юный натуралист". Много времени забирала у него работа члена экспертных комиссий по биологии и по географии Высшей аттестационной комиссии СССР по рассмотрению и присуждению ученых степеней кандидата и доктора наук.

Сейчас кажется немыслимым, как этот скромный, невысокого роста, приветливый и несуетливый человек мог нести на своих плечах такую нагрузку, сочетая ее с полной занятостью педагогической работой профессора географического факультета МГУ, с чтением больших курсов лекций, с написанием учебников и активной научно-исследовательской работой. Николай Алексеевич никогда не жаловался на перегрузку и умудрялся все делать хорошо и в срок. Его организованность, самодисциплина и обязательность остаются для многих недостижимым рубежом.

Особенно Николай Алексеевич любил экспедиции, будь то работа в заполярной тундре или, напротив, в жаркой пустыне. Казалось, он преображался, расцветал в полевых условиях, хотя и здесь старался строго следовать принятому плану работ. Работать с ним в поле, в экспедиции, было большим удовольствием. Атмосфера полного взаимопонимания и поддержки вселяла спокойствие и уверенность. Кроме того, всегда было интересно, ибо Николай Алексеевич умел учить, не поучая. Он был очень наблюдателен. Подмечал и знал то, о чем не прочтешь в ученой книге, был широко образован, начитан. Имел всегда собственное мнение и уважал мнения других.

Собственные фактические наблюдения в природе, сделанные во время экспедиций, и анализ научной литературы служили основой теоретических воззрений Н.А. Гладкова. Его глубоко интересовали проблемы формирования населения птиц культурного ландшафта, в области зоогеографии - анализ географической изменчивости численности видов и численности особей, географическая изменчивость сроков гнездования, разработка проблемы "птицы и пространство" и вопрос возможности членения Палеарктики на основе фаунистических типов.

В 60-70-е гг. Николай Алексеевич особенно большое значение придавал разработке научных основ теории охраны природы и одним из первых в отечественной науке успешно занялся исследованием особенностей воздействия научно-технического прогресса на состояние природной среды и запасы природных ресурсов. Начиная свой лекционный курс "Охрана природы" на кафедре биогеографии географического факультета МГУ, Николай Алексеевич говорил, что в деле охраны природы "важны не рецепты и не факты сами по себе, а то, о чем они говорят. Важен определенный подход к явлениям, концепция".

Именно концептуальный подход Н.А. Гладкова к проблеме охраны природы и рационального использования природных ресурсов представляет наибольшую научную и практическую ценность и сохраняет свое принципиальное, ведущее значение и в наши дни, и не только применительно к решению этой острейшей проблемы в нашей стране, но и в планетарном масштабе.

В нашей стране в те времена, когда критическое мнение обычно не встречало одобрения, голос профессора Н.А. Гладкова в защиту природы звучал смело. "Есть... немало постановлений об охране природы и ее ресурсов. Однако выполнение Закона и постановлений оставляет желать лучшего. В ряде мест ведомства не уделяют должного внимания вопросам охраны природы, воспроизводства и рационального использования природных богатств, не ведут настойчивой борьбы против неправильного, а порой хищнического отношения к природе ...сопротивление этому делу (охране природы) нередко ощущается со стороны тех звеньев управления народным хозяйством, от которых зависит проведение или непроведение мероприятий, направленных на охрану природы".
Что же касается соотношения охраны природы и научно-технического прогресса и распространенного тогда в официальных кругах мнения, что она "мешает техническому прогрессу", Николай Алексеевич, напротив, доказывал, что"охрана природы, по сути дела, оказывается одним из условии технического прогресса. Условием, а не помехой" (там же, 1968). За десять лет, начиная с 1968 г., Николай Алексеевич опубликовал около 70 работ - книг, брошюр, лекций и статей, посвященных проблеме охраны природы, и в том числе охране птиц. Это были и теоретические исследования, и учебники (например, широко известный учебник "Охрана природы" для вузов, изданный в соавторстве с В.М. Галушиным и А.В. Михеевым в 1975 г.), курсы лекций, учебные пособия, популярные брошюры и статьи или острые полемические высказывания на страницах газет. Много внимания Николай Алексеевич уделял природоохранному просвещению, тесно контактируя в этой области с Академией педагогических наук.

Николай Алексеевич был истинным сеятелем знаний и добра. С неброской внешностью, скромный и доступный в общении, он совмещал в себе огромную интеллектуальную энергию и энергию практического действия, которую нелегко было реализовать. Но он сделал все возможное и оставил нам результаты своего научного творчества и мысли, которые не только оставили глубокий след в науке, в орнитологии и природоведении в широком понимании, но продолжают жить и сейчас, стимулируя развитие новых идей, побуждая к действию. Николай Алексеевич трудился неустанно, даже будучи неизлечимо больным. Он учил и учился сам, идя по жизни, не останавливаясь на избранном пути ни на минуту.

B. C. Залетаев

См. также  на сайте Зоологического музея МГУ

 

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media