Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Вступи в Союз
  
Пухляк - птица 2017 года

Vesna-idet.jpg
   
BG.jpg

  Систематическая галерея
 
  baner_Sturman.gif

agrol.jpg
 Экогид1.jpg  

 


Позиция Союза охраны птиц России по отношению к весенней охоте на птиц

18.02.2014 Уставная цель Союза охраны птиц России – сохранение видового разнообразия, численности и мест обитания диких птиц России. Это касается, в том числе, и хозяйственно-важных охотничье-промысловых видов. Сейчас, в условиях активного преобразования природы человеком, только принятие грамотных, научно-обоснованных решений по эксплуатации популяций охотничьих видов птиц позволит не только сохранить эти виды, но и обеспечить их дальнейшее продолжительное использование, в том числе охотниками.

Союз охраны птиц России выступает против весенней охоты, которая выбивает репродуктивное ядро популяции промысловых видов птиц и оказывает негативное воздействие на воспроизводство этих видов.

Отрицательное воздействие весенней охоты проявляется разносторонне.

1. Изучение популяционной экологии водоплавающих птиц, проведённое на территории Прибалтики в 1960-1990-х гг. (Михельсон и др., 1986; Виксне, 2001) показало, что в отличие от осеннего периода, смертность утиных птиц от антропогенных причин весной не является компенсаторной, а суммируется с естественной смертностью. Другими словами, добыча уток в конце августа и осенью, если она не носит характера перепромысла, практически не влияет на численность птиц в начале следующего сезона размножения. В условиях стабильной, ненарушенной популяции и нормальной зимовки к весне ежегодно остаётся примерно одинаковое количество уток, соответствующее ёмкости угодий. Остальные птицы гибнут если не от охотников, то от естественных причин: естественная смертность и гибель от выстрелов охотников в этом случае компенсируют друг друга. Утки как бы «запрограммированы» на повышенную летне-осеннюю смертность самой природой. Иное дело весной, когда гибель от охоты накладывается на естественную смертность птиц и суммируется с ней. Повышенная, «не предусмотренная» природой гибель готовых к размножению особей уменьшает репродуктивный потенциал вида, что при постоянном прессе весенней охоты может привести к сокращению и деградации ресурсов водоплавающих птиц.

2. Весенний отстрел самцов (якобы «бесполезных» в это время года для популяций водоплавающих) разбивает пары птиц, которые формируются у уток обычно на зимовках. Птицам приходится терять время на формирование новых, причём менее качественных пар. Вновь сформированные пары гнездятся позже, а позднее гнездование всегда менее продуктивно, чем гнездование в оптимальные сроки (Михантьев, Селиванова, 2009). Нередко новая пара вообще не образуется,  и самка в данном сезоне не размножается. Всё это тоже снижает репродуктивный потенциал популяции. Особенно опасен весенний отстрел гусей, поскольку пары у них постоянны в течение многих лет, и гибель одного из партнеров весной компенсируется с трудом. Но и у уток, несмотря на широко распространённое среди охотников мнение, пары весной существуют, и селезни принимают активное участие в охране самок и гнездового участка (Михантьев, Селиванова, 2005).

3. Весенняя охота – мощнейший фактор беспокойства в период, когда птицы к нему наиболее чувствительны. Причём, этот фактор воздействует не только на виды, которые служат объектом охоты, но и на весь окружающий орнитокомплекс, в том числе на редких, особо охраняемых птиц. По причине беспокойства в результате проведения весенней охоты гибнут кладки рано гнездящихся видов, в частности, серых гусей, крякв, шилохвостей (Гордиенко, 2005; Михантьев, Селиванова, 2005). Так, восстановить гнездовую популяцию в Латвии крайне чувствительного к фактору беспокойства серого гуся удалось только после закрытия в 1980-х гг. весенней охоты (Виксне, 2001), а в Челябинской области численность гнездящихся серых гусей за годы запрета весенней охоты (1968-1990 гг.) возросла с 2,5 тысяч до 67,7 тысяч, т.е. в 27 раз (Матвеев, 2002). Беспокойство птиц в местах скоплений в период весенней миграции, когда они отдыхают, кормятся и набираются сил для дальнейшего перелёта на север, приводит к досрочному покиданию оптимальных мест и перемещению птиц в менее кормные места или концентрации птиц на небольших «пятачках» охраняемых территорий, где кормовых ресурсов оказывается недостаточно (Морозов, 1996; Емельченко, 2004; Moore, Black, 2006; Зимин и др., 2007; Розенфельд, Басова, 2011 и др.). Известно, что плохое питание на пролёте ведёт не только к задержке миграций и начала размножения, но и к снижению успеха гнездования, что опять-таки подрывает репродуктивный потенциал водоплавающих (Андреев, 2009). Канадские учёные проследили судьбу помеченных радиопередатчиками самок белых гусей в 1999-2000 гг., когда в Канаде была открыта весенняя охота, и сравнили её с данными за предшествующие годы, когда весенняя охота на гусей была закрыта. По их данным, в 1999-2000 гг. мест гнездования достигли 28% гусынь против 85% в предшествующие два года, а к гнездованию приступили только 9% самок против 56% в годы без весенней охоты (Mainguy et al., 2002); численность белых гусей после открытия весенней охоты заметно снизилась (Calvert, Gauthier, 2005). Совершенно нетерпим фактор беспокойства в местах гнездования редких видов птиц, которые, обычно, чувствительны к его воздействию в наибольшей степени.

4. Открытие весенней охоты резко усиливает браконьерство. Для браконьера психологически гораздо труднее нарушить запрет и выйти с ружьём в охотугодья в закрытое для охоты время, чем отстрелять запрещённый к добыче вид или превысить норму отстрела в период открытой массовой охоты. К тому же браконьерство значительно труднее контролировать и пресекать в период проведения охот, чем в закрытый для охоты сезон. Нередки случаи, когда под видом отстрела селезней начинается стрельба по всему живому, особенно когда контроль за проведением охоты ослаблен. Браконьерство весной резко усугубляет перечисленные выше факторы негативного воздействия весенней охоты на популяции птиц.

5. Ряд редких видов птиц, занесённых в Красную книгу России и Красные книги субъектов федерации, похожи обликом на обычные охотничьи виды, и по этой причине они могут добываться охотниками, особенно теперь, когда культура охоты и знание охотниками охраняемых видов птиц оставляют желать лучшего. Например, занесённый в Красную книгу РФ гусь-пискулька похож на служащего объектом охоты белолобого гуся. В последние годы численность пискульки катастрофически снизилась, и добавочный пресс весенней охоты, даже если добыча этого вида носит случайный, непреднамеренный характер, может существенно сказываться на численности его популяции (Морозов, Сыроечковский, 2002).    

6. Отстрел птиц весной, в период пробуждения природы и начала брачного сезона, антигуманен с общечеловеческих позиций, которые разделяет большинство россиян. В связи с этим остаётся непонятным, почему права более 95% из 145 миллионов жителей Российской Федерации, которые не относятся к числу охотников, должны нарушаться в ходе обеспечения прав небольшой доли российских охотников, тем более, что для большей части территории Российской Федерации весенняя охота ныне не является основой существования населения. Подавляющее большинство россиян хотят, как это принято сейчас во всех развитых странах мира,  активно отдыхать весной на природе и слушать не канонаду ружейных выстрелов, а пение птиц, наблюдать и фотографировать спокойных, не напуганных животных, хотят любоваться красотой живых, а не убитых и окровавленных птиц.  

Негативное воздействие весенней охоты усугубляется ещё и тем обстоятельством, что решения о её открытии обычно принимаются без необходимой государственной экологической экспертизы, что идёт вразрез с требованиями Федерального закона «Об охране окружающей среды» (статья 3) (Крейндлин, 2004). Кроме того, служба учёта запасов дичи, на основании данных которой должно приниматься решение о целесообразности или нецелесообразности открытия весенней охоты в том или ином регионе, в настоящее время фактически не функционирует или функционирует весьма неудовлетворительно.

Все сказанное выше обосновывает точку зрения Союза охраны птиц России на необходимость закрытия весенней охоты на водоплавающих птиц. Целесообразность весенней охоты на боровую дичь, на весенних токах тетеревов, глухарей и вальдшнепа, требует дополнительного анализа, хотя уже сейчас ясно, что она не должна быть массовой и повсеместной, что её проведение возможно лишь в высокоорганизованных охотхозяйствах, при условии ежегодной инвентаризации токов, постоянного мониторинга популяций боровой дичи и строгого соблюдения разумных норм изъятия.

Сформулировав стратегическую цель Союза – полный запрет весенней охоты на птиц – следует понимать, что в настоящее время добиться этой цели каким-либо единовременным актом практически невозможно. Слишком сильны традиции, велики инерция и желание многих охотников «пострелять» весной – несмотря на все аргументы губительности такой «стрельбы» для птиц, для природы в целом, наконец, для собственной же экономики. Охотничье лобби в нашей стране пока ещё достаточно сильно и агрессивно.

Поэтому решение проблемы должно происходить поэтапно, с дифференцированным подходом к разным регионам страны. Следует добиваться закрытия весенней охоты прежде всего в южных и центральных регионах Европейской России и в южных районах Сибири, где проходят основные пути пролёта и находятся места массовых миграционных скоплений многих северных видов, как охотничьих, так и «краснокнижных» птиц. По современному законодательству полномочия принятия решений об ограничении охоты переданы региональным властям, и по этой причине большое значение приобретает работа Союза и его отделений в субъектах федерации.  

Следует добиваться продолжительного моратория на проведение весенней охоты на юге Западной Сибири, где численность ряда видов (в частности, серого гуся) заметно сократилась (Тарасов, 2005; Бондарев, 2011) и, особенно, в Восточной Сибири, где численность большинства видов водоплавающих птиц в настоящее время снизилась гораздо сильнее, чем в других регионах страны (Андреев, 1997, 2009; Сыроечковский, 2001; Поярков, Дорофеев, 2005 и др.).

Необходимо всячески способствовать запрету весенней охоты на водоплавающих в конкретных  местах массовых остановок птиц на пролёте, на ключевых орнитологических территориях, в Международных Рамсарских угодьях, в охранных зонах заповедников.

Не упуская из виду стратегическую цель, Союз должен всемерно поддерживать инициативы общественных объединений, государственных  и муниципальных структур, направленные на любые ограничения весенней охоты. Необходимо добиваться, чтобы открытие весенней охоты стало не правилом, а исключением.

Используя СМИ и разнообразные массовые кампании, надо всячески разъяснять негативные последствия весенней охоты как для популяций дичи, так и для других, в том числе редких видов птиц. Необходимо также пропагандировать все случаи запрета или резкого ограничения весенней охоты в регионах. Главная цель таких акций – добиться, чтобы охота весной стала в глазах всех россиян, в том числе и самих охотников, столь же недопустимой и преступной, как стрельба птиц на гнёздах. Поскольку, согласно анкетным опросам, против весенней охоты выступает значительное количество рядовых охотников (Гордиенко, 2005; Яновский, 2005), решить поставленную задачу можно, хотя это и потребует немалых усилий.    

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Андреев А.В. Мониторинг гусей северной Азии // Видовое разнообразие и состояние популяций околоводных птиц Северо-Востока Азии. Магадан, СВНЦ ДВО РАН, 1997. С. 5-36.
Андреев А.В. Гуси Северной Азии: энергетика особей и динамика популяций // Казарка, том 12, выпуск 1. 2009. С. 11-32.
Бондарев А.Я. Проблемы сохранения и использования ресурсов водоплавающих птиц Западной Сибири // Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России. Материалы V Всероссийской научно-практической конференции «Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России». Москва, 17-18 февраля 2011 г. М., 2011. С. 51-56.
Виксне Я.А. Проблемы весенней охоты. Взгляд со стороны // Новости в мире птиц,  № 1. 2001. С. 13.
Гордиенко Н.С. К вопросу о весенней охоте на уток на Южном Урале // Гусеобразные птицы Северной Евразии. Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6-10 октября 2005 г.; Санкт-Петербург, Россия). С-Пб., 2005. С. 89-91.
Емельченко Н.Н. Влияние весенней охоты на ход миграции гусеобразных птиц в Вологодской области // Вестн. охотовед. N 3, 2004, т. 1. С. 331.
Зимин В.Б, Артемьев А.В., Лапшин Н.В., Тюлин А.Р. Олонецкие весенние скопления птиц. Общая характеристика. Гуси. М., Наука, 2007. 299 с.
Крейндлин М.Л. Весенняя охота не может быть открыта без государственной экологической экспертизы // Мир птиц № 27-28, август 2003 – июнь 2004 гг. С. 46-47.
Матвеев А. Охота на пернатую дичь // Справочник охотника и натуралиста. Челябинск, 2002. С. 130-135.
Михантьев А., Селиванова М. Охота на птиц в период размножения не имеет обоснования // Гусеобразные птицы Северной Евразии. Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6-10 октября 2005 г.; Санкт-Петербург, Россия). С-Пб., 2005. С. 317-318.
Михантьев А.И., Селиванова М.А. Экологические основы прогнозирования продуктивности и численности уток // Казарка, том 12, выпуск 1. 2009. С. 47-67.
Михельсон Х.А., Меднис А.А., Блум П.Н. Популяционная экология мигрирующих уток в Латвии. Рига, «Зинатне», 1986. 111 с.
Морозов В.В. Влияние весенней охоты на гусей в местах их миграционных остановок // Казарка, № 2, 1996. С. 27-30.  
Морозов В.В., Сыроечковский-мл. Е.Е. Пискулька на рубеже тысячелетий // Казарка, № 8, 2002. С. 233-276.
Поярков Н.Д., Дорофеев Д.С. Динамика населения утиных на некоторых водоёмах Нижнего Приамурья за последние 20-25 лет // Гусеобразные птицы Северной Евразии. Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6-10 октября 2005 г.; Санкт-Петербург, Россия). С-Пб., 2005. С. 216-217.
Розенфельд С.Б., Басова В.Б. К вопросу о весенней охоте на гусей // Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России. Материалы V Всероссийской научно-практической конференции «Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных России». Москва, 17-18 февраля 2011 г. М., 2011. С. 375-382.
Сыроечковский-мл. Е.Е.  Гуси Российской Арктики: динамика ареалов, тренды популяций, проблемы использования ресурсов и охраны // Проблемы изучения и охраны гусеобразных птиц Восточной Европы и Северной Азии. Тезисы докладов I Совещания Рабочей группы по гусям и лебедям Восточной Европы и Северной Азии (Москва, 25-27 января 2001 г.). М., 2001. С. 117-118.
Тарасов В.В. Состояние фауны гусеобразных юга Западной Сибири на рубеже ХХ и XXI веков // Гусеобразные птицы Северной Евразии. Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6-10 октября 2005 г.; Санкт-Петербург, Россия). С-Пб., 2005. С. 258-259.
Яновский А.П. Опыт мобилизации общественности и СМИ в поддержку моратория на весеннюю охоту в Новосибирской области и сопредельных регионах в 2000-2005 годах // Гусеобразные птицы Северной Евразии. Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6-10 октября 2005 г.; Санкт-Петербург, Россия). С-Пб., 2005. С. 295-297.
Calvert A.M., Gauthier G. Effects of exceptional conservation measures on survival and seasonal hunting mortality in greater snow geese // J. Appl. Ecol. - № 3. - 2005. - V. 42. - PP. 442-452.
Mainguy J., Bety J., Gauthier G., Giroux J.-F. Are body condition and reproductive effort of laying Greater Snow Geese affected by the spring hunt? // The Condor, 2002, vol. 104, No 1, PP. 156-161.
Moore J.E., Black J.M.. Historical changes in black brant Branta bernicla nigricans use on Humboldt Bay, California // Wildlife Biol. N 2, 2006, т. 12. - PP. 151-162.


Позиция разработана Центральным Советом Союза охраны птиц России (февраль 2014 г.)

Возврат к списку

Forum.jpg
 
Fotogallery.jpg

LEP.jpg

Literat.jpg

KOTR.jpg

Blogi.jpg


© 2003-2017 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media