Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

vstupi.jpg

vznosy1.jpg

Pomogi.jpg

Chizh-PG.jpg

Veterinar.jpg

BG.jpg
baner_Sturman.gif


 



Дневник доцента

  • Архив

    «   Июнь 2024   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
                 

О состоянии школьной экологической науки в условиях пандемии

Пандемия коронавируса, охватившая планету, сказалась на всех без исключения сторонах общественной жизни. Школьная наука не стала исключением. Количество мероприятий резко снизилось или было переведено в режим он-лайн, что является, как мы уже убедились, весьма неважной заменой реалиям. Впрочем, как и всё дистанционное, с позволения сказать, образование! Возможности для проведения экспериментов и наблюдений в природе также стали ограничены!
Возможность детально оценить состояние школьной экологической науки в условиях пандемии автору скоро представилась. Будучи уже многолетним членом жюри школьной научной экологической конференции «От любви к природе — к культуре природопользования», я смог наблюдать весь процесс развития школьной экологической науки в динамике.
Итак, чем же отличался прошедший год для школьной экологической науки? Обо всем по порядку!
Проведение конференции он-лайн на платформе zoom, являющейся далеко, мягко скажем, не образцом площадки для проведения видеоконференций, сразу уменьшило число участников, но одновременно расширило их географию. Впервые на нашей конференции, до последнего года ограниченной региональными рамками, были представлены доклады из Новосибирска и Чечни. В этот раз нам досталось судить выступления 8 — 9-х классов.
Тематика докладов была, как всегда, разнообразной — от школьной экожурналистики до лихеноиндикации. Были и уже давно приевшиеся работы по обустройству родников, школьных участков, чисто компилятивные работы по заповедному делу. Мне показалось (и я оказался прав!), что темы работ не меняются уже несколько лет, меняя лишь исполнителей и полученные данные. При этом напрочь игнорировались работы предшественников, хотя многолетние данные придали бы докладу дополнительную значимость!
Пожалуй, действительно новой, как по замыслу, так и по исполнению, была единственная работа, представленная Учебно-исследовательским экологическим центром имени Е.Н. Павловского и посвященная анализу популяции клена ясенелистного в Борисоглебске.
По лихеноиндикации было представлено сразу три работы. Только одна, представленная Павловской СОШ № 2, имело свою, т.с., свежую мысль. В ней оценивался именно видовой состав лишайников школьного двора. Два других докладчика твердили, как мантру, о роли лишайников в оценке загрязнения атмосферы и представляли также давно знакомые вещи о загрязнении атмосферы в зависимости от расстояния от автомобильной дороги.
Были и доклады, которые нам пытались «всучить» уже не по первому разу. Так доклад о системе очистки воды в селе Устье я слышал уже по третьему разу и все три раза он был построен на данных, полученных аж в 2014 году.
Теперь о докладах. Тут, конечно, претензии больше не к докладчикам, а к руководителям работ. Ведь это их функция — грамотно построить структуру доклада и выделись самые, т.с., «выигрышные» вещи. А «выигрышными», дорогие коллеги, являются как раз те результаты, которые получили ваши питомцы. Они и должны занимать в докладе центральное место! И совершенно незачем тратить время и силы на изложение вступительной части, теории, сути проблемы и так далее! Тем более, что всё это давно известно! Да и время на доклад ограничено! Повторял это уже много раз и чувствую, буду повторять ещё долго! Из шестнадцати докладов, нами заслушанных, только три (они и были победителями) были составлены по всем правилам с выделением именно собственноручно полученных результатов!

Общие выводы:

1. В школьной экологической науке явно обозначился «застой», вызванный, т.с., «дефицитом идей»! Надеюсь, что это явление временное, вызванное пандемией. Но иногда мне кажется (дай Бог, чтобы я ошибался!), что состояние школьной науки является отражением нашей науки вообще!
2. Лидерство в школьной экологической науке сохранили ВУВК им. А.П. Киселева, ДЭБЦ «Росток», УИЭЦ им. Е.Н. Павловского, Павловская СОШ № 2. Как и в прошлые годы, они представили наибольшее число докладов, отмеченных призами.
2. И опять же обращаю внимание руководителей школьной науки на важность и значимость подготовки докладов! Плохой доклад губит хорошую работу, а хороший нередко вытягивает посредственно!
3. Общий уровень докладов на прошедшие два года, тем не менее, не упал (но и не поднялся). Я, честно говоря, ожидал худшего! Так что для оптимизма есть повод!  

Проверка системы утилизации мусора в Воронеже, ч. 2. Пункты приема вторсырья

Вторым этапом проверки системы утилизации мусора в нашем городе, проводимой регулярно Дружиной охраны природы ВГПУ, стало обследование пунктов приема вторичного сырья.  
При проверке мы руководствовались интерактивной картой «Это — не мусор!», составленной организатором проекта «ЭкоВоронеж» Денисом Евграфовым. Случайным образом была взята выборка из 30 пунктов, из которых 10 (33,3 %) уже к моменту проверки не функционировали.
Проверяемые пункты принадлежали следующим организациям: «Стимул» (14 пунктов), «Проминвест» (1 пункт), «Экотехнологии» (3 пункта), «Аrai” (1 пункт), экоцентр «Зелёный дом» (1 пункт), «Леруа Мерлен» (1 пункт), AKS (1 пункт), ИП Тарароева (1 пункт), «Славянское наследие» (2 пункта), «Экотрейдус» (1 пункт), проекту «Чистая тропа» (2 пункта), проекту «Общие дети» (1 пункт), «Вкусвилл» (1 пункт).
Из 10 пунктов, прекративших (или прервавших) свою деятельность 1 принадлежал проекту «Общие дети» (100 %), 2 — проекту «Чистая тропа (100 %), 2 - «Стимул» (14,3 %), 1 — ИП Тарароева (100 %), 1 - «Проминвест» (100 %), 2 - «Экотехнологии» (66,6 %), 1 - «Славянское наследие» (50 %).
Из обследованных пунктов 16 занимались приемом макулатуры, 21 — приемом пластика разных видов, 6 — приемом опасных отходов, 2 — приемом одежды, 14 — приемом стекла.  
Из закрытых пунктов 6 (28,6 %) занимались приемом пластика, 2 (12,5 %) - приемом макулатуры, 1 (50 %) - приемом одежды, 2 (33,3 %) - приемом опасных отходов, 2 (14,3 %) - приемом стекла.  
Таким образом, если оценивать количество закрытых пунктов приема вторичного сырья, то можно заметить, что наибольшее сокращение понесли пункты, относящиеся к общественным проектам, а также пункты, принадлежащие мелким компаниям. Пункты, относящиеся к крупным трендам Воронежа, пострадали меньше.
Если анализировать изменения в рынке вторичного сырья, то заметно, что в наибольшей степени пострадал прием одежды (им занимались в основном благотворительные организации) и прием опасных отходов (также в основном за счет общественных проектов). Прием макулатуры и стекла пострадал меньше, а прием пластика занимает промежуточное положение.
Можно предположить, что в рынке приема вторичного сырья в нашем городе наметилась заметная стагнация. Нам не удалось обнаружить ни одного нового пункта, не отмеченного на карте «Это — не мусор!». Кроме того, два пункта, принадлежащие компании «Стимул», явно не соблюдали предписанный график работы. В то же время один пункт, принадлежащий той же компании, расширил ассортимент принимаемого сырья. То же можно сказать о пункте приема, принадлежащего компании «Вкусвилл», который теперь, помимо пластмассовых крышечек, принимает пластиковую тару и опасные отходы в виде батареек. Но это — единичные случаи.  
В то же время остается надежда, что наблюдаемая стагнация — явление временное, вызванное пандемией коронавируса и связанным с ним общим снижением общественной активности. Но в целом складывающаяся картина ещё ждет более детального изучения и анализа, что позволит в будущем составлять прогнозы динамики рынка вторичного сырья в нашем городе.1dh5KJlsT4g.jpg Безымянный11.jpg Безымянный3.jpg Безымянный.jpg Безымянный6.jpg

О «пользе» интернет — навигаторов

Продолжительное мартовское потепление (уже в который раз!) сменились морозами, покрывшими скользкой ледяной коркой не только городские тротуары, но и лесные тропинки Центрального парка и недавно оттаявшие склоны Ботанической балки. Но если на городских улицах коммунальные службы, хотя бы местами, пытались с этой проблемой бороться, посыпая соленым песком ледяные надолбы, то в лесу сделать это было просто некому. Так что передвигаться по лесным тропам и днищу балок приходилось с немалой осторожностью.
В один из выходных дней начала марта я осторожно продвигаюсь по лесной тропе, считая количество попадавшихся птиц. В одном месте я задержался, оказавшись посреди большой стаи синиц, целенаправленно двигавшейся прямо через густой кустарник в сторону противоположную от города. Впереди за густыми кустами терновника тропинка делала крутой поворот. Я ещё не дошел до него, когда до моего слуха донесся явный человеческий стон, что заставило невольно ускорить шаг.
Вывернув из-за поворота вижу картину, явно не лишенную драматизма. Прямо на обледенелой тропе лежал навзничь молодой парень в форме «зелёного доставщика». Рядом валялся велосипед и открывшийся ранец, из которого частью высыпались какие-то продукты, завернутые в оберточную бумагу. Парень лежал навзничь, держась за голову, и громко стонал. Доставщики продуктов на дом уже давно стали привычной частью городского пейзажа, но что он делает здесь на дне балки в довольно глухом месте явно вдали от потенциальных заказчиков? Но рассуждать было некогда!
Я помог страдальцу подняться и собрать высыпавшиеся из ранца продукты. Убедившись, что серьезных травм в парня нет, и он вполне способен самостоятельно передвигаться дальше, я не удержался от вопроса:
- Простите меня, юноша, но как вы оказались здесь в лесу на явно неподходящем для такого времени и места транспорте и в явно неподходящей экипировке?
Парень ответил на сразу. Придерживая руками велосипед, он достал из кармана смартфон.
- Мне нужно на Ломоносова. Я поехал по навигатору и вот… - Он погладил ушибленное колено. - А теперь мне нужно туда.
Взгляд доставщика устремился в сторону Ястребиной балки, где мы когда-то с Леонидом Леонидовичем Семаго, нашим замечательным воронежским писателем натуралистов, снимали фильм «Птичьи дети». Это была самая глухая часть леса, где не то, что на велосипеде, но и пешком продвигаться трудно в любое время года.
- Не вздумайте! — во мне заговорил педагог, и я невольно повысил голос. - Вы там шею себе свернете! Лучше поднимайтесь вверх прямо по этой тропе. - я указал в сторону, перпендикулярную по направлению к той, куда собирался отправиться горепервопроходец - Увидите поле и дальше следуйте вдоль лесополосы. Достигнете улицы, там и включайте свой «гаджет». А то он вас доведет до больничной койки!
Доставщик посмотрел на меня с явным недоверием. В нем, очевидно, боролись интернет-зависимость и желание последовать (это до него, очевидно, медленно, но все-таки доходило) разумному совету и побыстрей выбраться из этого явно негостеприимного места.
Минутой спустя парень уже следовал вверх по склону, держа велосипед в поводу. Но при этом он все же не выпускал из рук смартфона и бросал настороженные взгляды в ту сторону, куда показывал навигатор и куда ему идти явно не стоило. Я проследил за ним, пока он не скрылся за гребнем балки. Затем мысленно пожелал ему благополучно (и без новых травм) доставить заказ по адресу и пошел своей дорогой.

Проверка системы утилизации отходов в Воронежской области, ч.1. Контейнерные площадки

С началом учебного семестра Дружина охраны природы ВГПУ приступила к уже ставшей традиционной проверке системы утилизации мусора в нашем городе и области. Такую проверку активисты ДОП ВГПУ проводят уже третий год.
Начали мы с проверки контейнерных площадок, являющихся, т.с., первичным звеном процесса утилизации. Нами было проверено 55 контейнерных площадок в Воронеже и 4 — в Россоши. Результаты проверки показаны в таблице.

Таблица  
Результаты проверки контейнерных площадок в Воронеже в 2021
Район
Число проверенных площадок
Нет бетонного покрытия, n/%
Нет контейнера для пластика, n/%
Несвоевременный вывоз,  n/%
Нет навеса,  n/%
Площадка грязная,  n/%
Нет ограждений,  n/%
Нет баннера с указанием обслуживающей организации,  n/%
Нет площадки для крупномера,  n/%
Количество площадок с нарушениями, %
Центральный
17
4/23,5
4/23,5
4/23,5
14/82,3
8/47,1
3/17,6
6/35,3
2/11,8
33,1
Коминтерновский
16
1/6,2
4/25,0
5/31,2
12/75,0
1/6,2
1/6,2
3/18,7
3/18,7
23,4
Ленинский
5
3/60,0
1/20,0
2/40,0
1/40,0
20,0
Советский
1
1/100,0
1/100,0
1/100,0
1/100,0
1/100,0
62,5
Левобережный
4
3/75,0
2/50,0
3/75,0
2/50,0
31,2
Железнодорожный
12
1/8,3
5/41,7
11/91,7
2/16,7
2/16,7
21,9
Воронеж
55
8/14,5
6/10,9
19/34,5
41/74,5
14/25,4
4/7,3
10/18,2
10/18,2
32,0
Россошь
4
2/50,0
4/100,0
4/100,0
1/25,0
1/25,0
37,5

Из того, что не попало в таблицу, следует сказать, что почти везде нам попадались традиционные привычные всем металлические контейнеры. Заглубленные контейнеры европейского типа были встречены только на двух площадках — в Центральном и Железнодорожном районах.
В разных административных районах города было проверено (ввиду различных субъективных и объективных обстоятельств) разное количество контейнерных площадок. Сопоставимое количество площадок проверено в Центральном, Коминтерновском и Железнодорожном районах.
Наиболее часто встречаемым нарушением на контейнерных площадках было отсутствие навеса. В Россоши вообще все площадки не имели навеса. На втором месте по количеству площадок был несвоевременный вывоз, на третьем — грязь на самой площадке. Интересно, что в Россоши не было обнаружено площадок, с которых мусор бы вывозился несвоевременно.
Из районов, где было проверено наибольшее количество контейнерных площадок, в «антилидеры» угодил Центральный район. Ситуация в Коминтерновском и Железнодорожном районах несколько лучше. Также Центральный район «лидирует» по количеству площадок, не имеющих положенного ограждения. Но при этом в Центральном районе значительно меньше доля площадок, где мусор вывозится несвоевременно. Здесь «лидирует» Железнодорожный район, а Коминтерновский занимает промежуточное положение. Доля контейнерных площадок без навеса во всех трех районах сходная.
В Центральном районе значительно больше количество площадок, не имеющих таблички с указанием обслуживающей организации. Также «лидирует» он по количеству площадок, не имеющих положенного бетонного основания и по количеству грязных площадок. Последний показатель лучше в Коминтерновском районе, а Железнодорожный занимает промежуточное положение.
При этом в Железнодорожном районе на всех площадках присутствуют контейнеры для сбора пластиковых бутылок. По этому показателю Центральный и Коминтерновский районы значительно уступают. Их показатели в это случае сходны. Доля площадок, не имеющих специального отдела для крупномерного мусора, во всех трех районах сходна.
Если сравнивать Воронеж и Россошь, то доля площадок с нарушениями сходна. Отсутствие в Россоши контейнеров для пластиковых бутылок, высокая доля площадок не имеющих специального твердого покрытия и ограждения в известной степени компенсируется отсутствием площадок, где мусор вывозится несвоевременно.
Данное небольшое исследование является лишь началом многоступенчатой и длительной проверки системы утилизации отходов в нашей области. Следующим пунктом будет проверка работы пунктов приема вторичного сырья.Безымянный2.jpg Безымянный.jpg Безымянный.jpg Безымянный2.jpg Безымянный.jpg

Открытие регионального штаба Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!»

mcu84RKeWgo.jpg BFamNSQrxTM.jpg kfIu_43U6R0.jpg 8J-MdfG94XA.jpg FuZjM_P68gU.jpg q3dzmtgeKu8.jpg MZafvNygerI.jpg xmDKSxvyP5s.jpg
Приглашение поучаствовать в заседании, посвященном открытию регионального штаба Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» было первым за более, чем годичный перерыв, связанный с пандемией коронавируса, в течение которого мы почти забыли, что такое общественные мероприятия, а также истосковались по живому общению с соратниками.
Так что в назначенному времени делегация Дружины охраны природы ВГПУ, бодро шлепая по весенним лужам (весна пришла, как всегда, неожиданно!), подошла ко входу в главный корпус медицинского университета, где должно проходить вышеназванное заседание. На входе нас встречает уже предупрежденные охранники и волонтеры, одетые в свитера солидного черного цвета с надписью «Делай!».
Заседание начинается без опоздания! После прокрутки нескольких видеороликов на экологическую тему с участием мировых эстрадных звезд (среди них, похоже, пошла также мода на интерес к экологическим проблемам) заседание открывает очаровательная Александра Бурцева, преподаватель медицинского университета и региональный координатор «Делай!». Она коротко рассказывает об истории организации, начавшейся, кстати сказать, только в 2016 году в екатеринбургских вузах, о проведении «Чистых игр» и формировании сети организации в различных регионах России.
Далее выступали наши хорошие знакомые и соратники: Анита Придоткайте, Марина Адоньева, Елена Шерстяных (операция «Благовещенье — без жертв!»), Светлана Зябухина («Сделаем!»), Денис Евграфов («Это — не мусор!»). Они коротко рассказывали о своей деятельности и выражали пожелание на объединение усилий в решении местных экологических проблем.
Выступление автора этих строк о деятельности студенческих Дружин охраны природы  Воронежа вызвала немалый интерес. Из сидящих в аудитории примерно тридцати человек ВООБЩЕ НИКТО не знал о том, что в следующем году исполняется 50 лет студенческому природоохранному движению Воронежа, а в минувшем году 60 лет отметило Движение студенческих Дружин охраны природы СССР. Вот уже в который раз убеждаюсь, что «Новое — это хорошо забытое старое!»
Немалый интерес также вызвал рассказ представителя музея — заповедника «Костенки», посвященный знакомой автору проблеме восстановления популяций реликтовой сосны меловой, в давние времена занимающей огромные площади в Донском Белогорье, а сейчас сохранившейся лишь в четырех местах Центрального Черноземья.
В завершение заседания было решено создать региональный штаб Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» из представителей различных молодежных экологических организаций. Каждый представитель будет отвечать за определенное направление работы. Мне тут моментально пришла на ум мысль, что именно по такому принципу формировались штабы студенческих Дружин охраны природы, где каждый отвечал за работу определенного сектора. Вот уж точно ещё одно подтверждение старой пословицы «Новое — это хорошо забытое старое!».

Общие выводы по данному событию:

1. Создание Всероссийской организации волонтеров экологов «Делай!» с региональными координаторами и штабами в отдельных регионах является в известной степени аналогом организации и структуры Движения студенческих Дружин охраны природы. Даже направления работы в большой степени сходны (конечно, с известными поправками на современность).
2. Позволю себе предположить, что успех данного проекта в дальнейшем будем зависеть от следующих факторов:
а) насколько тесно и скоординированно будут работать между собой представители различных экологических организаций и проектов, насколько будет, т.с., сильна воля к объединению;
б) насколько полно и грамотно будет использован опыт предыдущих экологических организаций и проектов, в частности опыт Движения студенческих Дружин охраны природы. Начинать каждый экологический проект с нуля, мне думается, занятие бесперспективное!

На сим позволю себе закончить на относительно оптимистической ноте и выразить надежду, что некоторый спад в деятельности общественных экологических организаций в минувшем году вызван «всего лишь» пандемией коронавируса. С её затуханием, будем надеяться, молодежное экологическое движение вновь обретет присущую ему живость и силу!
Фото:

Экологическая катастрофа на Усмани: некоторые подробности

Сообщения о массовой гибели рыбы и других водных обитателях в реке Усмани (воронежцы ласково называют её «Усманка») на территории Воронежского заповедника начали поступать в начале декабря. Социальные сети наполнились душераздирающими фотографиями умирающей и вмерзшей в лед рыбы! Правда, сколько-нибудь достоверной информации так и не поступило!
Тем более я не мог отказаться от участия в совещании, проводимом в Центрально-Черноземном управлении Росприроднадзора и посвященном сложившейся ситуации. Туда я был приглашен в качестве общественного эксперта. Так что ровно в 10.00 я прибываю к зданию Росприроднадзора.  
Совещание начинается минута в минуту. Первым был доклад директора Воронежского заповедника. С его слов следует, что Усманка в пределах заповедника погублена напрочь! Погибли рыба, выхухоли, бобры, водная растительность! Её уже справедливо можно считать мертвой рекой! И это в пределах заповедника… Повышенные концентрации загрязняющих веществ обнаружены даже ниже заповедника т. е. в непосредственной близости от города, где находятся любимые воронежцами пляжи»!  
Из доклада представителя Росприроднадзора видно, что анализ проб, взятых в Усмани, показал превышение ПДК по нитратам, фосфатам, марганцу, фенолу выше в 30 0000 и более раз! Основными источниками считаются «Липецкводоканал» и ООО «Овощи Черноземья». Якобы при проверке этих предприятий были обнаружены определенные нарушения. Но уже следующие доклады вызвали у меня определенные сомнения!
Концентрация фенола (как известно, отхода химического производства), сложно объяснить сбросами с тепличного хозяйства и с водоканала. Откуда там взяться фенолу? Повышенное содержание тяжелых металлов ещё можно объяснить применением удобрений, да и то с натяжкой!
На мой вопрос последовал довольно туманный ответ о возможном разовом сбросе «с какой-нибудь фуры». Честно говоря, меня это не удовлетворило! Но даже, если так, и все доказательства говорят о виновности вышеуказанных предприятий, то почему ещё не заведено уголовное дело, а руководители предприятий ещё не находятся в СИЗО?
Тем более странно прозвучало, что ООО «Овощи Черноземья» так и не предоставило требуемую информацию. Если предприятие такую информацию не предоставило, то туда уже пора являться с ОМОНом, а руководителей предприятий брать «под белые руки»!
Представитель прокуратуры на мой вопрос довольно туманно ответил, что, типа для того должно быть проведено следствие. Опять же вопрос, почему оно до сих пор не проведено? Ведь факта нанесения ущерба заповедной реке, протекающей по территории биосферного заповедника больше, чем достаточно! И тут уже административной статьей точно не отделаешься! Дело пахнет «уголовкой» со всеми вытекающими!

Общие выводы по случившемуся:

1. Факт нанесения ущерба заповедной реке налицо, а природоохранные органы и прокуратура действуют как-то вяло, ограничиваясь «мониторингом ситуации». Чем это объяснить, я пока не знаю.
2. Нанесения ущерба (это ещё мягко сказано!) заповедной реке должно повлечь за виновниками, куда более серьезные последствия, чем «административка». А пока природоохранные органы заняты лишь «расчетом ущерба». Какой к черту расчет, когда уже сажать пора? Разговор на совещании в итоге свелся к правильности методики расчета этого самого «ущерба»!
3. Система охраны природы, существовавшая в СССР, похоже, разрушена напрочь и заменена какими-то вялыми «расчетами ущерба» и административными делами, отнюдь не адекватными масштабам нанесенного вреда!    

Серая шейка - 2021: морозы и пандемия

Ежегодно проводимая Союзом охраны птиц России операция по учету зимующих водоплавающих в этом году имела свою специфику, так как проходила в условиях пандемии и дистанционного обучения, что существенно снизило число наблюдателей. На момент проведения учетов Центральное Черноземья охватили морозы до — 15 С, что тоже наложило свой отпечаток. Но обо всем по порядку.
1. Участок реки Дон в районе с. Гороховка Верхнемамонского района, наблюдатель — Я. Абрамов. С 24.12. 2020 до 16.01. 2021 на полыньях держится пара крякв.
2. Город Тим Курской области, пруды, наблюдатель — А. Арбуз. Пруды покрыты слоем льда, водоплавающих не обнаружено.
3. Город Каменск-на-Дону Ростовской области, наблюдатель — А. Горшенёва. В полынье на р. Дон 21.01. 2021 обнаружено 16 крякв.
4. Город Бутурлиновка Воронежской области, наблюдатель — Д. Подорожний. Р. Осередь подо льдом, водоплавающие не обнаружены.
5. С. Старая Криуша Петропавловского района, наблюдатель — В. Рублева. р. Криуша подо льдом, водоплавающие не обнаружены.
6. Воронежское водохранилище, наблюдатель — К. Солопова. Полыньи возле набережных Авиастроителей, Адмиралтейской, Спортивной покрыты льдом. Водоплавающих нет.
7. Воронеж, Центральный парк, наблюдатель — К. Успенский. На пруду и вытекающей из него протоке 17.01. 2021 обнаружено 268 крякв. В прошлом году в то же время было обнаружено 67 крякв и позднее это число не поднималось больше 148. Из крякв, встреченных в 2021 году, примерно 20 % вели себя пугливо, взлетая при приближении наблюдателей, что позволяет предположить, что эти птицы явно не местного происхождения и, возможно, прилетели даже из отдаленных регионов.

Что можно сказать по итогам операции? Пандемия коронавируса и связанное с ней дистанционное обучение существенно снизили возможность наблюдений, хотя и позволили несколько расширить их географию. Морозы вызвали ещё большую концентрацию зимующих уток в Воронеже (а точнее, на пруду Центрального парка), где в этом году обнаружено 99,3 % зимующих уток (в прошлом году — 90,8 %).
Таким образом, на протяжении 3 лет проведения операции «Серая шейка» Воронеж остается основным центром зимовки водоплавающих птиц в регионе. В Воронеже основным местом зимовки водоплавающих является пруд в Центральном парке, где собираются не только кряквы с Воронежского водохранилища, но и мигранты из более отдаленных регионов.R_fJx7hNDis.jpg zK9sd-pjfvs.jpg NtN-Dr7KWp8.jpg  

Дружина охраны природы ВГПУ: отчет за 2020 год


 

Вот и прошел очередной год работы Дружины охраны природы ВГПУ, очень тяжелый год, ознаменованный пандемией коронавируса, весьма осложнившей деятельность общественных экологических организаций (но не осложнившей деятельность нарушителей экологического законодательства).
За весь 2020 год ДОП ВГПУ провела (или участвовала, или выступала соорганизатором) 89 мероприятий (для сравнения, в 2019 — 290), из которых 45 (50, 1 %) составили акции общественного звучания, 36 (19,0 %) - оперативные мероприятия, 6 (6,7 %) - эколого-просветительские мероприятия, 6 (2,2 %) - научные мероприятия.
Таким образом, пандемия коронавируса в наибольшей степени сказалась на эколого-просветительском и научном направлении деятельности ДОП ВГПУ, и в меньшем — на проведении общественных акций (частично — онлайн) и оперативных мероприятий (эти проводились, т.с., в реалии). Так, ДОП ВГПУ приняла активное участие в мероприятиях он-лайн «Останови огонь!» и «Трава-расти!» в рамках весенней противопожарной компании. Многие члены ДОП ВГПУ, находясь на дистанционном обучении в задыхаясь от дыма, сами распечатали необходимые противопожарные баннеры и пошли их расклеивать по райцентрам и селам Воронежской области.
Несмотря на пандемию, небольшие оперативные группы ДОП ВГПУ проверяли деятельность пунктов приема вторсырья в Воронеже, а также состояние ООПТ, парков и пляжей Воронежа. Результаты проверки докладывались в ВРОО «Центр экологической политики». Были проведены оперативные мероприятия в рамках операций «Первоцвет», «Благовещенье — без жертв!», «Елочка». ДОП ВГПУ приняла участие в конференции, посвященной 60-летию ДОП МГУ.
Проводилась и работа в области организации раздельного сбора мусора, проектов «Экомомобиль», заседаниях Молодежного парламента области, рейдов по БСЗ в Воронеже и области. Так, активистка ДОП ВГПУ Кристина Солопова стала одним из организаторов проекта «Экомобиль», а также акций по раздельному сбору мусора и сбора отработанной оргтехники.  
В то же время на эколого-просветительской деятельности ДОП ВГПУ пандемия коронавируса сыграла более значительную и негативную роль, когда доступ в образовательные учреждения для ДОП ВГПУ (также как и для других организаций) был закрыт.
Результат 2020 года ознаменуется не столько уменьшением количества мероприятий, сколько обрывом связей с Воронежским заповедником, многими школами и значительным ослаблением связей с ВРОО «Центр экологической политики». На восстановление этих связей может потребоваться не один год!
Итак, общие выводы за 2020 год:
1) В условиях пандемии коронавируса ДОП ВГПУ сохранила свою боеспособность и желание работать;
2) Пандемия в большей степени сказалась на мероприятиях эколого-просветительского направления, мало затронув оперативные мероприятия и мероприятия общественного звучания (проводимые в значительной степени он-лайн);

Планы на будущий год:

1) Восстановление связей с Воронежским заповедником, школами и другими учебными заведениями с целью проведения эколого-просветительских и эковолонтерских мероприятий;
2) Укрепление связей с ВРОО «Центр экологической политик» с целью достижения предыдущего уровня сотрудничества. Впрочем, многое будет зависеть от развития пандемии коронавируса в 2021 году.otTR98cMdZY.jpg 6.jpg 1PZXtFvXB40.jpg hNE4JEOLQDA.jpg Безымянный9.jpg

Итоги операции «Елочка — 2020» и анализ проведения данной операции за период 2009 — 2020 гг


 
Операция «Елочка — 2020» проводилась в условиях пандемии коронавируса, что, конечно же, наложило свой отпечаток (впрочем, как и на всю деятельность Дружины охраны природы ВГПУ в 2020 году). Студенты в своей массе разъехались по домам. В соответствующую группу в «В контакте» записались более 70 человек, но на деле пришли значительно меньше. Но к этому мы уже привыкли.
Накануне Нового года весь Воронеж буквально был усеян елочными базарами, предлагающими свой товар по сравнительно недорогой цене. При этом новогодние елочки были самого различного происхождения — от небольших сосенок из пригородных лесхозов до голубых елей из Норвегии с соответствующей маркировкой и штрих-кодами.  
Мы, конечно же, знали, что, благодаря нашим многолетним усилиям и ряду других факторов (на них я остановлюсь чуть позже) острота ситуации с коллекцией «хвойников» в лесопарке Института лесной генетики и селекции за много лет несколько снизилась. Случаи порубок макушек деревьев прекратились, да и поломки ветвей стали скорее исключением (лет десять назад они были правилом), но расслабляться мы не сочли для себя возможным. Тем более, что в первый же день пришлось разогнать одну парочку с ребенком, мамашка которого (пол ребенка я не успел определить) сама же его и науськивала. Типа, вот, сломай, дитятко, веточку… Эти мамашки — просто стихийное бедствие!
В остальном дежурства прошли абсолютно спокойно, если не сказать, скучно. Обычные хлопоты по разведению костра и обходы лесопарка проходили даже как-то рутинно. Даже поломанных веток мы не обнаружили!
Следует также отметить равнодушие к операции «Елочка» со стороны СМИ и руководства Института лесной генетики и селекции. Бывали годы, когда к нашему костру прибывали съемочные группы сразу трех телеканалов плюс корреспондент «Комсомольской правды». А теперь — тишина! Похоже, в этом году руководство Института лесной генетики на удосужилось даже издать приказ об охране насаждений хвойных. К чему-то приведет такая расслабленность?
Итак, за прошедшие 12 лет острота ситуации, связанная с порубками насаждений хвойных в предновогодний период заметно снизилась, чему способствовали следующие факторы (перечисляю их по мере убывания их значения):
1. Многолетние усилия волонтеров и руководства Института лесной генетики и селекции, направленные на охрану насаждений хвойных в предновогодний период. В период 2009 — 2011 гг. редкая ночь проходила без нарушений, погонь, стычек и вызовов полиции. Я помню ночь, когда сразу 10 (!!!) канадских елей лишились своих вершин! Ночами мы не спали, прислушиваясь и ожидая каждую минуту услышать стук топора или скрежет пилы! Теперь в лесопарке (тьфу, тьфу, тьфу, чтобы не сглазить!) царит благостная тишина, нарушаемая только «клыканьем» желны, писком пухляков и ночными криками неясытей. И это при том, что за время проведения операции «Елочка», вокруг лесопарка на месте пустырей выросли многоэтажные кварталы!
2. Насыщенность рынка новогодних елок сравнительно недорогими товарами с разных концов бывшего СССР и даже из дальнего зарубежья.
3. Выросший уровень жизни населения и вместе с ним уровень экологического сознания (увы, эти две вещи, похоже, сильно связаны). Конечно, вырос этот уровень не настолько, насколько бы хотелось экологам, но все же…
4. Изменение характера самих насаждений хвойных. Многие деревья за время проведения операции «Елочка» поднялись в росте и уже благодаря этому стали труднодоступными для самовольных порубок.
Такова картина на сегодняшний день. Можно, конечно, успокаивая себя, говорить о том, что операция «Елочка» в нашем городе достигла своей цели, но известная доля опасения все же остается.    

Смертельная тропа (обращение к нынешним и будущим экологам)

Фильм с таким названием попался мне чисто случайно на ютубе. Поначалу мне показалось, что это — обычный голливудский ужастик (или, как сейчас модно говорить, триллер). В аннотации указывалось, что действие происходит в одном из национальных парков Северо-Запада США. Это меня несколько насторожило, так как подобного рода фильмы, прямо или косвенно связанные с природоохранной тематикой, меня всегда интересовали. Немного поколебавшись, нажимаю на кнопку «Пуск».
Сюжет фильма в общем-то незатейлив. Молодая девушка (похоже, студентка) работает на пол-ставки рейнджером в национальном парке. Она не отличается точностью и аккуратностью, постоянно опаздывает на планерки, за что получает регулярные нагоняи от начальства, которое, тем не менее, относится к ней снисходительно. Ведь её функционал в общем-то не особо важен и сводится к раздаче сувениров, проведению небольших экскурсий по оборудованным экологическим тропам и инструктажей по технике безопасности для туристов с детьми. Ничего, как говорится, экстремального даже и близко нет!
Но в один из дней юная «природоохранница» соглашается подменить подругу, которой поручено расклеить баннеры по проложенным туристическим маршрутам. Поначалу задание кажется легким и представляется приятной прогулкой по лесу. Девушка втыкает в уши наушники от своего смартфона и, слушая какой-то рок и пританцовывая, отправляется выполнять задание. При этом она не забывает сделать селфи в самых живописных местах по дороге. Как это мне знакомо!!
Так, напевая и пританцовывая, незаметно для себя юная красотка сбивается с дороги и оказывается в заповедной глуши, откуда явно не успеет выбраться до темноты. А вокруг медведи, пумы и какие-то подозрительные личности. Девушке предстоит самой решать, как выжить этой ночью.
К чему я это пишу? А к тому, мои дорогие и любимые нынешние и будущие экологи, что, работая по специальности (а ведь есть и такие!!), вам, возможно и не придется продираться сквозь тайгу с тяжелым рюкзаком за плечами, проводя учет амурских тигров по следам или взбираться на скалы в поисках гнезд краснокнижных птиц. Скорей всего (а многие так себе свою будущую профессию и представляют) вы будете сидеть в теплой конторе, работая с какими-нибудь документами. Выезды в дикую природу для вас будут эпизодическими и казаться приятным развлечением (именно тем они и казались героине просмотренного фильма).
Но … вы всегда находитесь РЯДОМ с дикой природой, охранять которую является вашей прямой профессиональной обязанностью, а, значит, шансов оказаться на её лоне в весьма неожиданный момент у вас больше, чем вы себе представляете, и в любом случае больше, чем у других простых смертных. И к таким моментам вы должны быть готовы! Поэтому не советую пренебрегать навыками полевой жизни, которые вам предоставляется возможность приобрести в процессе обучения.  
Посещая Воронежский заповедник на экскурсиях или даже работая в нем волонтером, мы также оказываемся в дикой природе достаточно редко, в большинстве случаев ограничиваясь центральной усадьбой и прилегающими к ней оборудованными экологическими тропами. Но стоит попасть в самый центр нашего заповедника, как сразу убеждаешься, что побродить по его Центральной усадьбе, посетить музей и бобровый питомник, пройти по Черепахинской экологической тропе и оказаться одной в заповедной глуши есть две большие разницы (как говорил незабвенный Остап Бендер) . А ведь такие случаи бывали и в мою студенческую природоохранную молодость! И тогда напрямую встанет вопрос вашего ВЫЖИВАНИЯ!
Так что учитесь, девушки (и мальчики) разводить в лесу костер, устраивать себе ложе из веток, готовить пищу из природных материалов. Отправляясь даже на небольшую прогулку в Воронежскую Нагорную дубраву (а ведь и в ней люди «блукали», я знаю такие случаи), надлежит позаботиться о достаточном количестве продуктов, спичках, фонарике, ноже, защитных средствах от дождя. И, прежде всего, вы должны НЕ БОЯТЬСЯ, НЕ БОЯТЬСЯ, НЕ БОЯТЬСЯ!!! Настоящий эколог природу бояться не должен!!!!  

Ссылка на фильм «Смертельная тропа»: https://www.youtube.com/watch?v=-ru6uqB2M1Q&pbjreload=101

Полчаса в советском прошлом

Павильон «Рыба Камчатки» на Кольцовском рынке. Давно забытая (а молодежи, наверно, вообще незнакомая) картина советской очереди, в которой стоят исключительно пожилые люди! Я, наверно, в той очереди оказался самым молодым!
Как водится, там, где собираются пожилые люди советской закваски, начинаются политические дебаты. Досталось и Путину, и маленьким пенсиям, и нерадивой молодежи, и жизни вообще. Меня подмывало задать вопрос, как же сия уважаемая публика с их маленькими пенсиями и при такой тяжелой жизни стоят в очереди за деликатесами, минимальная стоимость которых составляет тысячу рублей за килограмм, но я на тот момент сдержался.
И уж какая-то же советская очередь без особей, желающих пролезть без очереди! Эта тоже не оказалась исключением. Какая то толстая «бабетта» с распущенными темными волосами и на двух (!) костылях с воплями «Я — инвалид и ветеран труда!» устремляется к прилавку. Начинается милая забытая советская перебранка! Проклятия летят в обе стороны!
- А у меня диабет! Мне тоже тяжело стоять!
- Удостоверение покажи!
- Сама покажи!
- Чтоб ты подавилась этой рыбой! И т. д.
- Вы со мной не ссорьтесь! Я людей лечу! - провозглашает нарушительница спокойствия.
- Я что лечите, если не секрет? — тут уж я не выдерживаю.
- Тебя могу от импотенции вылечить! - наводит на меня прицел своих черных глаз дама с костылями.
- Правда? Вы наводите на размышления! И каким же образом? - продолжаю с невинным видом. Очередь начинает похихикивать. Напряжение несколько спадает.
- А у тебе ещё и печень увеличена на три сантиметра! - продолжает наступать народная целительница — А мне достаточно рукой провести…
- А Вы — продолжаю сколь возможно вежливо — случайно гонорею не лечите?
Тут уж очередь не выдержала, и стены павильона затряслись от гомерического хохота. Даже продавщица, молодая смуглая камчадалка, до сих пор казавшаяся образцом спокойствия и невозмутимости, не удержалась. Замечаю, как проходящие мимо павильона посетители рынка с удивлением оборачиваются.
Даже под маской стало видно, как дама с черными волосами и глазами покраснела как свекла. Последовало несколько взаимных (но уже каких-то вялых) проклятий между ней и стоящими к ней поближе покупателями, и возмутительница спокойствия покидает павильон. Я, честно говоря, даже не заметил, купила ли она что-нибудь.
- Милая советская обстановка — продолжаю, воспользовавшись наступившим затишьем — Осталось продавщице кому-нибудь нахамить, и можно проливать слезы ностальгии!
Сделав нужные мне покупки, не спеша, покидаю павильон и направляюсь к рядам с овощами. Нужно было ещё купить чеснок для осенней посадки.
 

Дни наблюдений птиц

Ежегодно в конце сентября - начале октября Центрально-Черноземное отделение Союза охраны птиц России проводит Дни наблюдений птиц. В эти дни сотни как профессиональных орнитологов, так и просто любителей природы, выходят в леса, парки, в сады, на поля и на водоемы, соревнуясь между собой в количестве обнаруженных представителей пернатого племени.
Разумеется, автор также не мог отказаться от участия в этом мероприятии. Ранним солнечным, не по-осеннему теплым, октябрьским утром я спускаюсь по хорошо знакомой тропе в Центральный парк Воронежа.
Первое, что бросается в глаза, так это многочисленные синицы, буквально оккупировавшие окраины парка. Такое скопление говорит только об одном: большие синицы интенсивно мигрируют из окрестных лесов в город. Здесь они перемешаются с местными единоплеменниками, вместе с которыми будут посещать зимние птичьи столовые во дворах и городских парках.
Солнечный день вызвал довольно большое птичье оживление. В парке слышны крики дятлов, пощелкиванье поползней, трельки лазоревок. До моего слуха несколько раз доносятся резкие крики соек. Пару раз на глаза попалась пищуха — мелкая птичка с загнутым клювом, чья жизни проходит в постоянном ползаньи вверх по стволам деревьев.
Заметно прибавилось в парке и ворон. Накануне автор несколько раз наблюдал их большие стаи, на большой высоте пролетающие над городом в южном направлении или останавливающиеся на кормежку на полях аграрного университета. Вероятно, часть этих наших зимних гостей выбрало для зимовки Центральный парк. Местные вороны этим явно несильно довольны. Автор несколько раз наблюдал стычки между воронами, сопровождающиеся истошными криками, погонями с немыслимыми кульбитами и переворотами в воздухе. Но со временем все устаканится, и птицы мирно проведут по соседству большую часть зимы.
Царит оживление и на пруду. Здесь собралось уже около сорока крякв, равномерно распределившихся по его поверхности. Прибавилось возле пруда и голубей. Наши «сизари», похоже, далеко не так глупы, как о них порой думают. Они прекрасно знают, что диких уток посетители парка будут угощать булками, орешками, семечками и прочей снедью, немалая часть которой достанется и голубям.
Пройдя Пионерскую гору, углубляюсь в заросли терна и шиповника. Здесь в это время в изобилии встречаются рыжегрудые зарянки и эффектные черные дрозды. Один раз до моего слуха донеслась прощальная песенка пеночки-теньковки.
В ботаническом саду посетителей явно меньше, чем в Центральном парке. Большие синицы здесь встречаются в ещё большем изобилии, что, вероятно, объясняется большей близостью к Нагорной дубраве. Здесь также слышно пощелкиванье поползней, трельки лазоревок, крики соек. Один раз мне послышались равномерные тяжелые (словно удары топора) глухие удары по стволу дерева, издаваемые огромным черным дятлом, или желной.
В зарослях вокруг оврага слышно «циканье» зарянок и певчих дроздов, а также голоса черных дроздов, напоминающие по своему ритму запускаемый маховик. Здесь же слышно характерное «журк, журк», исходящее от стайки длиннохвостых синиц, или ополовников.
На выходе из ботанического сада замечаю на старой груше наполовину перелинявшую в зимний наряд белку, держащую в зубах сладкий плод. Белка смерила меня презрительным взглядом (типа, шляются тут всякие), потом возмущенно «цокнула» и принялась с аппетитом жевать грушу, придерживая её передними лапками. Сделав несколько кадров, направляюсь в обратный путь.  
b_diplom.jpg  

Сделаем - 2020

В то субботнее сентябрьское утро солнечная и теплая погода сменилась тяжелыми свинцовыми тучами, медленно ползущими над городом. Мы серьезно опасались возможного дождя, но потом все-таки решились. Так что в 9.40 утра пятнадцать членов студенческой Дружины охраны природы педагогического университета уже собрались на остановке «Микрорайон «Березка»». Мы ждем организатора ежегодной акции «Сделаем!», направленной на уборку захламленных территорий, сопровождающуюся обязательным раздельным сбором собранного мусора.
Ровно в назначенное время подходит организатор акции очаровательная Юлия Кухарчук, а также несколько волонтеров из местных жителей. Мы получаем перчатки, разноцветные мешки для различных видов мусора и приступаем. Нам предстоит собрать мусор на сравнительно небольшой территории лесопарка Института лесной генетики, который стал для ДОП ВГПУ самым настоящим полигоном. Здесь проводятся операции «Ель», «Первоцвет», различные субботники и т. д.
И на этот раз студенты с энтузиазмом принялись за работу. В данной акции принимают участие как опытные ветераны, так и новички, пришедшие на такую акцию в первый раз. Особенно хотелось отметить уже неоднократное участие в подобных акциях младшей сестры одной из студенток активисток.  
Сначала нам показалось, что мусора в лесу немного. Но …. мешки наши заполнялись быстрее, чем ожидалось. Особенно быстро мы израсходовали мешки для стекла. Их даже приходилось таскать вдвоем! Думаю, излишне будет конкретизировать, что это были в основном бутылки из-под горячительных напитков! Мы обнаружили несколько ям, укрытых ветками, из которых с трудом извлекли несколько мешков стеклотары! Не прошло и часа, как мешки для стекла у нас вышли все! Да и те мы таскали к дороге, откуда их могла бы забрать машина, наполненными практически «под завязку» и надорвавшимися от тяжести содержимого в нескольких местах.
Мешков с ПЭТ — бутылками мы собрали несколько меньше, но и они оказались заполненными «под горло», несмотря на то, что старались сминать бутылки до практически плоского состояния.
Третьей группой мусора было так называемое «разное». Туда шли куски материи, бумага, алюминиевые банки и т. д. Нами было найдено несколько крупногабаритных предметов типа автомобильных бамперов и покрышек. Просто поражаешься варварству некоторых наших соотечественников, выбрасывающих в лес (да ещё и на особо охраняемую территорию) все, что попадается под руку. И это при том, что на входах в лес практически всюду висят баннеры с призывающими надписями: «Не оставляйте мусор в лесу!», «Не мусори!», «Спасибо за чистоту в лесу!» и т.д.
Не проходит и двух часов, как мешки у нас вышли все, а мусора в лесу остается ещё достаточно. Нам удалось убрать лишь небольшой участок размером примерно двести на триста метров. Долго ли продержится наведенный нами относительный порядок, остается лишь гадать.
Наконец, мы стаскиваем собранные мешки к дороге, фотографируем их и пересчитываем. Общий итог: 26 мешков стекла, 17 мешков пластика, 12 мешков смешанного мусора. И это едва ли пятая часть того, что есть даже только в этой части леса!
По итогам данной акции мне пришла к голову мысль о том, как далеки мы от так называемого раздельного сбора отходов. Тут так бы убрать! Или это повлияла пандемия коронавируса? Ведь на других участках нам вроде удалось (хоть и не сразу) навести относительный порядок! Может, и здесь удастся?2JyL1bdi6nw.jpg bzztdQZh8jo.jpg cxU0MT1xo6U.jpg  

На павловских озерах


 
В этой статье я продолжу рассказ о проверке состояния водоемов нашей области на предмет заиления и зарастания (эфтрофикации) с помощью флуорометра «Algae tarch”, позволяющего определять в воде концентрацию сине-зеленых водорослей и общую концентрацию водорослей. Первые могут обходиться без кислорода (ученые называют такие организмы анаэробами), и их высокая концентрация в воде говорит о явной нехватке этого жизненно необходимого вещества, что может весьма губительно сказаться на других водных организмах. Кроме того, сине-зеленые водоросли выделяют вредные и даже ядовитые для других водных обитателей вещества.
На этот раз предметом наших исследований стали павловские озера Тамбовское и Тахтарка. Тем более, что в жизни этих озер в этом году уже произошли серьезные изменения. Об этом мы расскажем чуть поподробней.
С озером Тамбовским, расположенным почти в центре старого Павловска, у меня связаны многие воспоминания детства. Тогда в 70-е годы это было практически полностью заросший тростником и рогозом водоем с обилием лягушек. На озере держались домашние утки, а его вода использовалась местными жителями для полива огородов. Рыбы в озере не было.
В настоящее время идет полным ходом реконструкция озера. Экскаваторы вовсю прочищают озеро вдоль берегов, одновременно спрямляя береговую линию. Вдоль берега видны настоящие бурты синей глины, извлеченной со дна озера и являющейся весьма ценным удобрением.  
Лягушек в озере также много, а со слов местных жителей мы узнали, что в озере обитает рыба — караси, лини и сазаны. Невзирая на шум, производимый строительной техникой, посреди озера с невозмутимым видом плавают взрослые выводки крякв и лысух.
Нас встречают журналисты местной газеты и председатель местного ТОЗ. Мы коротко рассказываем о своих целях и приступаем к измерениям. Результаты оказываются для нас неожиданными. Концентрация сине-зеленых водорослей оказывается ниже, чем в воронежских прудах в 5 — 15 раз, а общая концентрация водорослей — в 6 — 12 раз. Не видно здесь «бород» и «подушек» нитчатых водорослей, в изобилии встречающихся на пруду в Центральном парке Воронежа.  
Можно сказать, что в Тамбовском озере, презрительно называемым многими местными жителями болотом, практически кристально чистая вода. Такая ситуация заставляет нас задуматься! Вероятной причиной такой чистоты может стать то, что в процессе очистки были освобождены забитые ранее илом и глиной протоки родников. Родниковая вода разбавила застоявшуюся воду, способствуя обогащению её кислородом. Соответственно численность анаэробных сине-зеленых водорослей снизилась.
На одной из лавочек, стоящих вдоль берега, мы замечаем двух пожилых местных жителей и не удержались, чтобы не спросить их мнения о ведущейся реконструкции озера.
- Ну, если вон ту траву не уберут — глубокомысленно тычут пальцами наши интервьюеры в несколько куртин речного тростника, растущего почти у самой середины озера — то никакого толку не будет!
Честно говоря, у меня такой взгляд на экологическую обстановку вызвал легкое недоумение!
На пути от Тамбовского озера нам попался ещё один более молодой абориген, находящийся под явным хмельком. Он очевидно знал моих спутников, людей известных в Павловске.
- А вы чего здесь гуляете? С озера идете? - потом слегка окосевший взгляд задержался на моей скромной персоне. Далее прозвучало почти со злобой — Смотрите, асфальта не будет, всем плохо будет!
Вероятно, сей тип принял меня за кого-нибудь из депутатов, накануне выборов в местные советы проявляющих не всегда уместный интерес к проблемам, на которые они ранее не обращали внимания.
Следующее утро мы встречаем на берегу озера Тахтарка, считающимся одним из самых живописных мест в окрестностях Павловска. А такого обилия белых кувшинок в наших краях ещё мало где встретишь.
В последний год там тоже происходят изменения, но несколько иного рода. Засушливое бедное на дожди лето вызвало понижение уровня воды и заметное повышение её температуры. Это вызвало бурное размножение водорослей, местами покрывающих поверхность воды довольно толстым слоем. Цвет воды в других местах также был с явным изумрудно-зеленым оттенком, почему-то не вызывающим положительных эстетических эмоций.
Вдоль берега лежал слой из погибших брюхоногих моллюсков шириной не менее метра. Полоса грязи вдоль берега местами была настолько толстой и вязкой, что затрудняла доступ к воде. Для своих измерений мы были вынуждены пользоваться бобровыми проходами, по которым озерная вода подходила к прибрежной растительности, где почва была более твердой. Иногда нам попадались кабаньи порои и следы норок.  
Пожалуй, самое большое впечатление на нас произвела картина в северо-западном углу озера (имеющего форму подковы). Здесь обнажившееся вследствие засухи дно тянулось на многие сотни метров. Оно уже покрылось трещинами, делившее бывшее дно озера на пугающе правильной формы многоугольники. Лично у меня возникли ассоциации с местечком Дадиа во Вьетнаме, «Дорогой гигантов» в Северной Ирландии или …. пустынными такырами в Бадхызском заSvW1a1JQ8Ow.jpg IMG_3279.JPG IMG_3270.JPG IMG_3272.JPG IMG_3264.JPG IMG_3258.JPG IMG_3256.JPG IMG_3255.JPG IMG_3253.JPG IMG_3247.JPG IMG_3238.JPG IMG_3233.JPG поведнике. Здесь же мы увидели другое зрелище — отчаянно борющиеся за жизнь растения кувшинок, оказавшихся на сухом месте. Они приподняли листья над землей почти вертикально. При этом площадь листовых пластинок была заметно меньше. «Если зимой снег не выпадет, то все померзнут!» - грустно замечает мой друг.  
Уровни замеров оказались вполне ожидаемыми. Концентрации сине-зеленых водорослей здесь оказалась выше чем в Тамбовском озере в 7 — 475 раз (!!!), а общая концентрация водорослей — в 1,2 — 63 раза (!!!). Как говорится, не прибавить, не убавить! При этом наибольшая концентрация водорослей наблюдалась в непродуваемых ветром затонах, а меньшая — возле мысов. Также сравнительно небольшая концентрация водорослей наблюдалась в более мелководной северо-западной части озера, чему мы пока не нашли вразумительного объяснения.  
Во многих местах у берега мы неоднократно видели брошенные пластиковые бутылки, стаканчики и прочий мусор. Нам подумалось, что здесь нелишним будет провести «Plastikwatchig”, о котором я уже писал в некоторых своих постах за прошлый год.  
Уже возвращаясь из последней точки замеров, мы ощутили явный запах дыма. Через минуту нашим глазам предстало жуткое (хотя, увы, нередкое!) зрелище опустошения, произведенное пожаром, ставшим результатом человеческой халатности или злого умысла (я и такого не исключаю!). На месте старого яблоневого сада царило страшное пепелище с лежащими обгоревшими стволами деревьев. Кое-где от стволов или пней ещё шел дым. А страшно  подумать, что было бы, если б огонь дошел до соснового леса!
Удрученные этим зрелищем мы выходим на берег озера. Здесь нас приветствуют два юных рыбака, оказавшиеся учениками моего друга. Мы просим их показать свой улов. Среди пары десятков небольших серебряных карасиков замечаем ротана. Эта небольшая рыбка стала символом очередной экологической проблемы, которая учеными называется интродукцией чужеродных видов. Завезенный любителями аквариумистами из бассейна Амура в европейскую часть СССР в начале ХХ века ротан быстро освоил водоемы Подмосковья, а затем продвинулся в соседние регионы. И везде эта маленькая рыбка вызывает большие проблемы, буквально вытесняя местную ихтиофауну. «Кричат караси про беду, коли ротан в пруду!» - писал воронежский писатель натуралист М. Калугин. Благодаря своей уникальной выносливости ротан способен переживать самые неблагоприятные для других рыб условия, может долго обходиться без воды, зимовать, вмерзнув в лед и одновременно питаясь икрой других рыб. В Подмосковье и других областях центра России есть водоемы, где уже нет другой рыбы, кроме ротана!
Завершая своё повествование, могу отметить, что мне редко когда удавалось наблюдать за время одной короткой экскурсии проявления сразу четырех экологических проблем, имеющих глобальный характер: эфтрофикацию водоемов, загрязнение пластиком, лесные пожары и интродукцию чужеродных видов.  

Воронежские пруды после очистки


 
О проблемах постепенного заиления и зарастания (ученые называют это эфтрофикацией) прудов в Центральном парке и на территории памятника природы «Сквер у озера» сейчас «жужжит» весь воронежский интернет. Достаточно набрать в гугле «воронежские пруды», «пруды воронеж», «пруды воронеж очистка», «пруд центральный парк воронеж», как поисковик вывалит вам ни одну сотню постов из социальных сетей, подавляющее большинство которых будет панически-негативного характера типа «воронежские пруды покрылись тиной», «рыба задыхается в пруду Центрального парка», «пруд на Ленинском проспекте спустили», «подпишите петицию против спуска пруда на Ленинском проспекте», «вода в пруду снова цветет, а властям все равно» и т. д. и т.п. Не оставили без внимание наши небольшие пруды и официальные СМИ, регулярно выпуская репортажи о проводимой очистке прудов, публикуя сметы затрат, успокаивая граждан заявлениями типа «рыбу выпустили в водохранилище», «черепах отдали в зоопарк».  
Однако страсти не утихают! На власти сыплются уже ставшие традиционными (и, наверно, не лишенные основания) обвинения в некомпетентности, в «отмывании средств», в халатности, безразличии к экологическим проблемам и…. список обвинений можно продолжать долго.
Наконец, настал и наш черед попытаться хотя бы частично разобраться в возникшей проблеме. Тем более, что в начале лета мы уже проводили обследования наших прудов, о чем я уже писал на страницах этого блога (http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/na-prudu-v-tsentralnom-parke.php).
Солнечным и по-летнему теплым сентябрьским воскресным утром мы (я и двое выпускников Дружины охраны природы ВГПУ, так как работа требует подготовленных исполнителей) подходим к пруду в Центральном парке. В моей сумке находится флуорометр «Algae tarch” для измерения концентрации водорослей в воде, о котором я писал в предыдущем посте на эту тему.
Внешний вид пруда при беглом осмотре изменился мало. Все такие же «космы» и «подушки» нитчатых водорослей, плавающих на поверхности или прикрепленных к стенкам пруда. Вот только рыб не видно! Их всех, если верить СМИ «выпустили в водохранилище». Не видно и черепах! Здесь водились и заморские красноухие и отечественные болотные тортиллы, которых (опять же по информации СМИ) отдали в зоопарк. Посреди пруда гудит помещенный в воду аэратор. Бросаются в глаза размещенные в шахматном порядке контейнеры с растущими в них белыми кувшинками. Для поддержания этой красоты на дне пруда размещена отчетливо видимая металлическая решетчатая конструкция.
Возле пруда, как всегда, толпится много народа. Слышны возмущенные возгласы:
- Двадцать первый век на дворе, а власти с со своей первоклассной техникой и неограниченным бюджетом не могут один пруд очистить! - возмущается мужчина средних лет в бородкой под «дядю Сэма».
- Я здесь двадцать лет живу — говорит молодая женщина — Видела, как этот пруд реконструируют. Здесь же три  родника с купальнями были! А теперь где они? Куда вода из них уходит?
Находящийся здесь же мужчина (по виду примерно мне ровесник), не торопясь, закуривая, объясняет:
- Все три водного стока (у говорившего чувствовалось инженерное образование и явные познания в гидрогеологии) объединили в одну трубу. Трубу покрыли изоляцией, но сделали это второпях. В 2014 году, когда пруд реконструировали, власти нас торопили. Типа, думать некогда, деньги выделены, давайте делайте что-нибудь. В общем, этой изоляции на четыре года хватило! А теперь её герметичность нарушена, и вода в грунт уходит.
Объяснения выглядели убедительно. Но все это, как говорится, эмоции, а нам нужны конкретные результаты. Поэтому под огнем десятков заинтересованных пар глаз приступаем к нашим измерениям. По их результатам видно следующее. Концентрация сине-зеленых водорослей (их присутствие считается нежелательным) по сравнению с началом лета меньше в одиннадцать раз, общая концентрация водорослей — почти в три раза. Доля сине-зеленых водорослей от общего количества водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 27 %). Т.е.,если брать чисто «водорослевые» показатели качества воды, то положение к началу осени несколько улучшилось (тем более, что в природных водоемах в это время обычно наблюдается «августовско-октябрьский пик водорослей»), но, думаю такое положение кратковременно.
Концентрация сине-зеленых водорослей в протоке Коровий Лог, вытекающей из пруда, меньше по сравнению с началом лета в 5,7 раза, общая концентрация водорослей — в 1,5 раза. Доля сине — зеленых водорослей составляет 3 % (в начале лета она составляла 11 %). Т.е., опять же мы видим некоторое (смею думать, временное) улучшение показателей. Ведь водоросли, как всякие микроорганизмы, размножаются весьма стремительно.
Через полчаса мы уже на Ленинском проспекте в месте, называемом «Сквер у озера». Правда, на месте озера осталась лишь небольшая лужица. Сам пруд спущен. На дне пруда заметны следы бульдозера.
В отличие от Центрального парка народу здесь мало. Рыбаков нет вообще (а в начале лета были!!!), и лишь небольшая группа местной «богемы» (час ещё ранний, но они уже хорошо «приняли») бурно обсуждает последние политические события и предстоящие выборы, не обращая на нас ни малейшего внимания.
Переглянувшись, решаем все-таки провести намеченные измерения, результатами которых спешу поделиться с читателями. Концентрация сине-зеленых водорослей меньше ранне-летней в 1,5 раза, а общая концентрация водорослей даже выше ранне-летней в 1,2 раза. Доля сине-зеленых водорослей составляет 10 % (в начале лета она составляла 13 %). Таким образом, показатели эфтрофикации от ранне-летних отличаются мало.
В этой статье я, в отличие на других статей на подобные темы, воздержусь от общих выводов. Пусть читатель их сделает сам. Ясно одно, формирование и поддержание в наших прудах экологического баланса — дело куда более сложное и длительное, чем представляется нашим властям, за эти пруды отвечающие. На том пока и закончу!    
IMG_3189.JPG IMG_3184.JPG IMG_3185.JPG IMG_3182.JPG IMG_3179.JPG IMG_3180.JPG IMG_3181.JPG IMG_3170.JPG IMG_3165.JPG  

1 сентября и коронавирус: Дню Знаний посвящается

Вот он и наступил, «долгожданный» для многочисленной школоты и учителей День Вселенской Детской скорби 1 сентября! В этом году его приход ещё и «отягощен» поразившей весь мир пандемией коронавируса. Учителя с ужасом ждали, когда опухшая от полугодового безделья распоясавшаяся орда ввалится в классы! Школьники (за исключением разве что нескольких сознательных старшеклассников), уже напрочь отвыкшие от учебы, ждали этого дня с не меньшим ужасом. Пожалуй, только родители учеников ждали этого дня с нетерпением, надеясь хоть на полдня определять своих обормотов под сень «рассадника знаний и культуры (по выражению Н.К. Крупской), чтобы хоть немного от них отдохнуть.
Итак, привожу описание празднования Дня Знаний в одной из школ одного из наших райцентров со слов моего друга школьного учителя. Разумеется, ни школы, ни даже района называть не буду, но, думаю, что сходная картина в этот день царила во всех без исключения школах области.
Итак, линейка для 1-х и выпускных классов (а выпускными в настоящее время считаются не только 11-е, но ещё и 5-е и 9-е). Все напряжены. Учителя и директор школы, естественно, в масках.
Во время речи директора один из первоклассников, стоящих прямо возле динамика, демонстративно зажимает уши. Если не считать этого небольшого казуса, то все остальное проходит относительно достойно.
Для других классов в это время проводятся школьные часы. На входе в школу держат оборону четверо учителей с термометрами, проверяя температуру у всех входящих. Родителей в школу пытаются не пускать, но они, что называется, «прут буром». Позднее мой друг говорил, что испытывал немалое желание съездить по физиономии некоторым особо наглым «предкам».
Прямо на входе учительница физкультуры отчитывает семиклассника, пришедшего в школу в, как бы это сказать, чрезмерно обтягивающих брюках. На традиционное «Ты куда пришел?» следует ответ: «Но это же так красиво! Я даже специально трусы не надел (!!!!)»
В классах царит духота. Двери открыты, но окна открывать запрещено по требованиям Роспотребнадзора из-за отсутствия на последних металлических решеток. В туалет также в соответствии с аналогичными требованиями нужно водить школяров по одному, но разве это возможно выполнить? Ситуация усугубляется ещё и сильной (прямо таки июльской!) жарой.
Нескольких учеников недосчитываются и звонят родителям. Отец одного из них удивленно вопрошает: «А разве сегодня надо в школу идти?». Мама другого школяра оказывается более конкретной: «Я сына дома оставила! Он мне здесь больше нужен, чем вам!»
В суматохе первый день пролетает быстро. Но завтра начинается основное школьное действо — занятия! Которые опять же надо проводить в соответствии со строгими указаниями Роспотребнадзора, выполнить большую часть которых просто невозможно.
Один из учителей, совершенно вымотанных Днем Знаний, устало заявляет: «Если так пойдет дальше, то через неделю, максимум, через две, нас такая корона накроет, что мало не покажется!»  
А впереди ещё начало занятий в вузах! Так что ждем, съежившись, каждый день просматривая сводки о количестве новых заболевших коронавирусом.

Хроника "антисвинской" борьбы - 2

На страницах своего блога я уже рассказывал о борьбе, развернувшейся против строительства свинокомплексов в Верхнемамонском районе нашей области. С того времени прошел год. Информация поступала нерегулярно и крайне обрывочно. О всех предыдущих перипетиях борьбы можно прочитать здесь http://www.rbcu.ru/blogs/dnevnik/khronika-antisvinskoy-borby.php
Та информация, которую мне удалось раздобыть на данный момент, в основном  записана со слов активистов «антисвинской» борьбы, поэтому заранее прошу прощения за некоторые неточности. Итак, постараюсь высказываться более или менее упорядоченно.
За год активистам удалось кое-чего добиться. Так из трех планируемых свинокомплексов на данный момент от одного власти уже отказались, а два других перенесены на значительные расстояния от населенных пунктов. Появились проблемы и у инвестора, компании «Агро-Эко», которой было, по словам тех же активистов отказано в предоставлении кредита на строительство свинокомплекса. Но борьба не утихает!
В настоящее время идет суд по иску членов инициативной группы против властей района на предмет нарушения правил проведения собраний и публичных слушаний, проводимых в ноябре 2019 года. По словам активистов власти не пускали на собрания противников строительства, доверяя выступать там только «надежным» людям. Так, в одном селе с населением в 700 человек сторонников строительства свинокомплексов оказалось всего 40. Именно эти 40 человек власти и привлекают на различные собрания. Кроме того, на эти собрания привозят людей из других районов области, в том числе и весьма отдаленных.
Также, по словам тех же активистов, власть отчаянно прессует «бюджетников», буквально запрещая им посещать собрания, проводимые активистами. (Типа, если завтра туда пойдете, то послезавтра на работу можете не приходить!). А некоторых «дружески предупреждают». Имели место задержания местной полицией адвокатов, нанятых местными фермерами и журналистов, привлекаемых для освещения судебного процесса. Надо сказать, что в борьбе принимают активное участие москвичи, имеющие в селах района дома, используемые как дачи.
Также адвокатами и журналистами были обнаружены новые нарушения в процедуре отвода сельскохозяйственных земель под строительство. Так плодородные пахотные черноземные земли вдруг оказались записанными как неплодородные, пустоши, неудобья и т.д.
Чего же так бояться местные жители? Нет, не неприятного запаха и даже не отходов в виде свиного навоза, для утилизации которого, как оказалось, до сих пор нет эффективной (и дешевой!) методики. Причина здесь в другом.
Верхнемамонский район, как и другие степные районы, весьма маловодный. Уже сейчас жители некоторых сел имеют проблемы с водоснабжением. А потребности свинокомплексов, по расчетам геологов, в воде значительно превосходят возможности местных подземных водных горизонтов.
Также выяснилось, что на одном из мест, планируемых под отведение для будущего строительства, находятся массовые захоронения советских солдат, погибших на этих полях в 1942 году. Это ещё больше возмутило местных жителей. А высказывания одного из местных чиновников - «Вся Россия строилась на костях!» была воспринята как откровенный цинизм.  
В целом охарактеризовать картину, сложившуюся на данный момент можно так. Борьба против строительства перешла из открытой, сопровождающейся митингами, собраниями, публичными слушаниями и т. д. в борьбы судебных исков, заседаний, адвокатов и т. д. и т. п. Одновременно власти используют все мыслимые подковерные методы в расчете  на запугивание и подкуп (говорят, были и такие случаи!) местных борцов активистов. Последние возлагают немалые надежды на приближающиеся местные выборы, серьезно рассчитывая на избрание своих лидеров в местные советы.  

Как изменилась жизнь в нашем селе

Изменения в современном мире идут стремительно как никогда. Ещё вчера мы о чем-то не имели представления, а сегодня это самое врывается в нашу жизнь, радикально ломая все устоявшиеся и кажущиеся незыблемыми основы.  
Что мы знали до недавнего времени о «работе на удаленке» и о «дистанционном (прости, Господи!) обучении»? А сейчас это стало распространенной (пусть и не совсем привычной, но это дело времени!) нормой жизни.
В этой короткой статье я постараюсь сжато изложить основные моменты жизни в известном мне селе, расположенном на юге нашей области. Я отнюдь не претендую на какие-то обобщения, а лишь рассказываю о том, что происходит на моих глазах.
Итак, это село (название и даже район называть не буду) двадцать лет назад имело население около тысячи человек. Сейчас население уменьшилось и составляет что-то порядка семисот жителей. В селе (и тогда, и сейчас) работает колхоз (ООО), функционирует детский сад, средняя школа, дом культуры, поликлиника, почта. В начале 2000-х годов село было полностью газифицировано.  
Уже двадцать лет назад в селе было много дачников. Впрочем, они не являлись дачниками на сто процентов. Это были выходцы отсюда, живущие в городах и приезжающие в родительские дома на время отпуска. Естественно, доля таких домов в селе за двадцать лет увеличилась. Увеличилось и число явно заброшенных, уже давно никому не нужных подворий!
В то же время в селе появилось несколько новых семей, приехавших сюда на постоянное место жительства. Это образованные люди из различных городов, занятые работой в интернете. Справедливости ради следует сказать, что несколько таких семей уже покинули село, но некоторые закрепились и даже пустили корни.    
Местный колхоз (он же ООО) обеспечивал работой большинство населения села. Сейчас, несмотря на то, что посевные площади остались такими же, а поголовье КРС в колхозе даже увеличилось, рабочих рук (за счет механизации и автоматизации) требуется значительно меньше. Так что оставшееся в селе трудоспособное население работает преимущественно на стороне, ежедневно ездя или на предприятия в райцентр, или на строительство (пока оно велось) трассы М4, или на расположенный в соседнем районе (километров за 40) гранитный карьер.
Двадцать лет назад в каждом подворье была корова (а то и не одна!), птица (обязательно!), нередко попадались свиньи, овцы и козы. Многие держали пасеки. На данный момент коров в личных хозяйствах не осталось от слова «вообще», птицы стало значительно меньше, свиньи, овцы и пчелы также стали редкостью. Коз пока общее снижение численности домашних животных затронуло почему-то в меньшей степени. Впрочем, их особенно много и не было.  
Теперь об инфраструктуре. Двадцать лет назад в селе работало два продовольственных магазина. Один принадлежал местной сельской кооперации, другой являлся индивидуальным предприятием. На данный момент в селе функционируют четыре продовольственных магазина (сельпо так и осталось плюс добавилось два ИП), два хозяйственных, один сетевой магазин («5»), по разнообразию товаров и уровню обслуживания не уступающий своим собратьям в городах, и даже пивной бар, где любители могут попробовать освежающие напитки самых различных сортов, сваренные в различных пивоварнях, расположенных как в областном центре, так и в других районах области.
Итак, что мы имеем на выходе? Можно ли говорить о подъеме или об упадке села? Явились ли для него благом или проклятием произошедшие за двадцать лет перемены в стране и в мире? Есть ли будущее у этого села? Ответы на эти вопросы я предлагаю найти своим читателям.

Сидя на берегу

В жаркий летний день иной раз нет другого наслаждения, чтобы, воспользовавшись перерывом в садово-огородных работах, посидеть во благе и прохладе на берегу Дона. Здесь царит благословенная тишина, прерываемая лишь всплесками рыб или отдельными криками иволги, уже собирающейся отлетать на зимовку в дальние края. Временами можно услышать крики слетков коршуна, уже хорошо летающих, но ещё выпрашивающих корм у своих родителей.
Но в тот день мое блаженное пребывание с книгой в тени зарослей донской лианы эхиноцистиса было прервано самым неожиданным образом. Сперва из-за поворота реки донеслись какие-то причудливые звуки, которые по мере приближения их источника оказались шлягером незабвенного Шнура «В Питере пить...». Затем из-за поворота показался … плот, на котором развивался российский триколор. На борту слышались какие-то пьяные выкрики, гремела музыка, временами прерываемая громкими ругательствами.
Когда плот приблизился, на его борту я различил компанию, состоящую из представителей обоих полов. Там же я разглядел нескольких детей, гоняющихся друг за другом и перебегающих от одного борта к другому. На эти весьма опасные для жизни подрастающего поколения игры взрослые (среди которых, по-моему, уже не было ни одного трезвого, хотя на часах стояло только одиннадцать утра) не обращали никакого внимания.
Издавая беспощадную какафонию, плот медленно проследовал вниз по течению и скрылся за лесистым мысом. Я вздохнул с облегчением и попытался сосредоточиться на прерванном чтении, когда из-за поворота показался другой плот. Этот также был снабжен триколором, но заметно уступал размерами предыдущему, а его экипаж (как мне удалось разглядеть) состоял всего из четырех взрослых крепких мужчин. Они о чем-то бурно спорили, обильно снабжая свою речь крепкими выражениями. Как я понял, на плоту шло приготовление трапезы. На какой-то момент споры затихли, и мужской голос произнес: «А давай ещё вмажем!!!» Сие предложение не вызвало возражений у других членов экипажа. Когда плот поравнялся со мной, экипаж дружно и со звоном сдвинул стаканы, и живительная влага влилась в мужские глотки. Через некоторое время этот плот также скрылся за лесистым мысом.
Следующий плот по размерам не уступал первому, и на его борту также гордо развевался государственный флаг. Его экипаж также состоял ил представителей обоих полов. Судя по музыке и доносившимся до меня голосам там также шло бурное празднество. Настолько бурное, что плот сошел с курса и, уткнувшись в противоположный от меня берег, сел на мель. Экипажу потребовалось прибегнуть к помощи мотора (этот плот, оказывается, был ещё и снабжен мотором!), чтобы сдвинуться с места. Затем до меня донеслась фраза: «А где тут место для рыбалки?», потонувшая в звуках поп-музыки и всеобщем гвалте. Через полчаса, этот плот, отчаянно виляя от берега к берегу, также скрылся за мысом.
Мне оставалось лишь проводить взглядом последнее судно, вздохнуть, забрать книгу и свой шезлонг и удалиться по тропинке к себе во двор. На Дону начинался туристический сезон!

Дружина охраны природы ВГПУ и ВРОО «Центр экологической политики» проверили состояние контейнерных площадок в Воронеже и Липецке

О раздельном сборе отходов, о налаживании системы утилизации бытовых и промышленных отходов сейчас не говорит только ленивый. На эту тему проводятся мероприятия, форумы, конференции и конгрессы. Но за всем за этим стоит черновая работа тружеников экологов, не щадящих себя для улучшения качества нашей жизни.  
Вот и на этот раз находящиеся на производственной практике в ВРОО «Центр экологической политики» студенты экологи педагогического университета, члены Дружины охраны природы, получили задание проверить состояние мусорных контейнерных площадок в различных районах Воронежа и Липецка.
Проверка «мусорок» - мало приятное занятие, но студенты берутся за него весьма охотно, очевидно понимая, что от результатов такого исследования немало зависит качество именно их жизни и жизни их близких.
Проверке подверглись контейнерные площадки в Коминтерновском, Железнодорожном, Левобережном районах, поселке Шилово и городе Липецке. Проверка велась по следующим критериям: наличие контейнеров для раздельного сбора и крупногабаритного мусора, состояние бетонного покрытия, своевременность вывоза, чистота на площадке, наличие таблички с указанием подрядчика, наличие должного ограждения.
Обращали внимание также на конструкцию контейнеров. Правда, современные «европейские» контейнеры закрытого типа были обнаружены только на трех площадках в новых кварталах Коминтерновского района.  
Сводные результаты проверки показаны в таблице.

Таблица выявленных нарушений на контейнерных площадках (%)
Район
Отсутствие контейнера для РСО
Нарушение покрытия
Несвоевременный вывоз
Отсутствие уборки
Отсутствие таблички с указанием подрядчика
Отсутствие должного ограждения
Итого
Железнодорожный
9,1
54,5
54,5
27,3
100
27,3
45,4
Левобережный
38,1
33,3
33,3
33,3
71,4
28,6
39,7
Коминтерновский
34,5
31
20,7
37,9
86,2
24,1
39,1
Шилово
20
40
10
-
50
10
21,7
Воронеж
25,4
39,7
29,6
24,6
76,6
22,5
36,4
Липецк
40
10
40
40
100
-
38,3
 
Как видно, наиболее часто встречаемым нарушением является отсутствие таблички с указанием подрядчика. Так в Липецке количество таких площадок составило 100 %, в Воронеже — 76,6 %. На втором месте по встречаемости в Воронеже находится нарушение (а иногда и полное отсутствие) бетонного покрытия. Далее следуют: несвоевременный вывоз (29,6 %), отсутствие контейнеров для РСО (25,4 %), грязь на площадке и отсутствие уборки (24,6 %), отсутствие должного ограждения (22,5 %).
В Липецке примерно одинаково часто встречены: отсутствие контейнеров для РСО, несвоевременный вывоз, грязь на площадке и отсутствие уборки (все — по 40 %), нарушение покрытия (10 %). А вот контейнерных площадок с отсутствующим (или сильно поврежденным) ограждением в Липецке вообще не было обнаружено.  
Встречаемость нарушений в содержании контейнерных площадок в различных районах Воронежа, а также, если сравнивать Воронеж и Липецк, сходно. Несколько выделяется в лучшую сторону поселок Шилово. Современные «европейские» контейнеры закрытого типа пока встречаются лишь эпизодически в кварталах современной застройки.
Конечно, полученные результаты ещё не позволяют делать окончательных выводов о начальном этапе утилизации бытовых отходов в двух городах, но, похоже, в этом вопросе мы находимся ещё в самом начале пути, о чем позволяют судить сходные значения встречаемости нарушений в различных районах и городах. Так что, есть над чем работать и даже имеется повод для оптимизма в будущем!1Isr3IL1EzE.jpg 6RlssEjLOZc.jpg sxrIuSAsj8o.jpg 2fROySbYgn0.jpg 9m3TZCZvPA0.jpg j2Dnd0WRU7s.jpg kXQkpfByxcA.jpg Yj6TG0Uf8yA.jpg

Дружина охраны природы ВГПУ проверила состояние особо охраняемых природных территорий, парков, пляжей

Середина лета в наших краях, несмотря на режим самоизоляции в условиях пандемии коронавируса, отмечается увеличением активности работы общественных экологических объединений. Студенческая Дружина охраны природы ВГПУ не является здесь исключением. Для неё наступает ежегодная горячая пора проверки состояния парков, водоемов, пляжей в условиях увеличения их посещаемости рекреантами и соответственно усиления антропогенной нагрузки. Предоставляю слово студентам. Сначала пройдемся по объектам области.  
Пруд села Краснофлотское, Петропавловский район. Пруд совершенно не оборудован для отдыха. Количество мусора (который, кстати, никто не убирает от слова «совсем») стремительно увеличивается. Местные активисты провели уборку мусора, но результаты оказались кратковременными.
Ломовской природный ландшафтный парк, Воробьевский район. Большого количества  мусора не обнаружено, но единичные выброшенные пластиковые бутылки и окурки сигарет встречаются. Контейнеры установлены и вывозятся регулярно, хотя увеличение их количества не помешало бы.
Озеро Тахтарка, Павловский район. Наблюдается «диффузная» свалка общей площадью не менее 30 га. Мусор представлен в основном пластиком и стеклом, неоднократно отмечались кострища. За последние 12 лет на озере исчезли кувшинки белые.
Парк «Солнечный», село Отрадное Новоусманского района. Состояние древесных насаждений вполне устойчивое. Сухостоя не наблюдается. Мусора в парке не обнаружено. Число урн для мусора вполне достаточное.
Парк «Молодежный», село Бабяково Новоусманского района. Состояние древесных насаждений устойчивое. Вывалов мусора не обнаружено. Количество урн для мусора достаточное. Мусор убирается своевременно.
Сад дворца Ольденбургских, пгт Рамонь. Состояние насаждений устойчивое, хотя обнаружено несколько деревьев на последних стадиях усыхания. Вывалов мусора не обнаружено. По всей территории парка расположены мусорные контейнеры.
Парк музея — усадьбы Д. Веневитинова, село Ново-Животинное Рамонского района. Состояние насаждений вполне устойчивое, хотя несколько усыхающих деревьев все же обнаружено. Вывалов мусора не обнаружено.
Музей-заповедник «Дивногорье», Лискинский район. Вывалы мусора и кострища единичны. Количество мусорных контейнеров вполне достаточно. Желательна установка контейнеров для раздельного сбора мусора.
Теперь перейдем к результатам проверки особо охраняемых природных территорий, парков и пляжей Воронежа.
Садово-парковый ландшафт «Алые паруса». Состояние насаждений устойчивое. Сухих и усыхающих деревьев не обнаружено. Вывалов мусора не обнаружено. Имеются контейнеры для раздельного сбора мусора, установленные по всей территории парка. Имеет место незначительное нарушение в виде прикрепления кормушек для птиц к стволам деревьев при помощи гвоздей.  
Парк Патриотов. Состояние насаждений нарушено. Имеются отдельные усохшие и усыхающие деревья, которые необходимо удалить. Обнаружены отдельные вывалы мусора, хотя мусорные контейнеры установлены.
Парк «Дельфин». Состояние насаждений нарушено и нуждается в дополнительных мерах по увеличению устойчивости. Имеются вывалы мусора. Количество мусорных контейнеров явно недостаточно. Обнаружены невывезенные порубочные остатки.
Парк «Оптимист». Состояние насаждений устойчиво и не нуждается в дополнительных мерах по улучшению. Мусора на территории практически нет. Количество мусорных контейнеров достаточное.
Парк «Танаис». Состояние насаждений устойчиво и не нуждается в дополнительных мерах по улучшению. Вывалов мусора практически не встречается. Контейнеры для мусора установлены в достаточном количестве.
Природный парк «Северный лес». Состояние насаждений неудовлетворительное. Экосистема фактически утратила устойчивость. Причиной тому является, прежде всего, изначальная загущенность, а также нерегулируемая рекреационная нагрузка. Многие деревья имеют механические повреждения и следы ожогов. Состояние насаждений требует кардинального вмешательства в виде санитарных рубок. Территория сильно захламлена, имеются многочисленные кострища. Мусорные контейнеры имеются, но их явно недостаточно.
Сомовское лесничество в окрестностях поселка Боровое. Состояние насаждений нарушенное. Необходимы меры по поддержанию устойчивости. Многие деревья имеют механические повреждения и ожоги, что наводит на мысль о необходимости мер по регуляции рекреационной нагрузки.
Памятник природы «Лысая гора» и прилегающая часть Воронежской Нагорной дубравы. Состояние насаждений хорошее. В то же время обнаружены отдельные вывалы мусора, ликвидированные собственными силами, и кострища.
Конечно, в ходе обследования мы не могли пройти мимо таких популярных летом среди населения объектов, как пляжи.
Пляж возле санатория имени М. Горького. Кстати, на кадастровой карте не обнаружен, так что, строго говоря, пляжем считаться не может. Но народ туда ходит и, соответственно, на природу оказывается соответствующее давление. Пляж сильно замусорен. Урны отсутствуют.
Насыпной пляж за Адмиралтейской набережной. Огромное количество мусора, который мы даже попытались убрать, но его было настолько много, что потребуются еще люди. Ближайшие мусорные контейнеры обнаружены в 15-20 минутах от пляжа на ул. Софьи Перовской. Урн недостаточно.
Пляж возле Северного моста. В прошлом году мы здесь проводили “Plastikwatching”. В этом году картина та же — огромное количество мусора. Мусорных контейнеров явно недостаточно.
Пляж возле парка «Дельфин». В прошлом году также был объектом “Plastikwatching”. В этом году мусора не меньше, чем ранее. Контейнеры для мусора есть, но их количество явно недостаточно.
Пляж возле парка «Алые паруса». Мусор имеется, но сравнительно немного. Мусорные контейнеры есть и, судя по виду, регулярно вывозятся. Похожая картина наблюдалась на пляже на Чернавской дамбе.

Выводы:

1. Из 8 обследованных объектов в Воронежской области 6 (75,0 %) находятся в удовлетворительном состоянии. Всё это — знаковые объекты, ставшие брендами нашей области, которым власти и общественность уделяют достаточное внимание. Остальные объекты являются жертвами нерегулируемой рекреации и бескультурья.
2. В городе картина более сложная. Из 14 обследованных объектов Воронежа 8 (57,1 %) находятся в удовлетворительном состоянии. При этом объекты, вроде бы находящиеся в равных условиях (почти все расположены среду густонаселенных городских кварталов) часто находятся в разном состоянии (как например, парк «Оптимист» и природный парк «Северный лес»). Наблюдается некоторая зависимость состояния объектов от попыток регуляции рекреационной нагрузки (выделения зон отдыха, прокладка троп с твердым покрытием, установка контейнеров для мусора), что приводит к некоторому улучшению состояния природных объектов. Некоторые объекты типа Воронежской Нагорной дубравы имеют «природный» запас прочности, позволяющий им пока выдерживать интенсивную рекреационную нагрузку. Но тут, как говорится, лишь дело времени.6.jpg 5.jpg DPOHPN8wPKs.jpg cO8i7C1qSfo.jpg 6.jpg XhZIfum80ao.jpg Вывал мусора.jpg Вывал мусора в парке патриотов.jpg
3. Из обследованных объектов в худшем состоянии находятся пляжи. Только 2 (33,3 %) из 6 обследованных пляжей были в удовлетворительном состоянии. Похоже, пляжам в плане организации отдыха уделяется явно недостаточное внимание.  

Экологические проекты Воронежа в условиях пандемии коронавируса

Охватившая всю планету эпидемия коронавируса, кроме всего прочего, создала немалые трудности и для экологического движения (чего не скажешь о нарушителях экологических законов). Но экологическая жизнь в нашем городе отнюдь не замерла, а скорее наоборот, продолжает «бить ключом», не смотря на все трудности.
О работе Дружины охраны природы Воронежского педагогического университета в условиях режима самоизоляции я уже писал на страницах этого блога. В этом году были проведены традиционные для нас операции «Первоцвет» и «Благовещенье — без жертв!», проходившие в условиях пандемии без организации массовых акций и заключавшиеся по большей части в распространении листовок в сочетании с проведением рейдов по местам незаконной торговли птицами и первоцветами. Нельзя не вспомнить участие он-лайн в противопожарной компании «Останови огонь!» и в международном экологическом фестивале «Зеленая волна — за зеленую губернию!», и, конечно же, также ставшее традиционным мероприятие «Соловьиные вечера», в организации которого ДОП ВГПУ принимает активное участие уже четвертый год. Но, помимо ДОП ВГПУ, в Воронеже продолжают действовать (и довольно результативно) ряд других экологических проектов, о которых я и попытаюсь сейчас поведать читателям.
Из проектов, реализуемых он-лайн, следует упомянуть проект «»Экологическая ответственность — залог экологического благополучия», реализуемый ВРОО «Центр экологической политики» при поддержке Департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области. В рамках этого проекта была проведена открытая онлайн лекция «Разделять нельзя отправить на свалку. Поставь свою запятую» для участников многопрофильного лагеря «Возвращение к истокам – 2020», который проводился Молодежным клубом РГО на базе МБОУ Подгоренский лицей имени Н.А. Белозорова.
Исполнительный директор ВРОО «Центр экологической политики» Виктория Лабзукова  познакомила участников с существующей проблемой в области обращения с твердыми коммунальными отходами. В ходе лекции ребята узнали о количестве образующихся отходов, способах их утилизации, а также о пользе раздельного сбора и вторичной переработки отходов. В завершении слушетелям лекции было предложено провести собственное исследование «Что в моем мусорном ведре?», в рамках которого желающие смогут самостоятельно изучить, какие отходы чаще всего образуются в их доме.  
Теперь перейдем к проектам, проходящим, т.с., офф-лайн. Прежде всего нельзя ни вспомнить о проекте Всероссийского молодежного зеленого движения ЭКА «Экодвор», чьим организатором, координатором и идейным вдохновителем в нашем городе является замечательная экоактивистка Екатерина Хомич. Проект «Экодвор» длится в нашем городе уже полтора года и собирал каждый раз на своих фестивалях огромное количество народа. В связи с введением режима самоизоляции и запрещением проведения массовых мероприятий «Экодвор» принял форму «Экотакси». «Экотакси» представляет собой услугу (чаще всего, бесплатную) по выезду на дом после предварительного сигнала и по подворному вывозу раздельно собранного мусора.
Также Екатерина Хомич и организатор проекта «Чистая тропа» (сбор батареек) Эдуард Долматов организовали проект «Экодесант», который стал победителем конкурса Президентских грантов. Данный проект направлен на популяризацию и организацию раздельного сбора мусора на массовых мероприятиях. Таким образом предусматривалась организация раздельного сбора мусора на различных массовых мероприятиях и отправка его на переработку! Одновременно предусматривались консультации для участников массовых мероприятий по раздельному сбору мусора.
Но в условиях самоизоляции никаких массовых мероприятий не проводится, поэтому проект «Экодесант» принял форму «Экомобиля». Данная форма рассчитана на поквартальный объезд нашего города и его ближайших окрестностей с раздельным сбором мусора в определенных точках. То есть, он рассчитан на желающих регулярно сдавать небольшое количества мусора. Весь город авторами проекта расчерчен на сектора, по которым совершаются регулярные объезды. За один выезд удается обычно пройти от 20 до 30 точек раздельного сбора мусора. Машину обычно бесплатно предоставляет предприятие, занимающееся сбором отходов.
Продолжались также работы проекта «Большая Воронежская экологическая тропа», возглавляемые неутомимым Алексеем Саниевым. В честь 75-летия Великой Победы на тропе были оборудованы памятные места, посвященные событиям Великой Отечественной войны.
Таковы экологические проекты, реализуемые в нашем регионе в трудных условиях пандемии коронавируса. Возможно, я что-то упустил и буду рад, если читатели меня поправят.  cJzRzhzM8bQ.jpg 4GMafTVFu8I.jpg -FU-gMS0jT4.jpg DQXf4o7fcd4.jpg

На пруду в Центральном парке

В этой май жаркие дни выдавались нечасто. Нам пришлось довольно долго ждать подходящего момента для того, чтобы совершить давно планируемый выход в Центральный парк. На этот раз мы направляемся туда не на прогулку и даже не на учет птиц. Наша цель особая: измерить содержание водорослей в пруду и в вытекающей из неё протоке, а также, в частности, выявить долю сине-зеленых водорослей, являющихся главной причиной т. н. «цветения воды» со всеми вытекающими из этого явления последствиями.
В нашем распоряжении - уникальный прибор “Algae Torch”, определяющий соотношение сине-зеленых и зеленых водорослей методом флуоресценции. Таких приборов в стране (как мы с трудом выяснили, «перерыв» весь интернет) всего три. Кроме нас, есть сведения об использовании такого прибора в Иркутске и Екатеринбурге, где им измеряют чистоту Байкала и уральских озер. В то же время в Европе “Algae Torch” используется достаточно широко для определения чистоты альпийских озер, а также пригодности пляжей.
Мы спускаемся к пруду по склону Ботанической балки и вскоре оказываемся на берегу хорошо знакомого пруда. В это время в парке довольно многолюдно. Возле пруда толпится много народу. Центром внимания оказалась дикая утка кряква, впервые приведшая на пруд двенадцать своих «пуховичков». На каменном бордюре греется на солнце красноухая черепаха, в толще воды неторопливо шевеля жабрами перемещаются крупные карпы, промелькнул заостренный силуэт стерляди.  
Мы приступаем к измерению, обходя пруд по периметру и проводя замеры через каждые десять шагов. Для этого мне приходится (и это в мои то годы!) перемахнуть через довольно высокий забор. Сразу выясняется, что в нижней части пруда количество водорослей (и сине-зеленых, и обычных) заметно выше. В верхней части в двух точках прибор вообще выдал нулевые значения.  
Наши действия привлекают всеобщее внимание. Гуляющие в парке спрашивают, чем мы, собственно, занимаемся. Коллега пытается отшутиться что-то на предмет коронавируса и пандемии. Но когда подошла симпатичная девушка в звании старшего лейтенанта полиции, отвечаем серьезно. Как на странно, интерес после этого к нам сразу ослабевает. Даже как-то обидно стало!
Закончив измерения на пруду, переходим на протоку. Пока мы идем вдоль берега, неоднократно спугиваем болотных черепах, а пару раз над нами пролетают красавцы селезни кряквы. Картина с водорослями здесь также оказывается довольно разношерстной. Буквально в соседних точках содержание как сине-зеленых, так и обычных водорослей заметно различается.  
Только в верхней части протоки, где она вытекает из пруда, содержание водорослей заметно меньше. При этом общее содержание водорослей здесь заметно больше, чем в пруду, но доля сине-зеленых водорослей ниже. Это наводит на мысль о возможной конкуренции между сине-зелеными и зелеными водорослями.

Общие выводы:

1. Содержание водорослей в протоке, вытекающей из пруда, выше, чем в самом пруду. При этом в пруду наблюдается довольно четкое увеличение концентрации водорослей в нижней его части, тогда так в протоке по мере продвижения вниз по течению такая закономерность прослеживается менее четко. При этом в протоке наблюдается меньшая (хотя и достаточно высокая) корреляция между содержанием зеленых водорослей и сине-зеленых водорослей.
2. На пруду вот уже третий год подряд благополучно выводят птенцов дикие утки кряквы, пользующиеся всеобщим вниманием и любовью. Нелишне будет проверить на предмет гнездования крякв и других водоплавающих других водоемы нашего города.
3. К сведению читателей, обитающие в пруду Центрального парка рыбы не удаляются на зиму, а проводят всю зиму зарывшись в ил на дне пруда (его глубина составляет три метра). То же касается красноухих черепах, некогда кем-то запущенных в пруд. Они спокойно переживают нашу зиму и, похоже, довольно успешно размножаются. Кстати, ведут они себя менее пугливо, чем местные болотные черепахи. Похоже, фауну Воронежа можно «поздравить» с ещё одним новым вселившимся видом.
tNnlHTXU9BE.jpg 3fkxcGx0Igc.jpg gzDcZZOVVMI.jpg

Майским вечером

В очаровывающий майский вечер после дождя, когда воздух пропитан непередаваемой влажной свежестью, трудно удержаться и, не смотря на режим самоизоляции, совершить прогулку в Центральном парке, послушать пение соловьев и славок, воркование горлиц, треск первых выводков дроздов рябинников и крики подрастающих в дупле птенцов большого пестрого дятла.
По парку витает аромат цветущей жимолости каприфоли, а майская цветочная палитра по богатству красок едва ли имеет себе равных. На сочно зеленом фоне травы бросаются в глаза снежно-белая звездчатка, ярко-синяя вероника дубравка, ярко-желтый лютик, темно-синяя живучка. В районе Пионерской горы земля буквально усыпана грязно-белыми цветками земляники зеленой, обещающих в скором будущем богатый урожай темно-бордовых приятного смолисто-сладковатого вкуса ягод.
В парке и на его окраинах вечером совершают прогулки довольно много народу. Тут и пожилые пенсионеры, и влюбленные парочки, и любители велопрогулок, и молодые семьи с малолетними детьми (нередко, с двумя и тремя), и, конечно же, молодежь, сидящая на лавочках с неизменными «гаджетами», заменяющая им и очаровательный вечер, и прохладу, и свежий воздух, и аромат цветов. Довольно много в парке и полицейских (кстати, они были единственными, кто носил защитные маски!). Я обратил внимание, что здесь патрулируют одни офицеры в звании от старшего лейтенанта до майора.
На окраине парка, уже за Пионерской горой, мне навстречу попадается молодой папаша, катящий «в поводу» велосипед с сидящим на сидении малышом. Мы уже разминулись, когда до моих ушей донесся неистовый крик, явным диссонансом отражающимся на окружающей идиллической обстановке.
- Возьми велик, уеб….е е…..ое!!!!
Последнее выражение было обращено к симпатичной молодой женщине, идущей следом и только что со мной поравнявшейся. Одновременно замечаю валяющийся в траве возле тропинки «велик».
Женщина отвечает тихо, твердо и даже как-то спокойно:
- Я устала..
- Кто виноват, что ты уе…...ась!!! - продолжает орать почтенный глава семейства, да так, что поющий в кустах растущего по склону балки терновника соловей умолкает.
Дальше я не слушал и продолжал свой путь, но мозг непрестанно сверлила крамольная мысль: «Сколько же таких внешне благополучных семей со скелетами в шкафу?»

Соловьиные вечера - 2020


 
В Воронеже и области прошла акция «Соловьиные вечера», проводимая ежегодно Союзом охраны птиц России. Впервые она прошла как раз в нашем городе в 1999 году, с 2000 года стала проводиться в Москве, а позднее – и в других российских городах. Цель этой акции одновременно и научная, и эколого-просветительская. С одной стороны, она позволяет собрать данные о численности соловьев в городе, а с другой – привлечь внимание горожан к птицам и проблемам их охраны. В акции принимают участие в основном не профессиональные орнитологи, а любители птиц.
В этом году акция «Соловьиные вечера» в нашей области прошла особенно продуктивно. Только в Воронеже было выявлено более тридцати точек, где были слышны соловьиные рулады. Эти замечательные певцы были даже обнаружены в центре города на улице III Интернационала.
Наибольшее количество соловьев, приходящееся на единицу площади, приходилось на  Центральный парк, ботанический сад ВГУ, лесопарк Института лесной генетики. Здесь даже днем с одной точки наблюдения можно было услышать сразу четырех певцов.
Немало соловьев пело вдоль левого берега «Воронежского моря». Так, птицы были обнаружены в районе Прибрежного переулка, жилищного комплекса «Волна», парка «Дельфин» (там пели сразу шесть (!) птиц), парка «Алые паруса», улицы МОПРа.
Соловьи были обнаружены в лесном массиве по улице Антонова — Овсеенко и 9 января, в Северном лесу, в парке Оптимистов, на Ясном проезде, на бульваре Пионеров, на улице Керамической.
Конечно, это — далеко не полный перечень соловьев, обитающих в нашем городе, но уже ясно, что эти замечательные певцы остаются обычными и местами даже многочисленными обитателями нашего города. Дай Бог, чтобы такое состояние сохранилось надолго!
А что же в области? В поле зрения наблюдателей, конечно же, не попали Воронежский и Хоперский заповедники, где наблюдения ведутся профессиональными орнитологами. Зато были охвачены районы, куда ученые мужи заглядывают редко, если вообще заглядывают.
Много соловьев было обнаружено в Бобровском, Богучарском, Бутурлиновском, Верхнемамонском, Воробьевском, Калачеевском, Петропавловском, Россошанском районах. Несколько реже эти птицы встречались в Верхнехавском, Кантемировском, Лискинском, Новоусманском, Павловском, Ольховатском, Острогожском, Семилукском, Хохольском районах.
Конечно, количество обнаруженных птиц в большой степени зависит от количества наблюдателей. Но уже отрадно, что жители семнадцати из двадцати шести сельских районов нашей области проявляют интерес к птицам и проблемам их охраны. Остальные, думаю, со временем подключатся.
Где, в основном, встречаются соловьи? В городе это, прежде всего, городские леса и поросшие ивняком берега водохранилища. В меньшей степени - парки, сады, скверы, озелененные дворы и кустарники.
В области соловьев больше всего по облесенным берегам больших и малых рек, возле прудов, в лесополосах. Немало соловьев встречено также в парках и рощах по окраинам городов и сел. При этом для гнездования им нередко хватает небольшого кустарника или группы деревьев. Как говорится, лишь бы не беспокоили.
Такова общая, хотя далеко не полная, картина с соловьями в нашей области, которая вполне может считаться «соловьиным краем». Такой статус уже давно заслужила соседняя Курская область, но и мы, думаю, в этом вопросе соседям не уступим!
Страницы: Пред. | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 19 | След.




© 2003-2024 Союз охраны птиц России
Создание сайта - Infoday Media